Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.38)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

На прошлой неделе CNBC опубликовал статью известного американского аналитика и журналиста Фредерика Кемпе. Автор утверждает, что в 2022 году Соединенным Штатам придется сосредоточиться на противостоянии вызову, исходящему от Китая, России и Ирана. Он предполагает, что эти три страны, скорее всего, попытаются использовать предполагаемую слабость внешней политики США, которую в столь явном и недвусмысленном виде продемонстрировал недавний вывод американских войск из Афганистана. Фредерик Кемпе также предполагает, что существует неразрывная взаимосвязь между вызовами китайского ревизионизма, российского авантюризма и иранских ядерных амбиций.

Подобные нарративы довольно распространены в Вашингтоне в наши дни; многие ведущие политики и уважаемые американские эксперты, вероятно, были бы готовы солидаризироваться с логикой Фредерика Кемпе. Такая логика выглядит привлекательной, поскольку сводит сложности современного мира к простой и понятной картине формирующейся на наших глазах новой биполярности. Тем не менее, остается ряд немаловажных вопросов, на которые этот нарратив не дает убедительных ответов.

Прошло уже больше года после национальных выборов ноября 2020 г., на которых кандидат в президенты Джо Байден обещал объединить страну. Но американское общество по-прежнему остается глубоко разделенным по некоторым из наиболее важных вопросов будущего страны. Эта печальная ситуация имеет прямые последствия для международного положения США: разобщенные Соединенные Штаты просто не могут проводить взвешенную, последовательную долгосрочную внешнюю политику, которую могли бы принять и уважать как зарубежные партнеры США, так и их соперники. Ни один иностранный противник не в состоянии навредить Соединенным Штатам так сильно, как они могут навредить себе.

Более того, в XXI веке фиксация на стратегических противниках выглядит, мягко говоря, не вполне современной внешнеполитической концепцией. «Умная» внешняя политика, о которой любят говорить в Вашингтоне, должна строиться вокруг международных проблем, требующих решений, а не вокруг реальных или воображаемых противников, требующих отпора. Россия может быть частью проблемы для США на украинском направлении, но, вероятно, будет одновременно частью решения для Соединенных Штатов в Арктическом регионе. Китай будет опасным конкурентом для Америки в промышленном производстве, но он, вероятно, останется стратегическим партнером США в энергетическом секторе. Такие страны, как Турция, Индия или даже Германия и Франция, могут быть критически важными союзниками Вашингтона в некоторых областях, одновременно оставаясь его неутомимыми соперниками в других областях.

Переход от фиксации на стратегических противников к проблемному подходу к международным делам является принципиальным вызовом для всех игроков мировой политики, но Соединенные Штаты как одна из ведущих стран мира несут особую ответственность за применение этого подхода в своей внешнеполитической стратегии. Такая перестройка позволила бы Вашингтону обрести больше гибкости и адаптивности к быстро меняющейся внешней среде, которых так не хватает старому подходу, фиксирующему внимание не на проблеме, а на противнике.

На прошлой неделе CNBC опубликовал статью известного американского аналитика и журналиста Фредерика Кемпе. Автор утверждает, что в 2022 году Соединенным Штатам придется сосредоточиться на противостоянии вызову, исходящему от Китая, России и Ирана. Он предполагает, что эти три страны, скорее всего, попытаются использовать предполагаемую слабость внешней политики США, которую в столь явном и недвусмысленном виде продемонстрировал недавний вывод американских войск из Афганистана. Фредерик Кемпе также предполагает, что существует неразрывная взаимосвязь между вызовами китайского ревизионизма, российского авантюризма и иранских ядерных амбиций. Однако, по его мнению, все три стратегических противника США остаются хрупкими и уязвимыми, поэтому их ожидаемое в наступающем году геополитическое наступление не только нужно, но вполне возможно остановить и обратить вспять.

Подобные нарративы довольно распространены в Вашингтоне в наши дни; многие ведущие политики и уважаемые американские эксперты, вероятно, были бы готовы солидаризироваться с логикой главы Атлантического совета. Такая логика выглядит привлекательной, поскольку сводит сложности современного мира к простой и понятной картине формирующейся на наших глазах новой биполярности. Тем не менее, остается ряд немаловажных вопросов, на которые этот нарратив не дает убедительных ответов.

Во-первых, любые обобщения об очередной «оси зла», противостоящей «сияющему городу на холме», всегда рискованны и часто вводят в заблуждение. Сваливать российский и китайский вызов Соединенным Штатам в одну корзину — это все равно, что перемешать яблоки и апельсины. Вызов Америке со стороны России — почти исключительно военный и геополитический, от гонки стратегических ядерных вооружений до прямой или опосредованной военной активности Москвы в таких местах, как Сирия, Украина или Ливия. Вызов Америке со стороны Китая — в основном экономический и технологический, от производства потребительских товаров до развития искусственного интеллекта. Что касается иранской ядерной программы, то это проблема изначально создана самими Соединенными Штатами в мае 2018 г., когда Вашингтон принял сомнительное решение в одностороннем порядке выйти из СВПД.

Во-вторых, усиливающаяся геополитическая конкуренция великих держав в современном мире, при всей ее неоспоримой важности, не может заслонить собой многие глобальные проблемы, которые являются общими для Соединенных Штатов и их стратегических противников. Как мир сможет справиться с вопросами международного терроризма, трансграничных миграций, изменения климата и тому подобным, если отношения между США, с одной стороны, и Китаем и Россией, с другой, станут восприниматься как «игра с нулевой суммой»? Никакая надежная архитектура безопасности в Европе не может быть построена без участия России и против России, никакая эффективная экономическая экосистема в Азиатско-Тихоокеанском регионе не может функционировать без участия Китая и против Китая.

В-третьих, фундаментальный вызов Соединенным Штатам сегодня исходит изнутри страны, а не извне. Америка остро нуждается в серьезной модернизации своей инфраструктуры, образования и системы общественного здравоохранения. Дефицит федерального бюджета США и американский государственный долг зашкаливают. Инфляция выше, чем она была в любой момент американской истории с конца 70-х гг. прошлого века. Доверие общества к государственным институтам остается низким, рейтинги одобрения администрации Байдена также не высоки.

Еще более важно то, что прошло уже больше года после национальных выборов ноября 2020 г., на которых кандидат в президенты Джо Байден обещал объединить страну. Но американское общество по-прежнему остается глубоко разделенным по некоторым из наиболее важных вопросов будущего страны. Эта печальная ситуация имеет прямые последствия для международного положения США: разобщенные Соединенные Штаты просто не могут проводить взвешенную, последовательную долгосрочную внешнюю политику, которую могли бы принять и уважать как зарубежные партнеры США, так и их соперники. Ни один иностранный противник не в состоянии навредить Соединенным Штатам так сильно, как они могут навредить себе.

Более того, в XXI веке фиксация на стратегических противниках выглядит, мягко говоря, не вполне современной внешнеполитической концепцией. «Умная» внешняя политика, о которой любят говорить в Вашингтоне, должна строиться вокруг международных проблем, требующих решений, а не вокруг реальных или воображаемых противников, требующих отпора. Россия может быть частью проблемы для США на украинском направлении, но, вероятно, будет одновременно частью решения для Соединенных Штатов в Арктическом регионе. Китай будет опасным конкурентом для Америки в промышленном производстве, но он, вероятно, останется стратегическим партнером США в энергетическом секторе. Такие страны, как Турция, Индия или даже Германия и Франция, могут быть критически важными союзниками Вашингтона в некоторых областях, одновременно оставаясь его неутомимыми соперниками в других областях.

Переход от фиксации на стратегических противников к проблемному подходу к международным делам является принципиальным вызовом для всех игроков мировой политики, но Соединенные Штаты как одна из ведущих стран мира несут особую ответственность за применение этого подхода в своей внешнеполитической стратегии. Такая перестройка позволила бы Вашингтону обрести больше гибкости и адаптивности к быстро меняющейся внешней среде, которых так не хватает старому подходу, фиксирующему внимание не на проблеме, а на противнике.

Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.38)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся