Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 29, Рейтинг: 3.03)
 (29 голосов)
Поделиться статьей
Владимир Бартенев

К.и.н., директор Центра проблем безопасности и развития, доцент кафедры международных организаций и мировых политических процессов факультета мировой политики МГУ имени М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

Аналитическая записка №35 / 2021

Аналитическая записка подготовлена по следам семинара «Учет расходов и оценка эффективности содействия международному развитию», организованного 18 марта 2021 г. Россотрудничеством в партнерстве с ОЭСР для представителей российских федеральных органов исполнительной власти, государственных корпораций и общественных организаций.

Вклад страны в мировое развитие — один из важнейших показателей ее глобального влияния. Именно поэтому такое большое значение придается обеспечению сопоставимости, достоверности и полноты числовых данных, на основе которых он рассчитывается. Однако организация статистического учета расходов на цели содействия международному развитию (СМР) в Российской Федерации оставляет желать лучшего.

С 2010 г. Россия добровольно предоставляет отчетность по СМР в ОЭСР — при этом только по официальной помощи развитию (ОПР) и только в агрегированном виде (без детализации по отдельным проектам). Официально декларируемый объем российского СМР в последние пять лет колеблется в диапазоне от 1 до 1,25 млрд долл.

В глобальной «табели о рангах» доноров Россия, между тем, занимает совершенно не подобающее ей место в третьем десятке — рядом с Австрией, Финляндией, Ирландией. Это явное несоответствие преимущественно игнорируется: цифры из баз ОЭСР используются «как есть» в политическом и экспертном дискурсе по обе стороны российской границы. В отсутствие других публичных источников по российскому СМР они становятся отправной точкой при формулировании выводов и рекомендаций.

Однако декларируемые РФ перед ОЭСР данные по СМР слишком фрагментарны и содержат слишком очевидные нестыковки. Среди них:

— учет менее чем половины категорий двусторонней помощи;

— системные ошибки в отчетности по помощи, оказываемой на многосторонней основе;

— фрагментарность данных по многосторонней помощи РФ;

— отсутствие в отчетности данных по взносам в Новый банк развития и евразийские финансовые институты;

— отсутствие данных по потокам СМР помимо ОПР (другим официальным потокам, экспортным кредитам с государственной поддержкой, частным коммерческим потокам и грантам).

В действительности России есть, чем отчитаться по каждой категории «потоков ресурсов в развивающиеся страны», декларирование которых предусмотрено «стандартной» методикой ОЭСР.

По нашим самым консервативным подсче­там, сделанным по открытым источникам, cовокупный объем недоучтенных Россией расходов, которые соответствуют критериям ОПР, сопоставим с декларируемым. Объем же средств СМР помимо ОПР, выделяемых РФ как на безвозмездной, так и на возмездной основе, — больше на порядок. Даже без учета не вписывающихся в «стандарты» ОЭСР потоков — таких как, например, помощь Абхазии и Южной Осетии (не «сертифицированных» Комитетом по содействию развитию ОЭСР в качестве реципиентов ОПР), внешнеторговые преференции для стран СНГ, денежные переводы трудовых мигрантов из стран — реципиентов ОПР с территории РФ и т.п.

Аналитическая записка №35 / 2021

Аналитическая записка подготовлена по следам семинара «Учет расходов и оценка эффективности содействия международному развитию», организованного 18 марта 2021 г. Россотрудничеством в партнерстве с ОЭСР для представителей российских федеральных органов исполнительной власти, государственных корпораций и общественных организаций.

Вклад страны в мировое развитие — один из важнейших показателей ее глобального влияния. Именно поэтому такое большое значение придается обеспечению сопоставимости, достоверности и полноты числовых данных, на основе которых он рассчитывается. Однако организация статистического учета расходов на цели содействия международному развитию (СМР) в Российской Федерации оставляет желать лучшего.

С 2010 г. Россия добровольно предоставляет отчетность по СМР в ОЭСР — при этом только по официальной помощи развитию (ОПР) и только в агрегированном виде (без детализации по отдельным проектам). Официально декларируемый объем российского СМР в последние пять лет колеблется в диапазоне от 1 до 1,25 млрд долл.

В глобальной «табели о рангах» доноров Россия, между тем, занимает совершенно не подобающее ей место в третьем десятке — рядом с Австрией, Финляндией, Ирландией. Это явное несоответствие преимущественно игнорируется: цифры из баз ОЭСР используются «как есть» в политическом и экспертном дискурсе по обе стороны российской границы. В отсутствие других публичных источников по российскому СМР они становятся отправной точкой при формулировании выводов и рекомендаций.

Однако декларируемые РФ перед ОЭСР данные по СМР слишком фрагментарны и содержат слишком очевидные нестыковки. Среди них:

— учет менее чем половины категорий двусторонней помощи;

— системные ошибки в отчетности по помощи, оказываемой на многосторонней основе;

— фрагментарность данных по многосторонней помощи РФ;

— отсутствие в отчетности данных по взносам в Новый банк развития и евразийские финансовые институты;

— отсутствие данных по потокам СМР помимо ОПР (другим официальным потокам, экспортным кредитам с государственной поддержкой, частным коммерческим потокам и грантам).

В действительности России есть, чем отчитаться по каждой категории «потоков ресурсов в развивающиеся страны», декларирование которых предусмотрено «стандартной» методикой ОЭСР.

По нашим самым консервативным подсче­там, сделанным по открытым источникам, cовокупный объем недоучтенных Россией расходов, которые соответствуют критериям ОПР, сопоставим с декларируемым. Объем же средств СМР помимо ОПР, выделяемых РФ как на безвозмездной, так и на возмездной основе, — больше на порядок. Даже без учета не вписывающихся в «стандарты» ОЭСР потоков — таких как, например, помощь Абхазии и Южной Осетии (не «сертифицированных» Комитетом по содействию развитию ОЭСР в качестве реципиентов ОПР), внешнеторговые преференции для стран СНГ, денежные переводы трудовых мигрантов из стран — реципиентов ОПР с территории РФ и т.п.

Для преодоления разрыва между реальным вкладом и его отражением в официальной международной статистике есть и целый ряд новых побудительных мотивов и условий:

1) начало составление Россией в 2020 г. Добровольных национальных обзоров достижения Целей устойчивого развития (ЦУР) ООН;

2) внедрение существенно более сложной статистической метрики «Совокупное официальное содействие устойчивому развитию» (Total Official Support for Sustainable Development — TOSSD, ТОССД), которую предполагается сделать элементом Системы глобальных показателей достижения ЦУР в 2022 г.

3) ужесточение бюджетных ограничений в странах-донорах на фоне долговременных последствий «коронакризиса», которое придает дополнительную политиче­скую значимость учету недоучтен­ных, но реально предоставляемых донорами средств.

Решение задачи по адекватному учету средств, уже направляемых российскими контрагентами в развивающиеся страны, требует принятия ряда безотлагательных мер. Их реализация должна помочь России занять место в международной иерархии стран-доноров, в большей степени соответствующее ее политическому и экономическому весу на мировой арене.

Рекомендации

Наиболее целесообразными видятся следующие меры:

1) сделать реформирование системы стати­стического учета потоков СМР в РФ одним из приоритетных направлений деятель­ности Межведомственной комиссии по вопросам СМР;

2) сформировать рабочую группу по вопро­сам статистического учета расходов на СМР из числа представителей органов исполнительной власти и экспертного сообщества — с целью уточнения перечня релевантных кодов бюджетной классифи­кации и разработки проекта отдельного нормативно-правового акта, устанавливающего порядок сбора данных и составления соответствующей отчетности;

3) выделить в рамках соответствующих госпрограмм средства на сбор стати­стических данных по государственным расходам, отвечающим критериям ОПР и ДОП, в каждом из основных министерств и ведомств, к чьей сфере компетенции отно­сятся релевантные расходы;

4) организовать полноценную программу повышения квалификации для сотрудников органов исполнительной власти по методологическим аспектам статистического учета данных по СМР по «стандартной» методике ОЭСР и по методике ТОССД;

5) до получения зримых результатов по укреплению потенциала министерств и ведомств в области статистического учета расходов на содействие развитию в соот­ветствии с методологией ОЭСР обеспечить привлечение экспертов в области СМР к проведению экспертизы отчетности перед отправкой данных в ОЭСР;

6) включить в процесс оптимизации сбора данных по государственным и частным потокам СМР, аккумулируемых ОЭСР, такие организации, как ЦБ РФ, ВЭБ.РФ и АО «Рос­сийский экспортный центр»;

7) содействовать внесению НБР, ЕАБР и ЕФСР в список «сертифицированных» для транс­фера ОПР многосторонних организаций;

8) организовать уточнение данных по российскому СМР за предыдущие годы — в том числе и с целью создания возмож­ностей для проведения межстрановых сопоставлений, которых сегодня лица, принимающие решения, а также эксперты в РФ и за рубежом попросту лишены;

9) рассмотреть возможность одновременного составления двух вариантов отчетности по СМР — «узкого», формируемого в полном соответствии с методикой ОЭСР, и «расширенного» — учитывающего в том числе и не вписывающиеся в «стандарты» потоки помощь странам и публикуемого на русском и английском языках в открытом доступе для доведения информации об истинных масштабах российского вклада в мировое развитие;

10) выделить средства из государственного бюджета на поддержание отдельного электронного информационного ресурса, содержащего числовые и графические данные о российском СМР, — с целью повышения прозрачности деятельности РФ в данной сфере.

Российское содействие развитию: особенности статистического учета, 502 Кб

Оценить статью
(Голосов: 29, Рейтинг: 3.03)
 (29 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся