Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Андрей Сушенцов

К.полит.н., декан Факультета международных отношений МГИМО МИД России, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», эксперт РСМД

Олег Барабанов

Д.полит.н., профессор РАН, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», профессор Европейского учебного института МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Иван Тимофеев

К.полит.н., генеральный директор РСМД, член РСМД

Тимофей Бордачев

Д.полит.н., научный руководитель ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», член РСМД

Ежегодный доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Иерархия действительно кончилась. Но не её полным торжеством и растворением в ней мирового порядка, а исчерпанием возможностей, которые она давала. Усилия по унификации принесли обратный эффект — разные культуры и народы стремятся всё больше подчёркивать свою идентичность и самобытность. Нынешний этап — переходный.

Ежегодный доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Большинство описаний мирового устройства — уже существующего или вот-вот наступающего — содержат в названии понятие «много»: многосторонность, многополярность, полицентризм и так далее. Это естественно. Количество значимых участников международных отношений беспрецедентно велико, такого не было очень давно. А может быть, и никогда.

Мир (особенно его европейская часть, нацеленная на экспансию и доминирование) давно привык к жёстким иерархическим конструкциям, определявшим международную систему. На протяжении последних двухсот лет иерархия последовательно упрощалась. От «концерта держав» XIX века к противостоящим «осям» первой половины ХХ-го, от жёсткой биполярности холодной войны к «однополярному моменту», провозглашённому после её окончания. Последнее стало венцом.

В некотором смысле «конец истории», объявленный в 1989 г., действительно стал финальной вехой. Только не истории как таковой, а её конкретного, весьма длительного этапа — времени иерархий.

Уходящий международный порядок (Ялтинско-Потсдамский, в изменённом виде он сохранился и после холодной войны) был, возможно, последним, в основе которого лежал баланс сил внутри ограниченной группы государств. Иными словами, он был иерархическим по своей природе. Если это предположение верно, то завершается эпоха, которая продолжалась в международных отношениях пятьсот лет (с момента европейской экспансии в Азию, Африку и Америку). «Конец истории» подразумевал в некотором смысле и конец иерархии. Так называемый «однополярный момент» вообще отвергал необходимость порядка в прежнем понимании, поскольку предусматривал, что по мере встраивания государств в глобальную либерально-демократическую парадигму изменится сущность их поведения.

Иерархия действительно кончилась. Но не её полным торжеством и растворением в ней мирового порядка, а исчерпанием возможностей, которые она давала. Усилия по унификации принесли обратный эффект — разные культуры и народы стремятся всё больше подчёркивать свою идентичность и самобытность. Нынешний этап — переходный. Идеологически предпринимаются попытки удержать доминирование единого набора норм и правил в духе периода после холодной войны. Но делать это пытаются методами силового навязывания, присущими гораздо более ранним периодам. И всё это на фоне достигнутого предела возможностей глобализации обеспечить приемлемый для ведущих участников баланс выгод от неё.

Как писал индийский политик Джасвант Сингх, «конец холодной войны не привёл к “концу истории”. Оттепель, начавшаяся в конце 1980-х, только сильнее растопила древние вражды Европы. Мы так и не вступили в однополярность. Было бы большой ошибкой считать, что простое отстаивание мантр глобализации и рынка в XXI веке делает национальную безопасность подвластной глобальной торговле. XXI век не будет веком торговли. Мир всё ещё должен решить незаконченные проблемы прошлого».

Стремление сохранить элементы прежнего мирового порядка в рамках того, что появляется сейчас, — важная причина сегодняшних противоборств.

Но более значимую роль играет «притирка» государств друг к другу с прицелом на будущее. Когда этот процесс охватывает великие ядерные державы — риски для человечества растут. Однако он неизбежен и подразумевает обучение приёмам «техники безопасности» в режиме реального времени.

Если «притирка» пройдёт успешно, новое международное устройство может стать не результатом «сделки» или «мирного конгресса» победителей, а возникнуть в ходе естественного процесса взаимодействия государств и нахождения приемлемых для всех вариантов. Как ни удивительно это прозвучит применительно к мировой политике — без победителей и побеждённых. Это и станет началом новой неиерархической эпохи и появлением ограничителей для худших аспектов прежних систем, главным из которых является стремление к гегемонии.

(Голосов: 8, Рейтинг: 4.75)
 (8 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся