Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Ирина Ивахнюк

Д.э.н., профессор, член Глобальной Ассоциации экспертов по миграционной политике, эксперт РСМД

Предложения по формированию новой миграционной стратегии России до 2035 г. и рекомендации по ее реализации прошли два этапа обсуждения с участием сотрудников и экспертов Российского совета по международным делам (РСМД), экспертов Центра стратегических разработок, специалистов в области миграции из РАНХиГС, МГУ имени М. В. Ломоносова, НИУ ВШЭ, Центра миграционных исследований, московского представительства МОМ, Института стран СНГ, НИЦ социально-экономических проблем народонаселения Московского психолого-социального университета, Форума переселенческих организаций, Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, ИМЭМО РАН, Фонда «Миграция XXI век». Полученные отзывы и комментарии экспертов помогли в формулировании положений миграционной стратегии, а также в разработке конкретных рекомендаций по отдельным направлениям ее реализации.

Период после распада СССР стал серьезным испытанием для России и с политической, и с социально-экономической, и с демографической, и с миграционной точек зрения. Неблагоприятные демографические тенденции, убыль и старение населения были отчасти компенсированы притоком международных мигрантов, как временных, так и постоянных, из других бывших союзных республик, однако многочисленные упущения в сфере управления миграцией привели к тому, что миграционная привлекательность России снизилась, а миграция превратилась в причину напряженности в обществе и орудие внутриполитической борьбы. Причиной этих упущений явилось, среди прочего, отсутствие стратегической направленности и концептуальной согласованности принимаемых управленческих решений в миграционной сфере. В результате — в отличие от предшествующих исторических периодов — миграционная политика в постсоветской России оказалась не в состоянии «встроиться» в общенациональную стратегию и превратить миграцию в действенный ресурс развития страны.

Перед российской миграционной политикой стоят конкретные стратегические цели, вытекающие из особенностей современного демографического, экономического и политического развития России. Это: 1) восполнение естественной убыли населения России за счет стимулирования притока мигрантов из-за рубежа и стабилизация численности ее постоянного населения, 2) обеспечение потребности российского рынка труда в дополнительной рабочей силе в условиях сокращения численности национальных трудовых ресурсов за счет привлечения временных международных трудовых мигрантов, 3) изменение существующих векторов внутрироссийской миграции, усиливающих неравномерность размещения населения по территории России, и обеспечение роста численности населения стратегически важных регионов страны, прежде всего Дальнего Востока.

Предложения по формированию новой миграционной стратегии России до 2035 г. и рекомендации по ее реализации прошли два этапа обсуждения с участием сотрудников и экспертов Российского совета по международным делам (РСМД), экспертов Центра стратегических разработок, специалистов в области миграции из РАНХиГС, МГУ имени М. В. Ломоносова, НИУ ВШЭ, Центра миграционных исследований, московского представительства МОМ, Института стран СНГ, НИЦ социально-экономических проблем народонаселения Московского психолого-социального университета, Форума переселенческих организаций, Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, ИМЭМО РАН, Фонда «Миграция XXI век». Полученные отзывы и комментарии экспертов помогли в формулировании положений миграционной стратегии, а также в разработке конкретных рекомендаций по отдельным направлениям ее реализации.

Предложения к миграционной стратегии России до 2035 года, 1,8 Мб.


Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся