Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.15)
 (26 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Уже сегодня можно с уверенностью сказать: только что состоявшийся визит в Тайбэй спикера палаты представителей конгресса США войдет в учебники истории международных отношений. По всей видимости, отныне Пекин не будет мотивирован на достижение каких бы то ни было стратегических договоренностей с администрацией Байдена, рассматривая последнего как «хромую утку».

Возможные двусторонние соглашения — политические, экономические, военные — будут носить преимущественно тактический, ситуативный характер. Китайские приоритеты начнут смещаться в направлении более надежных и предсказуемых партнеров, преимущественно из числа ведущих стран глобального Юга. Кроме того, нынешний кризис способен стать стимулом для дальнейшего развития сотрудничества Китая с Россией, включая экономическое и военно-техническое измерения.

Масштабные военно-морские маневры, показательные запуски баллистических и крылатых ракет, отработка десантных операций, блокада Тайваньского пролива или даже Тайваня в целом, захват контролируемых Тайбэем мелких островов между Тайванем и материком — вот далеко не полный перечень мер, на которые при определенных обстоятельствах может пойти Пекин. Разумеется, всё это в немалой степени зависит от ответных мер Вашингтона — американские и китайские лидеры сейчас напоминают двух игроков в покер, пристально следящих друг за другом и прикидывающих, как долго противник готов повышать ставки и игре.

Многие в России не без удовлетворения наблюдают за начавшейся партией. Уже потому, что возникший почти на ровном месте кризис демонстрирует явный дефицит профессионализма в высшем эшелоне политической власти США, создавшем себе проблему, из которой теперь едва ли удастся выбраться без существенных потерь. Кризис в Восточной Азии так или иначе отвлекает внимание международного сообщества от российской военной спецоперации на территории Украины и, как считают некоторые эксперты, способен даже привести к снижению санкционного давления на Москву. Высказывается мнение, что кризис должен ускорить переход мира к новому мировому порядку и поставить жирный крест на попытках администрации Джо Байдена вернуть международную систему в эпоху «однополярного мира».

Возможно, эти соображения не лишены логики, и Москва в тактическом плане действительно что-то приобретает от повышения ставок в американо-китайском покере. Но стратегически Россия, как и весь остальной мир, больше проиграет, чем выиграет от дальнейшей эскалации конфликта в Восточной Азии. Сегодня Москва не в том положении, чтобы выступить беспристрастным посредником в разрешении спора о Тайване между Пекином и Вашингтоном. Если такая возможность и представится, то еще очень не скоро. Но Россия как минимум вряд ли будет подбрасывать дрова в пламя разгорающегося конфликта.

Уже сегодня можно с уверенностью сказать: только что состоявшийся визит в Тайбэй спикера палаты представителей конгресса США войдет в учебники истории международных отношений. Хотя все многообразные последствия этого события еще предстоит оценить, но то, что они будут долгосрочными и очень существенными для американо-китайских отношений, сомнений не вызывает ни у кого.

Китайскую сторону особо задело то обстоятельство, что поездка Нэнси Пелоси прошла сразу же после недавней активизации контактов высокого уровня между Пекином и Вашингтоном, включая встречи министров иностранных дел, министров обороны и высокопоставленных чиновников, отвечающих за торговые и финансовые отношения между двумя странами. Имели место и телефонные переговоры между лидерами двух стран, дававшие основания для осторожного оптимизма. И вот на тебе! Помимо всего прочего, август нынешнего года — решающее время для подготовки запланированного на осень ХХ съезда КПК, а уж к подготовке съездов своей партии китайское руководство всегда относилось более чем серьезно.

В Пекине не готовы принять американские объяснения относительно того, что Белый дом не участвовал в подготовке визита Пелоси и, более того, якобы даже пытался препятствовать ее поездке на Тайвань. В таком случае, по мнению китайской стороны, выходит, что администрация Джо Байдена просто не в состоянии контролировать внешнюю политику США и, следовательно, не может считаться ответственным глобальным игроком — ни в глазах своих союзников на международной арене, ни тем более в глазах своих геополитических оппонентов.

Если визит спикера палаты представителей был всё же в той или иной форме согласован с Белым домом, то это означает, что Джо Байден не только пытается ввести в заблуждение Си Цзиньпина, но и, что более важно, намерен проводить в отношении Китая еще более жесткую линию, чем его предшественник Дональд Трамп; экстравагантный Трамп по крайней мере обычно не скрывал своих намерений и планов. Кроме того, нельзя недооценивать давление, которое оказывают на Си Цзиньпина консервативные группировки в китайском руководстве, давно выражавшие сомнения в искренности и договороспособности Вашингтона.

По всей видимости, отныне Пекин не будет мотивирован на достижение каких бы то ни было стратегических договоренностей с администрацией Байдена, рассматривая последнего как «хромую утку». Возможные двусторонние соглашения — политические, экономические, военные — будут носить преимущественно тактический, ситуативный характер. Китайские приоритеты начнут смещаться в направлении более надежных и предсказуемых партнеров, преимущественно из числа ведущих стран глобального Юга. Кроме того, нынешний кризис способен стать стимулом для дальнейшего развития сотрудничества Китая с Россией, включая экономическое и военно-техническое измерения.

Нельзя полностью исключить и последующей эскалации военно-стратегического противостояния Пекина и Вашингтона вокруг Тайваня и в Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом. Масштабные военно-морские маневры, показательные запуски баллистических и крылатых ракет, отработка десантных операций, блокада Тайваньского пролива или даже Тайваня в целом, захват контролируемых Тайбэем мелких островов между Тайванем и материком — вот далеко не полный перечень мер, на которые при определенных обстоятельствах может пойти Пекин. Разумеется, всё это в немалой степени зависит от ответных мер Вашингтона — американские и китайские лидеры сейчас напоминают двух игроков в покер, пристально следящих друг за другом и прикидывающих, как долго противник готов повышать ставки и игре.

Многие в России не без удовлетворения наблюдают за начавшейся партией. Уже потому, что возникший почти на ровном месте кризис демонстрирует явный дефицит профессионализма в высшем эшелоне политической власти США, создавшем себе проблему, из которой теперь едва ли удастся выбраться без существенных потерь. Кроме того, кризис в Восточной Азии так или иначе отвлекает внимание международного сообщества от российской военной спецоперации на территории Украины и, как считают некоторые эксперты, способен даже привести к снижению санкционного давления на Москву. Наконец, высказывается мнение, что кризис должен ускорить переход мира к новому мировому порядку и поставить жирный крест на попытках администрации Джо Байдена вернуть международную систему в эпоху «однополярного мира».

Возможно, эти соображения не лишены логики, и Москва в тактическом плане действительно что-то приобретает от повышения ставок в американо-китайском покере. Но стратегически Россия, как и весь остальной мир, больше проиграет, чем выиграет от дальнейшей эскалации конфликта в Восточной Азии.

Во-первых, экономические последствия военного противостояния США и КНР будут катастрофическими для глобальной экономки. Мир, включая не только Запад, но и Восток, неизбежно сползет в глубокую и длительную рецессию. А это непосредственно и весьма болезненно скажется на экономическом сотрудничестве России с ее основными партнерами.

Во-вторых, окончательный развал существующего миропорядка, включая систему ООН и фундаментальные нормы международного права, без замены этого миропорядка новой моделью глобального управления, ввергнет мир в состояние невиданных доныне хаоса и нестабильности, окончательно обнулив пока еще существующие возможности для ведущих геополитических противников, включая и Россию, о чем-то договариваться друг с другом.

В-третьих, нельзя полностью исключить сценария, при котором американо-китайская эскалация может выйти на ядерный уровень. А такой сценарий уже никого не оставит в стороне — ядерная война, даже ограниченная регионом Восточной Азии, неизбежно будет иметь планетарные последствия.

Сегодня Москва не в том положении, чтобы выступить беспристрастным посредником в разрешении спора о Тайване между Пекином и Вашингтоном. Если такая возможность и представится, то еще очень не скоро. Но Россия как минимум вряд ли будет подбрасывать дрова в пламя разгорающегося конфликта.

Впервые опубликовано в Известиях.

Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.15)
 (26 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся