Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 5)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Тимур Махмутов

К.полит.н., заместитель программного директора РСМД

Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД

Множественность кризисов в регионе Западной Азии и Северной Африки требует комплексного подхода к их разрешению. Одной из возможностей урегулирования кризисных явлений может стать проработка возможностей по созданию системы региональной безопасности на коллективной основе при оценке и анализе вызовов и угроз, воспринимаемых государствами региона.

Как уже было отмечено в материале, опубликованном Российским советом по международным делам (РСМД) в 2017 г., вопрос определения региона и географических границ системы региональной безопасности продолжает сохранять свою актуальность. Авторы данной работы сочли уместным географически ограничить данное исследование регионом Арабского Машрика, учитывая наличие в нем одного из центральных кризисов мировой политики – сирийского. В соответствии с исследовательскими целями данной работы, Арабский Машрик включает в себя арабские государства Леванта (Сирия, Ливан, Иордания) и Ирак.

Сегодня наблюдается тенденция в аналитической – в первую очередь англоязычной – среде размывания значения и роли России и ранее СССР для безопасности в регионе Арабского Машрика. Будучи ключевым – одним из двух – мировых игроков в определении системы безопасности в мире в XX в., СССР выступал в качестве неотъемлемой части региональной системы безопасности в Западной Азии. Именно СССР еще на начальном этапе своего существования одним из первых признал ряд государств в этой части мира. СССР поддерживал стремление этих стран к независимости от колонизаторов – в основном Британской империи и Франции. Известно Обращение Совета Народных Комиссаров Советской России «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября 1917 г.

Если говорить о соседях государств Арабского Машрика, то история помнит разные примеры. Так, посредством своих каналов советские специалисты предоставляли конкретную материальную помощь при становлении независимой Турецкой Республики во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком. Именно СССР первым, в 1926 г., признал независимость Саудовской Аравии при ее основателе Абдельазизе Аль Сауде, осуществляя поставки всего необходимого, включая топливо, для тогда еще одной из самых бедных арабских стран. И создание Израиля не обошлось без его признания в ряду первых со стороны Москвы. Эти и другие примеры заканчивались как правило неудачно для советской внешней политики ввиду различных причин, среди которых не только противодействие проамериканского лагеря, борьба региональных элит между собой, все меньшие возможности экономической поддержки государств со стороны самого СССР, но и периодически мешавшее реализации политики советское мессианство. Но одно сохранялось неизменным – количество и уровень контактов, в том числе военно-технических, подготовка высококвалифицированных специалистов по региону, помощь странам региона с первичной индустриализацией, что в конечном счете приводило к определяющей роли СССР для региональной безопасности.

Во многом элиты арабских государств пользовались благосклонностью Москвы для обеспечения своей безопасности. Так, Суэцкий кризис 1956 г. (или Тройственная агрессия Франции, Британии и Израиля против одной из исторически наиболее важных стран арабского мира – Египта – после прихода к власти лидера Гамаля Абдель Насера и национализации им Суэцкого канала) был остановлен во многом благодаря жесткой позиции СССР. Стоит отметить, однако, что и США не поддержали действия своих союзников ввиду намерения усилить собственные позиции в регионе. США также не имели колонизаторского прошлого и рассматривались населением региона в позитивном ключе. Пример «тройственной агрессии» показателен и потому, что современность продолжает создавать подобные примеры. Так, например, в апреле 2018 г. в нарушение международного права состоялась атака (или новая «тройственная агрессия»6) США, Британии и Франции против Сирии по причине использования химического оружия, как декларировалось, сирийским правительством, но это так и не было доказано.

Несмотря на разруху и необходимость восстановления СССР после Второй мировой войны, во второй половине XX в. Москве удалось совершить экономическое чудо, что выразилось в том числе в накоплении опыта по индустриализации экономики. СССР делился этим опытом со странами, обращавшимися к нему за поддержкой. Советские специалисты помогали строить крупнейшие заводы, инфраструктурные объекты, например, в Египте (Асуанский гидроэнергетический комплекс 1971 г., Хелуанский металлургический комбинат 1973 г. и ряд других крупнейших предприятий), в Сирии (Евфратский гидрокомплекс 1978 г. и др.), в Ираке (тепловые и гидроэлектростанции «Насирия», «Наджиба» и «Дукан», нефтепродуктопровод Багдад – Басра 1980-х гг. и др.). Таким образом, роль СССР в формировании системы международных отношений и системы безопасности представляется критической.

Ослабление и распад СССР во многом предрешил будущее региона. Москва оказалась не в состоянии поддерживать отношения со странами Западной Азии на прежнем уровне. Элитам арабских стран приходилось перестраиваться и выживать без опоры на Москву. Традиционная для арабских элит схема «игры» для извлечения больших выгод между Вашингтоном и Москвой, как это было в прошлом, более не могла восприниматься серьезно единственным внешним монополистом в сфере безопасности – США. Американцы стали опираться в регионе на несколько принципов и подходов, ключевым из которых стала «смена (неугодных) режимов». Так заполнялся «вакуум влияния» после распада СССР.

Арабскому Машрику пришлось принять на себя всю тяжесть американской политики в регионе. Стратегические интересы США в 1990-е и 2000-е гг. оставались неизменными – безопасность логистики и инфраструктуры в важном в ресурсном отношении для США регионе Персидского залива и безопасность Израиля как ключевого регионального партнера. Это одновременно означало перманентное ослабление государств, угрожавших этим интересам США в Персидском заливе и в Восточном Средиземноморье. При формировании своей ближневосточной политики американцы традиционно учитывали интересы обладающих наиболее серьезным лоббистским потенциалом и влиянием произраильских кругов. После подписания мирных договоров между Израилем с одной стороны и Египтом (1979 г.), Иорданией (1994 г.) с другой, а также создания 25 мая 1981 г. Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ), ключевые угрозы для этих интересов США стали исходить от Ирака, Ирана и Сирии.

Множественность кризисов в регионе Западной Азии и Северной Африки требует комплексного подхода к их разрешению. Одной из возможностей урегулирования кризисных явлений может стать проработка возможностей по созданию системы региональной безопасности на коллективной основе при оценке и анализе вызовов и угроз, воспринимаемых государствами региона.

Как уже было отмечено в материале, опубликованном Российским советом по международным делам (РСМД) в 2017 г., вопрос определения региона и географических границ системы региональной безопасности продолжает сохранять свою актуальность. Авторы данной работы сочли уместным географически ограничить данное исследование регионом Арабского Машрика, учитывая наличие в нем одного из центральных кризисов мировой политики – сирийского. В соответствии с исследовательскими целями данной работы, Арабский Машрик включает в себя арабские государства Леванта (Сирия, Ливан, Иордания) и Ирак.

Сегодня наблюдается тенденция в аналитической – в первую очередь англоязычной – среде размывания значения и роли России и ранее СССР для безопасности в регионе Арабского Машрика. Будучи ключевым – одним из двух – мировых игроков в определении системы безопасности в мире в XX в., СССР выступал в качестве неотъемлемой части региональной системы безопасности в Западной Азии. Именно СССР еще на начальном этапе своего существования одним из первых признал ряд государств в этой части мира. СССР поддерживал стремление этих стран к независимости от колонизаторов – в основном Британской империи и Франции. Известно Обращение Совета Народных Комиссаров Советской России «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября 1917 г.

Если говорить о соседях государств Арабского Машрика, то история помнит разные примеры. Так, посредством своих каналов советские специалисты предоставляли конкретную материальную помощь при становлении независимой Турецкой Республики во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком. Именно СССР первым, в 1926 г., признал независимость Саудовской Аравии при ее основателе Абдельазизе Аль Сауде, осуществляя поставки всего необходимого, включая топливо, для тогда еще одной из самых бедных арабских стран. И создание Израиля не обошлось без его признания в ряду первых со стороны Москвы. Эти и другие примеры заканчивались как правило неудачно для советской внешней политики ввиду различных причин, среди которых не только противодействие проамериканского лагеря, борьба региональных элит между собой, все меньшие возможности экономической поддержки государств со стороны самого СССР, но и периодически мешавшее реализации политики советское мессианство. Но одно сохранялось неизменным – количество и уровень контактов, в том числе военно-технических, подготовка высококвалифицированных специалистов по региону, помощь странам региона с первичной индустриализацией, что в конечном счете приводило к определяющей роли СССР для региональной безопасности.

Во многом элиты арабских государств пользовались благосклонностью Москвы для обеспечения своей безопасности. Так, Суэцкий кризис 1956 г. (или Тройственная агрессия Франции, Британии и Израиля против одной из исторически наиболее важных стран арабского мира – Египта – после прихода к власти лидера Гамаля Абдель Насера и национализации им Суэцкого канала) был остановлен во многом благодаря жесткой позиции СССР. Стоит отметить, однако, что и США не поддержали действия своих союзников ввиду намерения усилить собственные позиции в регионе. США также не имели колонизаторского прошлого и рассматривались населением региона в позитивном ключе. Пример «тройственной агрессии» показателен и потому, что современность продолжает создавать подобные примеры. Так, например, в апреле 2018 г. в нарушение международного права состоялась атака (или новая «тройственная агрессия»6) США, Британии и Франции против Сирии по причине использования химического оружия, как декларировалось, сирийским правительством, но это так и не было доказано.

Несмотря на разруху и необходимость восстановления СССР после Второй мировой войны, во второй половине XX в. Москве удалось совершить экономическое чудо, что выразилось в том числе в накоплении опыта по индустриализации экономики. СССР делился этим опытом со странами, обращавшимися к нему за поддержкой. Советские специалисты помогали строить крупнейшие заводы, инфраструктурные объекты, например, в Египте (Асуанский гидроэнергетический комплекс 1971 г., Хелуанский металлургический комбинат 1973 г. и ряд других крупнейших предприятий), в Сирии (Евфратский гидрокомплекс 1978 г. и др.), в Ираке (тепловые и гидроэлектростанции «Насирия», «Наджиба» и «Дукан», нефтепродуктопровод Багдад – Басра 1980-х гг. и др.). Таким образом, роль СССР в формировании системы международных отношений и системы безопасности представляется критической.

Ослабление и распад СССР во многом предрешил будущее региона. Москва оказалась не в состоянии поддерживать отношения со странами Западной Азии на прежнем уровне. Элитам арабских стран приходилось перестраиваться и выживать без опоры на Москву. Традиционная для арабских элит схема «игры» для извлечения больших выгод между Вашингтоном и Москвой, как это было в прошлом, более не могла восприниматься серьезно единственным внешним монополистом в сфере безопасности – США. Американцы стали опираться в регионе на несколько принципов и подходов, ключевым из которых стала «смена (неугодных) режимов». Так заполнялся «вакуум влияния» после распада СССР.

Арабскому Машрику пришлось принять на себя всю тяжесть американской политики в регионе. Стратегические интересы США в 1990-е и 2000-е гг. оставались неизменными – безопасность логистики и инфраструктуры в важном в ресурсном отношении для США регионе Персидского залива и безопасность Израиля как ключевого регионального партнера. Это одновременно означало перманентное ослабление государств, угрожавших этим интересам США в Персидском заливе и в Восточном Средиземноморье. При формировании своей ближневосточной политики американцы традиционно учитывали интересы обладающих наиболее серьезным лоббистским потенциалом и влиянием произраильских кругов. После подписания мирных договоров между Израилем с одной стороны и Египтом (1979 г.), Иорданией (1994 г.) с другой, а также создания 25 мая 1981 г. Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ), ключевые угрозы для этих интересов США стали исходить от Ирака, Ирана и Сирии.

Россия и Арабский Машрик: постконфликтный период в Сирии, 3,2 Мб

(Голосов: 12, Рейтинг: 5)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся