Малые войны США: Политическая стратегия США в конфликтах в Афганистане и Ираке в 2000–2010-х годах

Регион: Северная Америка
Год издания: 2014
Автор:

Описание

Издательство:Аспект Пресс

ISBN: 978–5–7567–0734–2

Монография Андрея Сушенцова обобщает опыт проведения Соединенными Штатами и их союзниками операций по смене режимов и последующему государственному строительству в Афганистане и Ираке в 2000–2010 годах. Автор рассматривает успехи и неудачи стратегии создания демократических институтов в традиционных исламских обществах на основе теорий конфликта, антипартизанской борьбы и нациестроительства. В книге не выносятся окончательные оценки, однако обширный объем фактологической информации, выстроенной в увлекательное повествование, дает возможность читателю сформировать собственное мнение, заранее не предопределенное автором.

Подробная информация об издании

Рецензия на монографию

 

Рецензия.
Большие проблемы в малых войнах

Михаил Троицкий, к.полит.н., доцент каф. международных отношений МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД

wikipedia.org
15 экспедиционный отряд
морской пехоты США после взятия базы
талибов, Афганистан, 25 ноября 2011 г.

Работа старшего преподавателя МГИМО Андрея Сушенцова стала одним из первых подробных исследований на русском языке, посвященных войнам и процессам государственного строительства в Афганистане и Ираке в 2000–2010 годах. Расходы на эти кампании привели к серьезному дефициту федерального бюджета США, который усугубился в период финансового кризиса 2008-2009 годов и вызвал дискуссию о «перенапряжении сил» и скором закате Соединенных Штатов как безусловного лидера на мировой арене. Именно поэтому нельзя переоценить важность понимания обстоятельств, в результате которых США оказались надолго вовлечены в конфликты в Афганистане и Ираке. Книга Андрея Сушенцова раскрывает читателю малоизвестные факты, почерпнутые автором из первичных источников.

Следуя классической схеме построения научной монографии, в первой главе автор излагает свое понимание современных теорий конфликтного поведения и концептуальных основ управления конфликтом, а в последующих двух главах рассматривает афганскую и иракскую кампании США.

В отличие от большинства монографий, книга написана живым языком, сочетающим элементы политического анализа и научно-популярного повествования. Подобное сочетание редко встречается в серьезной российской литературе по международным отношениям и показывает глубину понимания автором рассматриваемых вопросов: писать о сложном просто и доступно – задача не из легких. Схемы и таблицы, составленные А. Сушенцовым, систематизируют материал и упрощают восприятие событийной канвы и этапов развития конфликтов, позиций основных игроков.

«Обзор имеющихся взглядов [на конфликты] позволяет выделить четыре мотивационных типа современных международных конфликтов: ресурсный, игровой, демонстрационный и девиантный»

В теоретической главе автор предлагает оригинальное разделение конфликтов по мотивации участников на «ресурсные», «игровые», «демонстрационные» и «девиантные» (с. 58-71 рецензируемого издания). При этом ясно, что ни одна из этих мотиваций не встречается в конфликтах в чистом виде. Поэтому работа выиграла бы от рассмотрения комбинации мотиваций игроков. Скажем, стоило проанализировать положение, когда к борьбе за ресурс (например, регионального или глобального лидерства) примешивается попытка кого-либо из участников продемонстрировать собственное превосходство – как представителя определенной политико-экономической системы или источника идей. Интересно было бы обсудить и критерии отнесения конфликта к какому-либо типу. Как, например, понять, воевали ли США в Ираке ради доступа к коммерчески привлекательным месторождениям нефти (ресурсный тип конфликта) или для того, чтобы «наказать» Саддама Хусейна за былые преступления против человечности и утвердить смену режима как международную норму (демонстрационный конфликт). А может быть, вторжение США в Ирак стало результатом фобий и личных интересов президента Джорджа Буша-младшего и его ближайших соратников? Далее в монографии автор убедительно доказывает, что, скорее всего, имела место комбинация всех трех (и ряда других) мотивирующих факторов.

Несомненным достоинством книги является то, что автор не злоупотребляет геополитическими схемами и построениями, объясняющими, как известно, всё и ничего одновременно. Должное внимание уделено проблематике глобального управления и многосторонних институтов, внутриполитическим и личностным детерминантам внешней политики США и других государств.

Анализируя варианты стратегии в асимметричном конфликте, А. Сушенцов указывает, что она должна включать не только оперативно-тактические соображения, но и вопросы освещения военной операции в СМИ, сохранения ее позитивного восприятия общественным мнением стран–участниц конфликта и их союзников и т.д. Важно также избежать ожесточения и дегуманизации личного состава вооруженных сил, задействованных в операции. Как показал опыт содержания тюрьмы Гуантанамо и скандалы, связанные с пытками и негуманным обращением с представителями противника США в Афганистане и Ираке, подобные обстоятельства наносят значительный ущерб имиджу Соединенных Штатов и их союзников и порождают среди общественности сомнения в необходимости продолжать операции.

Tony Karumba/AFP
Американский солдат угощает виноградом
детей в Афганистане, провинция Кандагар

На примере Афганистана и Ирака автор показывает политические и тактические сложности ведения антипартизанской борьбы. Местные правители способны ловко манипулировать оккупирующими державами, несмотря на зависимость от них в вопросах обеспечения материальными ресурсами и поддержания безопасности. Так, президент Афганистана Хамид Карзай проводил местные или региональные выборы в «нужный момент» – перед парламентскими и президентскими выборами в США. Афганское голосование должно было продемонстрировать уверенное движение страны в направлении демократии и тем самым подтвердить популярный в США середины 2000-х годов тезис о «переливе» демократизации через государственные границы на Ближнем Востоке и ее скором распространении на весь регион (с. 126-127).

Тот факт, что оккупирующие державы пускают «на самотек» процессы нациестроительства, чаще всего приводит к нежелательным последствиям – нарушению баланса в распределении властных постов среди основных кланов, захвату власти некомпетентными популистами и т.д. В то же время вмешательство в выборные и другие политические процессы, заключение закулисных сделок с предпочитаемыми местными фигурами (например, Хамидом Карзаем в Афганистане или Нури аль-Малики в Ираке) ставит державы в зависимость от своих ставленников, которые в определенный момент начинают собственную игру, противопоставляя себя силам «оккупантов», благодаря которым держатся у власти.

Заслуживает внимания представленный в третьей главе обзор позиций членов американской администрации, принимавших решение о вторжении американской армии в Ирак в 2003 году. Из авторского анализа следует, что участники дискуссий – высшие чиновники администрации и лично президент Буш, руководствовались вполне рациональными мотивами, которые являлись предметом коллективного обсуждения. А. Сушенцов не находит в планах в отношении Ирака в 2002-2003 годах явных следов иррациональной неприязни президента США к Саддаму Хусейну, которая, по распространенному мнению, якобы обусловила стремление Дж. Буша-младшего свергнуть иракский режим.

Из анализа обширного эмпирического материала, проведенного автором монографии, вытекает, что, несмотря на рациональность подхода американских администраций к проблемам Ближнего и Среднего Востока, у Вашингтона обычно отсутствовала долгосрочная стратегия достижения поставленных целей в этих конфликтных регионах. Тактика действий во многом зависела от предвыборных кампаний. Более того, зачастую существовали сомнения и в отношении самих целей политики США, которые, за исключением некоторых фундаментальных составляющих, менялись не только от администрации к администрации, но и в период правления одного и того же президента – как Джорджа Буша-младшего, так и Барака Обамы. Например, по мнению А. Сушенцова, ошибкой было бы считать, что США разработали и реализовали на практике некоторые долгосрочные планы по свержению неугодных им режимов в Северной Африке во время так называемой «арабской весны» (с. 222).

«Было бы заблуждением полагать, что США вели целенаправленную кампанию по свержению режимов в регионе [Северной Африки]»

И в то же время отсутствие плана стабилизации государства при новом правительстве и пониженное внимание к нему после завершения военной кампании по свержению старого строя приводит к значительным издержкам и политическому ущербу в дальнейшем. В случае Афганистана высокопоставленные чиновники американской администрации полагались лишь на интуицию, пытаясь предусмотреть, например, количество войск, необходимое для обеспечения внутренней безопасности страны и особенно зон, где сопротивление кабульским властям не могло быть окончательно подавлено. В конечном счете администрации Буша-младшего пришлось принимать решение о резком увеличении военного контингента США в Ираке в гораздо более сложной политической ситуации, когда масштаб ожидаемых жертв и затрат, связанных с американским проектом обустройства этой страны, стал в полной мере ясен общественности.

Название книги отражает главенствующую роль, которую США играли в афганском и иракском конфликтах в первые десятилетия XXI века. Автора, прежде всего, интересуют внутренние дебаты в США о стратегии действий в отношении Ирака и Афганистана. Роли других участников коалиций не уделяется существенного внимания в работе, хотя Вашингтон приложил значительные усилия для создания и поддержания этих коалиций, а их постепенное истощение подтолкнуло США к сокращению и выводу собственных контингентов. В дальнейшем исследование вполне может быть расширено за счет углубленного анализа последствий двух кампаний на Ближнем и Среднем Востоке для НАТО как военно-политического союза и в целом для глобальной политики альянсов Вашингтона.

REUTERS/Ahmad Masood
Погрузка ящиков с бюллетенями
после выборов в Афганистане,
провинция Панджшер. 4 апреля, 2014

Возможно, также заслуживают более детального анализа претензии России и других региональных держав к формам и методам участия США в управлении Афганистаном после 2002 года. Вашингтон обычно упрекают в односторонних действиях и отказе учитывать позицию других заинтересованных сторон (с. 141-142). Но в чем конкретно это заключается? Автор ограничивается рассуждением о «ставке на односторонние действия Вашингтона и “свободу рук” в отношении любых возникающих проблем». Неискушенному читателю может показаться, что для игрока, взявшего на себя основное бремя расходов по избавлению Афганистана от опасного режима талибов, было бы естественно стремиться сохранять «свободу рук». Поэтому, вероятно, А. Сушенцову стоило подробнее разобрать проблемы, которые, по его мнению, США и ведомая ими коалиция создавали для государств – соседей Афганистана.

Рассматривая операции США в Афганистане и Ираке, не следует терять из вида заявленную окончательную цель этих войн – создание нового типа политических режимов, основанных на свободных выборах хотя бы высших органов законодательной и исполнительной власти. Тактические и стратегические цели военного характера – победа над инсургентами – не имеют смысла без представления о широких политических целях кампании. Именно достижение базовых политических целей (или удаление от них) является главным критерием успеха (или провала) кампании. Таким образом, А. Сушенцов мог бы уделить большее внимание имеющимся оценкам перспектив эволюции афганского и иракского политических режимов с точки зрения их справедливости и эффективности.

Критикуя автора за недосказанность, необходимо вместе с тем сознавать, что первая книга является для него отправной точкой в длинном исследовательском пути.

Монография Андрея Сушенцова дает пищу для размышлений, развеивает многие мифы и вносит вклад в понимание движущих сил политики США на Ближнем и Среднем Востоке. Книгу можно рекомендовать не только экспертам, специализирующимся на внешней политике и военной стратегии США, но и всем читателям, интересующимся международными отношениями или просто желающим расширить собственный кругозор.


Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся