Изобретение России

Описание

Издательство: Viking

ISBN: 978-0399564161

В конце мая 2016 г. в Лондоне Аркадию Островскому вручили премию Дж. Оруэлла за лучшее политическое произведение, опубликованное в Великобритании за последний год, что не вызвало существенного интереса в российских СМИ.

«Изобретение России» ставит своей первоочередной целью описать тот путь, который Россия прошла до декабря 1999 г., до консолидации власти В. Путиным и до того, как деятели ельцинской эпохи сошли с авансцены новостных заголовков.

Рецензия

 

 

 


Рецензия.
«Изобретение России»

Виктор Катона, специалист по закупкам нефти MOL Group, эксперт РСМД

В конце мая 2016 г. в Лондоне Аркадию Островскому вручили премию Дж. Оруэлла за лучшее политическое произведение, опубликованное в Великобритании за последний год, что не вызвало существенного интереса в российских СМИ. Ряд оппозиционных форматов приветствовал наличие такой книги как «Изобретение России» (The Invention of Russia). По их мнению, она разоблачала режим президента России В. Путина и ту атмосферу, которая преобладает в СМИ в течение последних лет. «Изобретение России» ставит своей первоочередной целью описать тот путь, который Россия прошла до декабря 1999 г., до консолидации власти В. Путиным и до того, как деятели ельцинской эпохи сошли с авансцены мира СМИ. А. Островский, окончивший театроведческий факультет в ГИТИС и продолживший свое культурологическое образование в Кембридже, инкорпорировал в свою книгу многолетний опыт работы в качестве журналиста Financial Times и The Economist, со всеми из этого вытекающими преимуществами и недостатками.

«Изобретение России» начинается с убийства Б. Немцова, что, по мнению автора, стало результатом развития СМИ в России за последние 25 лет. Оно, как полагает Островский, являет собой возврат насилия, «разожжённого Россией за рубежом», которое «опустошило Россию и превратило ненависть, ксенофобию и агрессию в обыденное явление». В следующем пассаже приводятся ставшие уже избитыми сравнения России образца 2015 г. с фашистской Германией. Казалось бы, замысел книги отчетливо раскрыт на первых же страницах книги, однако автор преподносит читателю сюрприз — вместо очередной тирады о невыносимости положения электората, активно выступающего против нынешней политической власти, автор утверждает, что в России остались лишь «легкомысленные агитаторы». В большинстве случаев с этим сложно спорить, однако эта ситуация касается всего политического спектра страны, не только властвующей прослойки.

REUTERS
Крупнейшие российские медиамагнаты 1990-х
В. Гусинский и Б. Березовский

«Изобретение России» охватывает развитие и видоизменение российских средств массовой информации в период 1991–2015 гг., стремится описать, как нынешний вид России формировался под воздействием культурных деятелей, владельцев и главных редакторов газет, журналов и телевизионных каналов, олигархов и ведущих политиков страны. По утверждению автора, российские журналисты формировали нынешнюю Россию, изобретали и выдумывали ее в соответствии с собственным мировоззрением, и посредством их деятельности можно проследить за тем, «как Россия преодолела авторитарность, чтобы затем вновь погрузиться в нее».

Конец СССР

Развал Советского Союза А. Островский представляет через призму ведущих идеологов того времени — Е. Яковлева, бывшего главного редактора Московских новостей и главы ВТРК, и его сына Владимира, основателя Издательского дома «Коммерсантъ»; А. Яковлева, академика РАН и одного из архитекторов перестройки; телевизионных деятелей и ведущих И. Малашенко, О. Добродеева, С. Доренко, Л. Парфенова, Е. Киселева и др. По сути, автор повествует о потере ведущих позиций в сфере СМИ у либерального меньшинства, вследствие чего культурные деятели 1990-х гг. готовы даже оправдать некомпетентность политиков ельцинской эпохи и беспрецедентный уровень коррупции, защищая период зенита своего влияния. Поверив в то, что они смогут определять тональность политико-социального дискурса в стране вопреки существованию «агрессивно послушного большинства», представители либеральных кругов продолжают формировать свою повестку дня исходя из потери позиций в СМИ.

РИА Новости
Егор Яковлев и Александр Яковлев, 1990 г.

По тому, что в книгу не вошло, очевидно, что «Изобретение России» писалось в первую очередь для зарубежного читателя. Например, автор пишет, что М. Горбачев на Западе зачастую воспринимается как «провидящий, имеющий историческое значение деятель». С этим сложно спорить, однако автор всячески избегает описания ситуации в России, где М. Горбачев является наименее популярным политиком последнего столетия, превзойдя даже Б. Ельцина. Чернобыльская катастрофа, падение в 1988–1991 гг. сельскохозяйственного производства и усугубление проблемы дефицита продовольствия, провал антиалкогольной кампании 1985–1990 гг., резкое падение темпов экономического роста, удвоение внешнего долга и другие результаты экономической политики М. Горбачева практически не упоминаются в тексте, хотя в итоге на благосостоянии подавляющего большинства россиян они сказались в большей степени, нежели перестройка и гласность. К тому же в описании «серой» массы советского населения многие из живших в ту эпоху могут увидеть себя. Homo sovieticus не исчез, а лишь стал жить в постсоветское время.

Российские журналисты формировали нынешнюю Россию, изобретали и выдумывали ее в соответствии с собственным мировоззрением, и посредством их деятельности можно проследить за тем, «как Россия преодолела авторитарность, чтобы затем вновь погрузиться в нее».

Примечательно, что преобразования происходили в узких рамках советской аристократии. Продолжая традиции «шестидесятников» и непубличных, проходящих в узком кругу, встреч интеллигенции в 1970-х гг., разработка политики гласности и открытия свободного потока информации осуществлялась парадоксальным образом теми немногими деятелями, кто заведовал сферой пропаганды в рамках СССР. Недостаток решений, утверждаемых и применяемых методом «сверху вниз», состоит в том, что население выступает лишь в роли пассивного наблюдателя за медийными трендами. Также возникает вопрос — что делать с несогласными или с теми, кто не успевает за изменениями? Автор признает, что гласность не была направлена на всю совокупность населения, а имела целью активизировать наиболее восприимчивые к новым идеям группы общества — молодежь и городскую интеллигенцию. Таким образом, деятели гласности повторили ошибки большевистской революции 1917 г., оставив за бортом тех, кто был против. Так ведущие российские СМИ стали в истинном смысле слова «народными» — менее элитарными, менее нравоучительными, менее критичными и зачастую более грубыми.

Несомненное преимущество «Изобретения России» — достоверное описание стиля работы и поведения руководителей постсоветского типа. В большинстве своем, перестроечный революционер — худший тип революционера, так как проповедуемые им цели он намеревался применить лишь в отношении себя. Понимание этого мировоззрения во многом объясняет, почему СМИ в 1990-е гг. стали ареной противостояния олигархических интересов.

zarya.lv
Борис Ельцин и Михаил Горбачев

Вместо сухого языка — слишком живой

Книга довольно обстоятельно передает взаимоотношения Б. Ельцина и М. Горбачева, указывая на то, как первый, обладая «животным политическим инстинктом», видел в дезинтеграции Советского Союза прямейший путь к власти. С эпохой Б. Ельцина медийное пространство России прошло через серьезнейшую трансформацию. СМИ оказались на передовой событий — с близкого расстояния, без прикрас стали снимать такие судьбоносные моменты страны, как выступление Б. Ельцина на танке в ходе ГКЧП, штурм Останкинского телецентра или события Чеченских войн. Кардинально изменилась стилистическая часть новостей: место сухого, выхолощенного языка советского периода занял ироничный стеб, беззлобная и не обремененная никакой идеей насмешка.

А. Островский нередко прибегает к недоказуемым утверждениям. Например, он пишет, что призыв Ельцина «берите столько суверенитета, сколько можете проглотить», выдвинутый им в августе 1990 г. в Казани, был единственным возможным способом сохранить Россию целостной. Следует заметить, что этот лозунг был озвучен на фоне противостояния Ельцина и Горбачева и принятия закона СССР «О разграничении полномочий между СССР и субъектами федерации», и рискованный путь намеренного развала советской политической системы был, по сути, единственным способом для Б. Ельцина проложить себе дорогу к власти. Однако этот путь вовсе не был единственным для страны. Рискованность данного плана подтверждается тем, что только в 1990 г. 15 республик заявило о государственном суверенитете. Тем не менее, в итоге план сработал, хотя Татарстан и Якутию окончательно интегрировал в общее юридическое пространство новой России уже В. Путин, а не первый президент страны.

«Изобретение России» также рассматривает наследие основных постулатов «шестидесятников» в оголтелый макиавеллизм 1990-х гг., когда всерьез обсуждалось построение государства на манер Чили А. Пиночета или Южной Кореи времен Пак Чон Хи. А. Островский метко подмечает, что идеи «шестидесятников» к 1991 г. уже не имели нравственного наполнения, они больше не соответствовали вызовам заново рождающейся страны. Он верно изображает возникший к середине 1990-х гг. идейный вакуум, когда на фоне попыток Б. Ельцина и его команды найти некую объединяющую граждан идеологию, на телевидении появляется ряд программ, сутью которых является ностальгия по советскому времени: «Новые песни о главном», «Намедни» и ряд других программ. Именно в такой общественной обстановке должно было появиться новое телевидение, воплощением которого стало НТВ, независимое от государства и направленное на «мобилизацию частной инициативы», с владельцем, балансирующим на грани законности в лучших традициях 1990-х гг.

Во многом из-за неумения отживших свой политический капитал деятелей своевременно сойти с политической сцены, приход «свежей крови» откладывается уже не одно десятилетие.

Освещение переизбрания Б. Ельцина в 1996 г. — самая примечательная часть описания первого десятилетия существования Российской Федерации. На тот момент рейтинг президента страны, страдавшей от серьезнейшего социального расслоения, демографического кризиса и не испытавшей ни одного года экономического роста, был на дне. Методы ведения борьбы против Коммунистической партии — формирование коалиции семи олигархов во избежание «реванша», намеренное «выглаживание» страдавшего на тот момент от многих недугов президента России, тенденциозное освещение любых деяний лидера Коммунистической партии Г. Зюганова —  оправдываются как меньшее зло. Вопрос демократичности данных мер вовсе не обсуждается, так как феодализм, утверждает автор, не казался столь отрицательным явлением после долгих десятилетий коммунистического развития. Если следовать этой логике, то сворачивание олигархической клики — естественный и желанный шаг на пути к выравниванию политического спектра.

Во второй половине 1990-х гг., по мере того как давно обещанный экономический рост все еще не материализовался и благосостояние граждан продолжало ухудшаться, усилилась ностальгия по отношению к советской культуре. Автор приводит слова высокопоставленных деятелей НТВ, якобы боровшихся против коммунистической угрозы не ради Б. Ельцина как такового, а ради возможности завершения Чеченской операции, продолжения реформ и сближения России с Западом. Островский утверждает, что сегодня освещение политических событий — сущая пропаганда, в то время как в 1990-х гг. оно носило лишь тенденциозный характер. Однако несложно проследить прямую цепочку от условного 1996 г. по сегодняшний день.

ТАСС / Григорий Сысоев
После разброда ельцинской эпохи,
продолжавшейся вплоть до 1998 г., именно
Е. Примаковым была предпринята попытка
консолидировать повестку российских СМИ.
В. Путин является не начинателем,
а продолжателем традиции, основы которой
заложил Е. Примаков.

Представление эпохи Б. Ельцина как наиболее свободного периода в истории российской государственности наталкивается на трудности. Для кого была свободна эпоха, в которой обнищавшее население торговало всем, чем попало, лишь бы выжить? Трактовать данный период можно как угодно, только не как «высвобождение сил и инстинктов народа». Границы этой свободы определялись не рамками правового пространства, а пределом финансовых возможностей тех, кто был на правильной стороне в ходе либерализации рынка. Если в СМИ и существовала свобода, то конкуренция эта вовсе не была отражением интересов и пристрастий населения России.

Иллюзия внезапности

Вследствие прихода к власти В. Путина коренным образом изменилось идеологическая направленность российских СМИ, однако сохранилось представление об единственно возможном и правильном пути. Произошло сворачивание олигархических телеканалов и их приближение к государству: телевизионные каналы лишились возможности ведения отдельной политической повестки, а самым видным деятелям была дана возможность перейти на государственные каналы. А. Островский справедливо указывает на их непоследовательность, на дихотомию между их критикой в адрес Западных стран и наличием банковских счетов в швейцарских банках или детей в ведущих колледжах и университетах Европы и Америки.

Отдельное внимание уделяется личному отношению президента России В. Путина к вопросам организации СМИ. Автор зачастую повторяет продвигаемое в западных СМИ видение, в рамках которого президент России представляется в качестве бывшего офицера КГБ, чье личное ощущение поражения и унижения от развала Советского союза проецировалось на всю страну лишь десятилетие спустя прихода к власти Е. Ельцина. Однако фиксируя все на личности В. Путина, книга теряет ряд причинно-следственных связей — например, каким образом необоснованная отставка Е. Примакова повлияла на те или иные меры нынешнего президента. К тому же, после разброда ельцинской эпохи, продолжавшейся вплоть до 1998 г., именно Е. Примаковым была предпринята попытка консолидировать повестку российских СМИ. Таким образом, в ряде случаев В. Путин является не начинателем, а продолжателем традиции, основы которой заложил Е. Примаков.

novostimira.net
Пресс-конференция В. Путина, 2014 г.

Следует отметить, что именно часть о путинской эпохе России — наиболее слабая по качеству повествования. Автор изобилует рядом недоказанных и голословных обвинений, которых можно было избежать при малейшем усилии. А. Островский утверждает, что  «пятидневная война» 2008 г. была спровоцирована обстрелом со стороны Южной Осетии, однако даже в докладе ЕС подтверждается обратное. Автор называет проведение Зимних Олимпийских игр в Сочи проектом В. Путина по легитимизации его возврата в 2012 г. на пост президента, упуская из виду, что заявка была выиграна в июле 2007 г. Опередив все комиссии экспертов, А. Островский уже в 2015 г. определил, что MH17 сбили поддерживаемые Москвой сепаратисты. 

Книга, возможно, и против авторской воли, выявляет основные проблемы того, что представляет собой либеральная мысль в России. В частности, все еще наблюдается серьезная фиксация на событиях 1990-х гг., фактически весь либеральный спектр общественно-политических деятелей остался неизменным. В крайнем случае, ряды российских либералов пополнили дети или родственники деятелей 1990-х гг., однако во многом из-за неумения отживших свой политический капитал деятелей своевременно сойти с политической сцены, приход «свежей крови» откладывается уже не одно десятилетие. Это положение отчетливо прослеживалось в ходе предвыборных дебатов в августе 2016 г., когда с лозунгом внести «свежей крови» в Парламент выступала Партия пенсионеров.

«Изобретение России» — полезное дополнение в перечень книг про то, кем и какими методами формировалась повестка дня в России 1990-х гг. Главное ее преимущество заключается в многосторонности — в ней подробно представляются действия большого количества лиц с разными судьбами и стремлениями. Тем не менее в этом кроется и недостаток: так как представлена лишь часть всего спектра российских СМИ, зачастую выводы не доведены до логического конца, последовательность событий не выдержана, и среди уймы приводимой информации теряются действительно важные заключения. К тому же, если события 1990-х гг. описываются в относительно сдержанной манере, то современность анализируется в исключительно тенденциозном ключе. Несмотря на эти недостатки, прочесть эту книгу стоит, так как она может способствовать дальнейшему пониманию того, как создавали и «изобретали» Россию в текущем ее виде.

Книга на русском языке появится до конца 2016 г. в издательстве Corpus.

 

 

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся