Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.65)
 (26 голосов)
Поделиться статьей
Эмиль Сайфуллин

Член Российской ассоциации международного права, эксперт РСМД

Частные военные и охранные компании (далее ЧВОК) прочно вошли в международную жизнь. Они заняли те ниши, где государства либо оказались не в состоянии работать, либо добровольно делегировали свои полномочия «частникам». География работ ЧВОК — весь мир, годовой оборот — сотни миллиардов долларов. При этом крупнейшие ЧВОК — в первой сотне мировых работодателей, наряду с производственными и сырьевыми гигантами. Их услугами пользуются государства, ТНК, неправительственные и международные организации, среди которых в том числе и ООН. Никто не собирается запрещать их, как предрекали это некоторые эксперты. Более того, ЧВОК претендуют на звание нового негосударственного актора в международных отношениях.

Частные военные и охранные компании — тема, которая с конца девяностых годов XX века не теряет своей злободневности и актуальности. Более того, в последние годы в медиа-пространстве эта тема стала трендовой, популярной и даже модной.

В результате в процесс анализа и осмысления ЧВОК оказались втянуты не только эксперты, профильные специалисты и научное сообщество, но и далёкие от этой сферы люди. А тем временем интерес общественности к ЧВОК регулярно подогревается средствами массовой информации и даже кинематографом. Сложилась ситуация, когда реальность и вымысел переплелись, затмив собой действительные проблемы. Своеобразный «туман войны» или скорее туман неопределённости окончательно скрыл предмет обсуждения за завесой слухов, необоснованных утверждений и домыслов.

Однако при внимательном изучении наиболее часто обсуждаемых проблем, связанных с ЧВОК, становится понятно, что, несмотря на их кажущуюся неразрешимость, действующее международное право уже отвечает на многие злободневные вопросы.

Частные военные и охранные компании (далее ЧВОК) прочно закрепились на международной арене. Они заняли те ниши, где государства либо оказались не в состоянии работать, либо добровольно делегировали свои полномочия «частникам». География работ ЧВОК — весь мир, годовой оборот — сотни миллиардов долларов. При этом крупнейшие ЧВОК — в первой сотне мировых работодателей, наряду с производственными и сырьевыми гигантами. Их услугами пользуются государства, ТНК, неправительственные и международные организации, среди которых в том числе следует отметить и ООН. Никто не собирается запрещать их, как предрекали это некоторые эксперты. Более того, ЧВОК претендуют на звание нового негосударственного актора в международных отношениях.

Частные военные и охранные компании — тема, которая с конца девяностых годов XX века не теряет своей злободневности и актуальности. Более того, в последние годы в медиа-пространстве эта тема стала трендовой, популярной и даже модной.

В результате в процесс анализа и осмысления ЧВОК оказались втянуты не только эксперты, профильные специалисты и научное сообщество, но и далёкие от этой сферы люди. А тем временем интерес общественности к этой теме регулярно подогревается средствами массовой информации и даже кинематографом. Сложилась ситуация, когда реальность и вымысел переплелись, затмив собой действительные проблемы. Своеобразный «туман войны» или скорее «туман неопределённости» окончательно скрыл предмет обсуждения за завесой слухов, необоснованных утверждений и домыслов.

Однако при внимательном изучении наиболее часто обсуждаемых проблем, связанных с ЧВОК, становится понятно, что, несмотря на их кажущуюся неразрешимость, действующее международное право уже отвечает на многие злободневные вопросы по этой проблематике.

Трудности перевода

AP Photo/Marko Drobnjakovic
Сотрудники ЧВОК Blackwater USA, Ирак, 200

Первое, с чем столкнётся читатель, заинтересовавшийся данной проблематикой, это обилие разных аббревиатур и сокращений для обозначения одного и того же предмета. Помимо художественных эпитетов и жаргонизмов («солдаты удачи», «дикие гуси», «псы войны», «мерки», «чэвэкашники» и пр.) в публицистике и специальной литературе используются и другие термины. Самый известный и тиражируемый из всех — это, конечно, «ЧВК» (частные военные компании/private military companies). Существуют и другие вариации: частные военные и охранные компании (ЧВОК), частные военные и охранные предприятия (ЧВОП) и т.д.

Так как на сегодняшний день нет нормативно закреплённого понятия ЧВОК, то каждый автор-исследователь может предлагать и использовать свои вариации для обозначения таких компаний. Однако, представляется, что термин «ЧВОК» наиболее верно раскрывает саму природу этого явления. Вместе с тем термин «ЧВОК» используется в работе ООН и МККК.

ЧВОК = наёмники?

Широко распространено мнение, что ЧВОК — это те же наёмники. Причём встречается оно и в масс-медиа, и в экспертной среде.

У ЧВОК и наёмников действительно много общего, в первую очередь одна история на двоих. Военные услуги начали оказываться на заре всех известных человечеству войн. Причём это были не только воины продающие своё оружие. Каждую армию ещё с античных времён сопровождал огромный обоз нестроевых людей: проводники, переводчики, кузнецы, врачи, маркитанты. Они оказывали платные услуги, находясь при армии. По большей части именно их место и заняли современные ЧВОК. Античный гоплит превратил войну в ремесло, которым зарабатывал на хлеб. Тогда быть наёмником не осуждалось обществом и государством. Именно греческое наёмное войско гоплитов и пельтастов стало главным героем знаменитого «Анабазиса» Ксенофонта. Каждая эпоха поставляла на этот рынок своих знаменитостей и лидеров рынка: греческие гоплиты и стратеги, иллирийские пельтасты, балеарские пращники, критские лучники. В средние века их сменили немецкие ландскнехты, итальянские кондотьеры, швейцарская пехота, арбалетчики из Генуи и многие другие. Это были лучшие воины своего времени, военное искусство которых было наголову выше феодального ополчения.

Однако ситуация с доминированием наёмников на поле боя стала меняться с совершенствованием денежно-налоговой политики, укреплением центральной власти монарха и созданием первых больших армий. Наёмники стали отходить на второй план, а система снабжения войска — меняться. Окончательно всё изменилось с Великой французской революцией и Наполеоновских кампаний. Ренессанс наёмничества произошёл только после Второй мировой войны, в конце 50-х начале 60-х гг. XX в. Полыхающая, освобождающаяся Африка выступила одним из главных театров холодной войны. Наёмники в лице «короля наёмников» Боба Денара, Майка Хоара, Роже Фольке и многих других, ставших потом легендами «солдат удачи», сражались преимущественно против режимов, поддерживаемых соцлагерем. Наёмники стали орудием в руках западных спецслужб, из чего сами «дикие гуси» никогда не делали секрета. Тогда же в середине прошлого века, стали создаваться первые ЧВОК, первенство здесь оспаривают английские и американские компании. Сегодня англосаксы являются главными игроками рынка частных военных услуг. Классические наёмники долго пользовались большей популярностью у заказчиков по сравнению с ЧВОК. Подлинный же расцвет ЧВОК пришёлся на конец XX – начало XXI вв. Иракская и афганская военные кампании явили миру нечто новое и скандальное — большие деньги и нарушение прав человека. Вот чем ЧВОК запомнились тогда большинству людей. Это мнение сохранилось и по сей день.

Крупнейшие ЧВОК — в первой сотне мировых работодателей, наряду с производственными и сырьевыми гигантами.

Если говорить исключительно с визуальной стороны, действительно может показаться, что ЧВОК и наёмничество — это суть одного явления. Набрав в поисковике «ЧВК», а после — «наёмники», результат выданных картинок будет практически один и тот же. У ЧВОК и наёмничества одна история и одни истоки. И те, и другие продают своё «копьё» за деньги. Тем не менее сколь не были бы они схожи, ставить знак равенства будет неверно.

Для понимания той грани, которая пролегает между ЧВОК и наёмничеством необходимо обратиться к определению наёмника.

Большой плюс юриспруденции в том, что, как правило, можно найти конкретное определение необходимого явления. И это определение будет не доктринальным, а значит субъективным и оспариваемым, но оно будет нормативно закреплённым.

В статье 47 Первого дополнительного протокола 1977 года к Женевским конвенциям 1949 г., в пункте 2 дано определение наёмника:

«Наемник — это любое лицо, которое: а) специально завербовано на месте или за границей для того чтобы сражаться в вооруженном конфликте; b) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях; с) принимает участие в военных действиях, руководствуясь, главным образом, желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны; d) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте; e) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте; и f) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил».

Не отвлекаясь от основного предмета, здесь можно ответить на ещё одно часто встречаемое заблуждение, согласно которому солдаты Французского иностранного легиона (ФИЛ) являются наёмниками. Однако в соответствии с подпунктом «е» указанной статьи они не являются наёмниками в силу того, что ФИЛ входит в состав Вооружённых сил Франции.

Интересно, что статья 47 не ставит наёмников вне закона, а лишь лишает их статуса комбатанта или военнопленного в пункте 1. Преступный же характер наёмничества закреплён в Конвенции о ликвидации наемничества в Африке 1977 г. и Международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 г., там же практически цитируется определение, данное в статье 47 Первого протокола 1977 г.

Из анализа приведённого определения становится понятен критерий, почему ЧВОК — это не наёмники. В отличии от наёмников ЧВОК не могут и не принимают непосредственного участия в боевых действиях. У ЧВОК нет такого права.

Сегодня англосаксы являются главными игроками рынка частных военных услуг.

Аллегория такова, что ЧВОК и наёмники как два брата с одной общей историей. Однако один из братьев является законнорождённым, а другой — бастардом. Грань между ними порой малоразличима, но она есть, и эта грань — право.

ЧВОК — это частная военная и охранная компания, т.е. легально работающее, зарегистрированное в установленном законом порядке юридическое лицо. Эта компания платит налоги, её сотрудники официально оформлены, и помимо зарплаты они получают все те же социальные гарантии, что и рядовой офисный работник любой корпорации, коих в ЧВОК порой работает столько же, сколько непосредственно и оперативных сотрудников — операторов ЧВОК. Крупные ЧВОК имеют разветвлённую сеть офисов по всему миру, более того, их акции торгуются на биржах.

Очень важный момент состоит в том, что информацию о ЧВОК всегда можно востребовать в национальных государственных регистрирующих ведомствах или реестрах юридических лиц. ЧВОК действуют в рамках правового поля государства происхождения, государства пребывания, страны заказчика и, конечно же, международного права. Ни одна из широчайшего круга услуг, предоставляемых ЧВОК, не противоречит закону.

Наёмники же, если и создают юридическое лицо, то это будет как правило подставная компания для отмывания денег. В любом случае учредители такого юридического лица скроют истинный вид деятельности такой компании.

При этом ЧВОК — зачастую невооружённые специалисты. Они осуществляют оценку рисков ведения бизнеса в регионах повышенной опасности, проводят мониторинговые операции, строят лагеря для беженцев, прорабатывают каналы снабжения, оказывают посреднические услуги с представителями местного населения либо вооружёнными группировками для стабилизации обстановки в конкретной локации в интересах заказчика.

Стоит отметить, что многие ЧВОК, одновременно оказывая разнообразный спектр услуг (от строительства, инкассации ценностей и логистики до разведки и вооружённой охраны), часто не называют себя частной военной или охранной компанией, не желая ассоциироваться с этим понятием, хотя по факту являясь полноценной ЧВОК.

Резюмируя всё изложенное, можно дать следующее определение ЧВОК: юридическое лицо, оказывающее охранные и военные услуги в зонах повышенной опасности, исключая прямое (непосредственное) участие в боевых действиях.

Договор по ЧВОК

Statista

Главные проблемы и слабые места ЧВОК давно известны и названы — это отсутствие международно-правового документа, регламентирующего функционирование таких компаний, а, следовательно — неопределённость их правового статуса, нерешённость вопроса ответственности ЧВОК и их нанимателей, а также нехватка единого международного контрольного механизма. Всё это отражается на соблюдении прав человека в процессе работы ЧВОК.

Сложилась ситуация, при которой частные военные и охранные компании своим существованием и деятельностью не нарушают международное право, но при этом находятся в некой его серой, неурегулированной зоне, т.к. на сегодняшний день не существует ни международного договора, посвящённого ЧВОК, ни норм о таких компаниях в действующем международном праве.

Разумеется, это не значит, что все публично-правовые отношения/явления должны быть «зарегулированы» международными договорами. Хотя международное право идёт по пути своего прогрессивного развития и кодификации, в нём всегда будут появляться новые сферы и «белые пятна» по которым нет «своей конвенции». В их отсутствие на помощь приходят общепризнанные принципы и нормы международного права, международно-правовой обычай, а в случае с ЧВОК, вопрос коих относится к международному гуманитарному праву, возможно использование оговорки Мартенса о применении общих начал справедливости и человечности — инструмента, сформулированного выдающимся российским юристом-международником Фёдором Фёдоровичем Мартенсом (1845–1909 гг.).

Международное право уникально, и одной из его особенностей является согласованность воль его субъектов. Главный источник международного права, какое бы название он не носил (конвенция/декларация/акт/пакт), — это международный договор, от слова договариваться. Поэтому очень режет слух, когда мы слышим фразу «международное законодательство».

Если внутригосударственное право позволяет быстро написать, принять и применить закон, то в международном праве это не получится. И даже если гипотетическая конвенция будет создана, это не значит, что она окажется жизнеспособна, просто потому, что ключевые страны-игроки не станут подписывать или присоединяться к этому документу.

Таково международное право. Здесь нет единого законодателя, нет единого суда, нет пристава-исполнителя, а решения даже самых авторитетных международных организаций и судебных учреждений часто просто игнорируются государствами.

Поэтому отсутствие Договора по ЧВОК, безусловно, негативно сказывается на общем состоянии дел в этой сфере, но его принятие не решит проблем, если такой договор не подпишут, например, США — страна-происхождения большей части ЧВОК и активный их заказчик. Предсказуемо, что вслед за таким поступком лидера рынка последуют и другие страны, заинтересованные в существовании ЧВОК.

Есть и другой, крайне вероятный сценарий развития событий, при котором государства-происхождения ЧВОК (США, Великобритания, ЮАР и др.) под нажимом общественности внутри страны и международным сообществом всё-таки присоединяться к Договору по ЧВОК. Однако при этом будет использован более тонкий инструмент присоединения с определёнными оговорками. А это практически гарантированно сделает такой договор ограниченным инструментом.

Но всё-таки хочется надеяться на лучшее, а именно на то, что в итоге Договор по ЧВОК будет выработан и подписан всеми причастными странами и создаст действенный механизм регулирования и контроля.

Возможно, кто-то обратит внимание на то, что такой документ уже есть, и называется он Документ Монтрё 2008 г. Инициаторами его разработки выступили Международный Комитет Красного Креста и Правительство Швейцарии при сотрудничестве с несколькими ЧВОК. Позже к ним присоединились 17 стран так или иначе связанных с ЧВОК (либо это страны их происхождения, либо государства их присутствия). Всего к Документу Монтрё на сегодняшний день присоединились 54 государства, ЕС и 2 межправительственные организации (ОБСЕ и НАТО). В качестве продолжения этой инициативы в 2010 г. был принят Международный Кодекс поведения ЧВОК (International Code of Conduct for Private Security Providers), а в 2013 г. на базе Кодекса создана Международная ассоциация кодекса поведения (International Code of Conduct Association).

Главные проблемы и слабые места ЧВОК давно известны и названы — это отсутствие международно-правового документа, регламентирующего функционирование таких компаний.

Безусловно, всё это стало большим шагом на пути к осознанию мировым сообществом особенностей ЧВОК и пониманию необходимости регламентации их работы. Документ Монтрё даёт важные рекомендации, вводит нужные определения и классификации, поднимает вопрос ответственности руководства ЧВОК за преступления, совершённые их сотрудниками и многое другое. Ассоциация выполняет функции по сертификации ЧВОК, мониторинга их работы и обработки жалоб.

Наглядным показателем жизнеспособности и востребованности Документа Монтрё и связанных с ним Кодекса и Ассоциации является хотя бы тот факт, что ООН как частый заказчик услуг ЧВОК выпустила рекомендации для своих структурных подразделений по найму и работе с ЧВОК в интересах организации, и одним из обязательных критериев соответствия и благонадёжности ЧВОК является приверженность Документу Монтрё и подписание Кодекса.

Однако, несмотря на все достоинства, Документ Монтрё, имеет существенный минус, который находится в пункте 3 Предисловия. Он гласит:

«Настоящий документ не является юридически обязательным и не затрагивает существующие обязательства государств по обычному международному праву или международным соглашениям, участниками которых они являются, в частности, их обязательства по Уставу Организации Объединенных Наций (особенно в статьях 2(4) и 51)».

Пункт 4 продолжает: «Поэтому настоящий документ не следует толковать как ограничивающий, ущемляющий или расширяющий каким-либо образом существующие обязательства по международному праву или как устанавливающий или развивающий новые обязательства по международному праву».

Таким образом, Документ Монтрё и Международный Кодекс поведения ЧВОК не являются международно-правовыми документами, их нарушение не несёт никаких последствий и не устанавливает ответственности. Это просто набор рекомендаций и пожеланий. Поэтому даже несмотря на высокое признание Документа Монтрё, Договором по ЧВОК он не является.

Статус

Определение международно-правового статуса человека на войне — это ключевой момент. Именно от статуса зависит правовое положение во время вооружённого конфликта и последствия участия в нём. Каждый статус даёт определённые права и обязанности. Имеет ли лицо право на участие в боевых действиях, является ли он военнопленным или гражданским лицом, разведчиком или шпионом и т.д. — круг вопросов, определяемых статусом очень широк.

Несмотря на то, что ЧВОК зачастую действуют в зонах вооружённых конфликтов, их правовой статус не определён. И даже Документ Монтрё не вносит здесь ясности ссылаясь на международное гуманитарное право и конкретный случай. Проблема заключается в том, что действующее международное гуманитарное право не знает такой категории как частные военные и охранные компании. А неопределённость статуса сотрудников ЧВОК порождает неопределённость их ответственности и ответственности их руководства.

Согласно международному гуманитарному праву существует только одна категория, которая имеет юридическое основание и право участвовать в боевых действиях уничтожая при этом живую силу и технику противника, а также его военные объекты — это комбатанты. Очень важно, что за эти действия комбатанты не несут уголовную ответственность, если, конечно, при этом не было совершенно военных преступлений.

Пункт 2 статьи 43 I Дополнительного Протокола 1977 года к Женевским конвенциям 1949 г. гласит: «Лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте (кроме медицинского и духовного персонала, о котором говорится в статье 33 Третьей конвенции), являются комбатантами, т.е. они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях».

Кроме того, в статье 1 Приложения к Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года можем встретить набор признаков обязательных для комбатанта: «Военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям: 1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных; 2) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак; 3) открыто носят оружие и 4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны. Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в ее состав, понимаются под наименованием армии».

Статья 2 указанного Приложения говорит, что «Население незанятой территории, которое при приближении неприятеля добровольно возьмется за оружие для борьбы с вторгающимися войсками и которое не имело времени устроиться, согласно статье 1, будет признаваться в качестве воюющего, если будет открыто носить оружие и будет соблюдать законы и обычаи войны».

Документ Монтрё и Международный Кодекс поведения ЧВОК не являются международно-правовыми документами, их нарушение не несёт никаких последствий и не устанавливает ответственности.

Таким образом, к списку комбатантов (кроме военнослужащих) прибавляются ещё несколько категорий, таких как ополчение, добровольческие отряды и стихийно взявшееся за оружие население (чтобы считаться комбатантами последние должны соответствовать только части указанных требований — открыто носить оружие и соблюдать законы и обычаи войны). Эти же положения в расширенном варианте закреплены в статье 4 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. об обращении с военнопленными.

Сотрудники ЧВОК формально соответствуют практически всем составляющим статуса комбатанта: открыто носят своё оружие, имеют знаки отличия, а зачастую даже форменную одежду, ими всегда руководит ответственное лицо, и в своих действиях они соблюдают законы и обычаи войны. Но вот только ЧВОК не имеют права принимать непосредственного участия в боевых действиях, и соответственно комбатантами не являются.

Далее, в пункте 3 статьи 43 I Дополнительного Протокола 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 года можно встретить следующее: «Всякий раз, когда сторона, находящаяся в конфликте, включает в свои вооруженные силы полувоенную организацию или вооруженную организацию, обеспечивающую охрану порядка, она уведомляет об этом другие стороны, находящиеся в конфликте».

Таким образом, в случае если государство-наниматель на период действия договора с ЧВОК сделает её подразделения частью своей армии, то ЧВОК теоретически может стать комбатантом и принять непосредственное участие в боевых действиях. Однако на практике государства не идут на этот шаг, да и навряд ли когда-нибудь пойдут. В глазах заказчиков это лишит ЧВОК всех выгод и преимуществ (это меняет всю экономику взаимоотношений, перекладывая финансовые риски на государство). Вместо оперативного заключения контракта с возможностью расторгнуть его в любой момент придётся запускать продолжительный процесс включения сотрудников ЧВОК в состав армии, и процесс этот скорее всего потребует одобрения национального парламента. И самое главное — именно государство будет отвечать за все противоправные действия сотрудников ЧВОК.

Также не стоит забывать, что заказчиками ЧВОК помимо государств могут выступать и физические лица, и бизнес структуры, и международные организации, которые не обладают вооружёнными силами. И поэтому применение этой нормы на практике маловероятно.

Легко представить ситуацию, при которой сотрудников ЧВОК захватывает в плен одна из сторон конфликта. Тогда бы им помог статус военнопленного. Военнопленные обладают всей полнотой прав на человеческое отношение, медицинское обслуживание, питание, достойные условия содержания и главное — беспрепятственное возвращение домой после завершения вооружённого конфликта.

Интересный факт: согласно статье 62 Конвенции об обращении с военнопленными 1949 г. военнопленным в случае привлечения их к любой работе должна выплачиваться заработная плата, которая не может быть ниже одной четвертой швейцарского франка за рабочий день.

Однако операторы частных военных и охранных компаний в силу отсутствия статуса комбатанта в случае их пленения не будут считаться военнопленными, что не дает им возможности пользоваться всеми правами этого статуса. Более того, наделение ЧВОК статусом комбатантов позволило бы помимо законного участия в боевых действиях быть и легальными объектами атаки противником. Ведь, нанося удары по военным объектам и живой силе противника, неизбежно будут атакованы и сотрудники ЧВОК, работающие там. В таком случае у атакующей стороны может возникнуть ответственность за убийство сотрудников ЧВОК как гражданских лиц.

Определение статуса сотрудников ЧВОК как гражданских лиц является одной из дискуссионных и поддерживаемой некоторыми экспертами идей. В самом деле, большая часть оказываемых «частниками» услуг не требует ношения оружия или вовсе присутствия в зоне конфликта. Это гражданская работа в декорациях войны: ремонт техники, настройка сложной аппаратуры, логистика, аналитическая работа, учебная и образовательная деятельность и многое другое. Вооруженные бородатые парни на броневиках составляют лишь часть от штата ЧВОК, и порой — это меньшая часть.

Определение статуса сотрудников ЧВОК как гражданских лиц является одной из дискуссионных и поддерживаемой некоторыми экспертами идей.

Однако тогда обнаруживается коллизия, при которой сотрудники ЧВОК признанные гражданскими лицами автоматически переходят под защиту международного гуманитарного права и не могут являться объектами нападений. Таким образом, получается, что вооружённые сотрудники ЧВОК, действующие в интересах одной из воюющих сторон и извлекающие из всего происходящего выгоду, получают тот же статус и те же привилегии что и мирные жители, в силу непреодолимых сил оказавшиеся на территории, где ведутся боевые действия.

Из этого простого примера становится понятным, что недопустимо приравнивать сотрудников ЧВОК к статусу гражданских лиц.

В сложившейся ситуации хочется обратить внимание на подпункт 4 пункта А статьи 4 Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г., в которой перечислены категории относящиеся к статусу «военнопленных»: «Лица, следующие за вооруженными силами, но не входящие в их состав непосредственно, как, например, гражданские лица, входящие в экипажи военных самолетов, военные корреспонденты, поставщики, личный состав рабочих команд или служб, на которых возложено бытовое обслуживание вооруженных сил, при условии, что они получили на это разрешение от тех вооруженных сил, которые они сопровождают, для чего эти последние должны выдать им удостоверение личности прилагаемого образца».

Представляется, что именно эта норма среди действующего международного гуманитарного права наиболее приближена к сути и природе ЧВОК и определяет статус их сотрудников, так как отражает общий характер их деятельности. Большой плюс статуса сотрудников ЧВОК как «лиц, следующих за вооружёнными силами», заключается в том, что он не наделяет их правом непосредственно принимать участие в боевых действиях, но при этом в случае попадания в плен они получают статус военнопленного. Разумеется, эта норма не охватывает всех возможных случаев деятельности ЧВОК, однако для решения текущих проблем до принятия Договора по ЧВОК лучшего примера не найти.


(Голосов: 26, Рейтинг: 4.65)
 (26 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся