Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Пабло Стефанони

Редактор журнала «Nueva Sociedad», Аргентина

Победа Маурисио Макри во втором туре президентских выборов в Аргентине вызвала в стране серьезные политические перемены и может иметь континентальный масштаб. Завершаются двенадцать лет «киршнеризма». Победа правоцентристов воодушевляет оппозиционные силы, которые выступают против «боливарианских» правительств региона. Приход к власти идеологически более близкого к Тихоокеанскому альянсу и более либерального в экономической сфере кандидата может стать первой фишкой, которая создаст в Южной Америке эффект домино.

Победа Маурисио Макри во втором туре президентских выборов в Аргентине вызвала в стране серьезные политические перемены. Лидер пока еще малочисленной правоцентристской партии «Республиканское предложение» (ПРО), история которой насчитывает немногим более десяти лет, одержал победу с 51,40% голосов, опередив кандидата от перонистов Даниэля Сциоли, набравшего 48,60%. Таким образом, завершаются двенадцать лет «киршнеризма», то есть политики правительств Нестора Киршнера, скончавшегося в 2010 году, и его супруги Кристины Фернандес. Это был левоцентристский вариант традиционной и влиятельной Хустисиалистской партии, основанной Хуаном Пероном в сороковые годы прошлого века и принимавшей на протяжении истории различный идеологический облик в соответствии с международной конъюнктурой. Киршнеризм был главной политической силой в течение долгого десятилетия, ознаменовавшегося реализацией проекта, направленного на продвижение политики социальной включенности, перестройки государства, ослабленного в девяностые годы, и расширения гражданских прав (например, легализации однополых браков). Однако наряду с достижениями наблюдался и рост подогреваемого средствами массовой информации недовольства широкой общественности, которое не сумела правильно трактовать правящая партия и которым смогли воспользоваться правоцентристы.

Кроме того, результаты прошедшего в воскресенье голосования имеют континентальные масштабы: победа Макри воодушевляет оппозиционные силы, которые выступают против «боливарианских» правительств региона, полагающие, что победа идеологически более близкого к Тихоокеанскому альянсу и более либерального в экономической сфере кандидата могла бы стать первой фишкой, которая создаст в Южной Америке эффект домино. Это, в свою очередь, приведет к так называемому «концу цикла», который начался с триумфа Чавеса в 1998 году и за которым в двухтысячных годах последовали победы Луиса Инасиу Лулы да Силвы, Эво Моралеса, Табаре Васкеса и Рафаэля Корреа. Действительно, на торжествах по поводу победы Макри присутствовала, среди прочих, супруга лидера венесуэльской оппозиции Леопольдо Лопеса, обвиненного в попытках дестабилизации ситуации в стране и приговоренного к тринадцати годам тюремного заключения по итогам неоднозначного судебного процесса.

История поражения перонизма неожиданным образом началась с первого тура выборов, прошедших 25 октября. Несмотря на то, что опросы прочили победу Сциоли без необходимости выдвижения в кандидаты, результаты голосования в тот день свидетельствовали об обратном: представитель правящей партии не только оказался далек от быстрой победы, но и опередил Макри всего лишь на три процента. Кроме того, кандидат на пост губернатора от ПРО Мария Эухения Видаль неожиданно одержала победу в густонаселенной провинции Буэнос-Айрес, жители которой составляют почти 40% всех избирателей страны. Речь идет о существующем с 1987 года бастионе перонистов, потеря которого оказалась тяжелым ударом для правящей партии. Молодая, обаятельная, с продуманной «пост-идеологической» программой, Видаль воплощает собой культивируемый ПРО образ «обычного человека», который совсем не похож на профессионального политика, даже если он таковым является; другим ярким примером этого стиля является Макри. В результате неожиданной победы Видаль Макри стал фаворитом, а Сциоли достался нелегкий и тернистый путь. Несмотря на то, что формально он одержал победу в первом туре, в политическом плане он потерпел поражение.

Выходец из предпринимательской среды, в 1995 году Маурисио Макри стал президентом популярного футбольного клуба «Бока Хуниорс», что позволило ему установить контакт с населением. Оставив этот пост, в 2007 году Макри получил должность мэра Буэнос-Айреса, с которого и началась его политическая карьера, ведущая в Каса Росада — резиденцию правительства Аргентины. Недавно опубликованная книга «Мир ПРО. Анатомия партии, созданной, чтобы побеждать» (Mundo Pro. Anatomía de un partido fabricado para ganar), написанная Габриэлем Воммаро, Серхио Морреси и Алехандро Беллотти, объясняет некоторые из нововведений новой правой партии, которая по ряду аспектов отличается от старых консервативных партий. Партия Макри проводит политику, в которой нет места конфликтам — в противовес «напряженности», якобы вызванной популизмом киршнеристов, — и которая ведет к «примирению всех аргентинцев». Избирательные кампании новой партии выдержаны в современном стиле, который активно используется в США, что помогло ПРО привлечь бывших активистов традиционных политических партий, успешных предпринимателей, молодых профессионалов, руководителей традиционных правых сил и даже общественных деятелей. Открытый для новых духовных идей в стиле Нью Эйдж, умеющий создать вокруг себя атмосферу праздника и «близкий к народу», Макри основал политическую силу, сумевшую положить конец гегемонии киршнеризма и положить начало еще неясным переменам. Для того чтобы добиться победы, Макри заключил союз с традиционным Гражданским радикальным союзом и мелкими политическими партиями, вместе с которыми он создал блок «Камбьемос» («Изменим»), призывающий к эффективному политическому маркетингу и обладающий довольно пустой программой, которая тем не менее активно привлекает избирателей. Кандидат от правящей партии обвинил Макри в том, что он представляет хедж-фонды, которые стали источником множества проблем современной Аргентины, стремится провести реформу налоговой системы в ущерб интересам трудящихся и выступает кандидатом от власть имущих, но все это не помогло предотвратить победу представителя правоцентристов.

В соответствии с рекомендациями политического консультанта из Эквадора Хайме Дурана Барбы, Макри должен был «очиститься от скверны», избавиться от клейма неолиберала. Для этого он поклялся не менять «все то хорошее», что создали киршнеристы, особенно в плане политики социальной интеграции, и, главное, не приватизировать государственные предприятия. Иными словами, не возвращаться в девяностые годы, когда неолиберализм, продвигаемый перонистом Карлосом Менемом, разрушил государство и стал причиной неравенства, положить конец которому довольно сложно.

Но Макри одержал победу не только благодаря собственным достижениям. В своей предвыборной кампании Сциоли выглядел просто безликим. Несмотря на то, что кандидат от перонистов и нынешний губернатор провинции Буэнос-Айрес получил поддержку президента страны Кристины Киршнер, которая уже не могла выдвинуть свою кандидатуру на новый срок, киршнеристы никогда его не принимали и всегда с недоверием относились к его намерениям. На самом деле, чтобы получить гарантии того, что кандидат в президенты не отступит от намеченного ею проекта, Кристина Киршнер заставила Сциоли принять в качестве вице-президента одну из центральных фигур киршнеризма — Карлоса Заннини. Один из основных идеологов киршненизма Орасио Гонсалес сказал, что отдать свой голос за Сциоли для него будет «пыткой», поскольку в глубине души он не считает его преемником проекта Нестора и Кристины Киршнер. Он имел в виду путь, пройденный Даниэлем Сциоли: тот профессионально занимался катерным спортом, но в девяностые годы благодаря Карлосу Менему попал в политику и до конца десятилетия отстаивал неолиберализм. Но сегодняшний Сциоли также вызывал неприятие у последователей Кристины Киршнер, поскольку его программа «веры и надежды» казалась киршнеристам слабо идеологизированной и слишком консервативной. Действительно, взгляды Сциоли выражены не в политике, а в самой его жизни: лишившись руки в гонке на катерах, он сумел преодолеть последствия этой трагедии. Создается впечатление, что его программа создана на основе книг по психологической самопомощи и очень далека от левого популизма киршнеристов.

В результате давления со стороны Кристины Киршнер, которая во время предвыборной кампании проявляла чрезмерную активность, Сциоли выглядел безликой «марионеткой». Его преимуществом было умение выглядеть более сдержанным, чем она, что позволило бы привлечь на свою сторону избирателей, уставших от напряженного стиля правления киршнеристов. Но присутствие Кристины Киршнер во время предвыборной кампании в конечном счете навредило Сциоли. И интенсивной мобилизации последних дней, направленной на «сдерживание правых», уже оказалось недостаточно.

Дуран Барба посоветовал Макри постороить свою избирательную кампанию, противопоставив «перемены» «преемственности», и, судя по всему, двенадцать лет киршнеризма действительно создали избирательную базу для перемен, суть которых никому доподлинно не известна.

Пока у нового президента не будет ни парламентского большинства, ни большинства губернаторов, и он столкнется с определенной враждебностью профсоюзов, не испытывающих доверия к его программе и той поддержке, которую он намеревается оказывать предпринимателям. Сегодня пока неясно, будет ли Макри придерживаться умеренной программы своей избирательной кампании или попытается применить шоковое экономическое регулирование. Тем не менее последнее кажется менее вероятным, хотя некоторые экономисты из его окружения родом из девяностых. Недовольство инфляцией и произвольным обращением с официальной статистикой, наряду с формой правления, которая часто кажется закрытой и не располагающей к диалогу, — это некоторые из объяснений поражения перонизма на выборах 22 ноября, в то время как новый президент пообещал управлять страной в другом стиле, более открытом и способствующем диалогу.

В воскресенье можно было увидеть две Аргентины: одну на грани истерики, в предчувствии наступления горьких дней в стране, оказавшейся в руках правых, и другую — с улыбкой от уха до уха, в предвкушении скорого национального примирения. Между тем, Макри готовится взять власть и начать движение в направлении того, что он определил как «чудесное будущее».


Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся