End This Depression Now!

Описание

Реквизиты издания: Krugman P. N.Y; L.: W.W. Norton & Company, 2012. — 259 p.

Книга нобелевского лауреата, экономиста и автора бестселлеров Пола Кругмана является призывом к прекращению политики жесткой экономии.

Вся история экономики, по мнению автора, показывает, что меры жесткой экономии вредят экономике, лишая ее средств. При большой безработице нет достаточного потребления. Падающее потребление негативно влияет на рынки.

Кругман спорит с практикой применения мер экономии в целях сокращения долга во время финансового кризиса. Он утверждает, что отказ от стимулирующих мер в экономике только продлевает и усиливает текущую экономическую депрессию.

Рецензия на книгу




 
 

Рецензия.
В поисках простых решений, или «прекратите этот кризис немедленно!»

Сергей Афонцев Д.э.н., заведующий отделом ИМЭМО РАН, профессор МГИМО (У) МИД России

Попытки серьезных академических ученых переквалифицироваться в лидеров экспертного сообщества редко оказываются удачными. Но искушение слишком велико – даже для лауреата Нобелевской премии по экономике. Пол Кругман, прославивший свое имя созданием так называемой «новой теории международной торговли», ныне вошедшей во все университетские учебники, в последнее годы стал известен как экономический комментатор, автор постоянной колонки в «The New York Times» и влиятельного экономического блога. В 2012 г. вышла в свет уже вторая его книга, посвященная начавшемуся в 2008 г. глобальному экономическому кризису. В предыдущей книге [1] автор изложил свое видение причин кризиса и тех мер, которые, по его мнению, могли предотвратить сползание мировой экономики в глубокую депрессию. С тех пор, однако, глобальная депрессия стала реальностью. В новой книге П. Кругман предлагает набор рецептов, призванных вывести экономику из кризисного состояния. Причем вывести немедленно.

Говоря о данной книге, следует сразу подчеркнуть два обстоятельства. Во-первых, она не является собственно научным изданием. И дело даже не в том, что в ней нет ни одной академически оформленной ссылки на работы предшественников (даже на те, которые упоминаются в тексте). Гораздо существеннее само построение аргументации, ориентированной, главным образом, на «заинтересованных дилетантов», которые нуждаются в объяснении базовых концепций и в однозначных, не допускающих сценарной вариативности рецептах («принимать по две таблетки три раза в день перед едой»). Плюс такой стратегии – максимально широкий охват аудитории потенциальных читателей. Минус – в неизбежной потере внимания к нюансам и деталям, в которых, как обычно, и таится дьявол.

Во-вторых – и автор это неоднократно подчеркивает – основная аргументация книги построена на анализе кризисного опыта США. Специфика экономического кризиса в Европе анализируется, главным образом, в контексте тех дополнительных проблем, которые связаны с отсутствием национального контроля над денежным предложением в странах зоны евро и с долговым пузырем, обусловленным чрезмерным кредитованием стран европейской периферии после их перехода на евро. Авторская интерпретация этих сюжетов в целом не вызывает возражений. Однако, по крайней мере, один важный сюжет, связанный со спецификой антикризисной политики в ЕС, остался за пределами рассмотрения – с далеко идущими последствиями для оценки предлагаемого автором набора антикризисных рекомендаций.

Ключевые положения книги призваны пролить свет на три взаимосвязанных блока проблем, связанных с движущими силами кризиса, причинами неэффективности традиционных рецептов борьбы с ним и необходимыми мерами по его преодолению. И они его, действительно, проливают. Однако читатель, хотя бы в малой степени знакомый с историей экономической мысли ХХ века, непрерывно будет испытывать чувство дежа вю: где-то он уже читал все это. Ну, или почти все. И действительно, читал: у Джона Мейнарда Кейнса в книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.).

Действительно, на страницах своей работы П. Кругман последовательно подчеркивает актуальность идей Дж. Кейнса, высказанных в период глобальной экономической депрессии 1930-х годов, для понимания процессов, характерных для текущей глобальной депрессии. С учетом специфики основной аудитории книги такую настойчивость легко понять – недаром значительное место в книге уделено проблемам социологии науки, обусловившим низкую популярность идей Дж. Кейнса среди американских экономистов, а также вопросам социологии политики, из-за которых кейнсианские рецепты стимулирования спроса вызывают отторжение у большинства представителей экономических и политических элит США. Однако у искушенного читателя, знакомого с работами самого Дж. Кейнса и его последователей (представителей так называемой неокейнсианской школы), неизбежно возникает вопрос: правомерно ли почти буквальное перенесение аргументов, высказанных более семидесяти лет назад, на сегодняшние реалии?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вкратце рассмотреть суть авторской аргументации по всем трем блокам проблем, перечисленным выше.

Говоря о причинах кризиса, П. Кругман полностью солидаризируется с предложенной Дж. Кейнсом метафорой «проблемы в системе зажигания» (с. 22–23): глубокая рецессия является результатом относительно небольшого сбоя в одной из систем экономического механизма (подобно тому, как небольшой сбой в системе зажигания может обездвижить в остальном вполне исправный автомобиль). В роли такого сбоя, по Дж. Кейнсу (и П. Кругману), выступает падение платежеспособного спроса. С тем, что недостаток платежеспособного спроса в результате массированного «схлопывания» кредита и перенаправления средств заемщиков с приобретения товаров и услуг на погашение долговых обязательств [2] явился важным фактором, обусловившим глубину нынешнего кризиса, трудно не согласиться. Но был ли он единственным фактором? Автор, насколько можно судить, склоняется к положительному ответу на этот вопрос – по крайней мере, он не называет ни одного другого фактора и резко критикует тех, кто в качестве альтернативной причины роста безработицы называет структурные проблемы на рынке труда (с. 35–38). Сводя все многообразие причин кризиса к одной-единственной, кейнсианской, автор логично приходит к чисто кейсианским выводам относительно возможных путей выхода из депрессии.

Прежде всего, он решительно отвергает традиционные рецепты борьбы с кризисом, связанные с урезанием государственных расходов, снижением ставок заработной платы и приматом процентной политики центральных банков над их эмиссионной политикой. Ключевой для авторской позиции по данному вопросу является следующая цитата: «Ловушка ликвидности – когда даже нулевая ставка процента не является достаточно низкой, чтобы восстановить полную занятость, – в паре с навесом избыточных долгов перемещают нас в мир парадоксов, где добродетель становится грехом и предусмотрительность – безумством» (с. 51). Главным кандидатом на должность «безумной предусмотрительности» выступает, как легко догадаться, бюджетная экономия, еще более ограничивающая и без того сократившийся объем платежеспособного спроса.

Что же рекомендует П. Кругман для спасения американской экономики? Его антикризисные предложения можно суммировать следующим образом:

  • расширение бюджетных расходов и иных фискальных стимулов, которые призваны компенсировать сократившийся объем платежеспособного спроса (с. 212);
  • государственные заимствования с целью получить средства на соответствующее расширение бюджетных расходов (с. 146–148);
  • активная эмиссионная политика Федеральной резервной системы (ФРС), одновременно снабжающая экономику ликвидностью и сокращающая долговое бремя заемщиков благодаря ускорению инфляции (с. 217);
  • дополнительные меры по снижению долгового бремени, в первую очередь через выкуп «плохих долгов» (с. 217) и новые меры по рефинансированию ипотечной задолженности (с. 220).

Данные меры выглядят очень по-кейнсиански – и достаточно адекватно с учетом тех объективных проблем, с которыми сталкивается сейчас американская экономика. Более того, по ряду вопросов факты очевидным образом подтверждают правоту П. Кругмана. Прежде всего, это касается необоснованности опасений относительно роста процентных ставок (с. 132–134) и ускорения инфляции (с. 159–161) в условиях кризиса [3]. Но достаточны ли предложенные меры для преодоления текущего кризиса, тем более преодоления «очень быстрого», «возможно, менее чем через два года» (c. 209, 229)? Существуют, по крайней мере, три причины полагать, что ответ на эти вопросы должен быть отрицательным.

Во-первых, международный опыт антикризисной политики уже содержит примеры активного использования фискальных мер, направленных на стимулирование платежеспособного спроса. Именно использование этих мер было одним из главных отличий «европейской» модели антикризисной политики от «американской» в период 2009–2010 гг. [4]. Выраженный позитивный эффект соответствующих мер оказался краткосрочным, а вот связанная с ними дополнительная нагрузка на бюджет внесла ощутимый вклад в обострение бюджетно-долгового кризиса в 2011 г. Это как раз тот аспект европейской антикризисной политики, о котором в книге П. Кругмана умалчивается. Разумеется, то, что «не сработало» в Европе, в принципе может «сработать» в США. Но читатель вправе поинтересоваться доказательствами этого тезиса применительно к данному конкретному направлению антикризисной политики. Увы, в книге П. Кругмана он их не найдет.

Во-вторых, чисто кейнсианское объяснение причин кризиса, предложенное автором, трудно признать исчерпывающим. С одной стороны, автор явно не разделяет представление о том, что финансовые инновации 1990–2000 гг. качественно изменили финансовую инфраструктуру мировой экономики, став интегральной частью нового механизма экономического роста. Аргументы, приводимые П. Кругманом в защиту своей позиции, трудно признать убедительными [5]. А это означает, что возвращение к устойчивым темпам роста в мировой экономике потребует чего-то большего, нежели стандартный набор кейнсианских рецептов, а именно – широкомасштабных инноваций в регулировании (на национальном и глобальном уровне) претерпевших качественное изменение финансовых рынков [6]. С другой стороны, структурные факторы, за которыми автор решительно отрицает роль причин кризиса, в любом случае могут существенно подорвать эффективность рекомендованных им антикризисных мер. Ни дополнительные расходы правительства, ни активная эмиссионная политика ФРС не в состоянии кардинально исправить ситуацию с занятостью в отраслях, чьи рыночные позиции в последние годы были серьезно подорваны из-за роста конкуренции со стороны КНР и других стран Восточной и Юго-Восточной Азии.

Наконец, не следует забывать о политических ограничениях на реализацию кейнсианских рецептов. Хотя автор отводит значительное место в книге развенчанию «антикейнсианских фобий» политического истеблишмента США и дает весьма оптимистичные оценки вероятности «кейнсианского поворота» в антикризисной политике в зависимости от результатов президентских выборов (c. 226–229), с этим оптимизмом трудно согласиться. Драматическая борьба в Конгрессе вокруг повышения лимита государственных заимствований в 2011 г., одним из результатов которой было понижение международного кредитного рейтинга США, наглядно показывает, как трудно будет американской администрации (независимо от конкретного исхода выборов) даже сохранить имеющиеся фискальные стимулы [7], не говоря уже об их радикальном расширении, на котором настаивает П. Кругман.

Что же мы имеем в итоге? Напоминание об актуальности кейнсианских рецептов антикризисной политики, несомненно, будет нелишним для американского читателя, не избалованного вниманием политических элит к вопросам стимулирования спроса. Актуальными предложения П. Кругмана могут оказаться и для других стран, не обремененных критически высоким уровнем государственного долга (в том числе России), в случае очередного обострения глобального кризиса с сопутствующим сжатием производства и занятости. Однако представленная автором картина причин кризиса представляется излишне упрощенной, а набор антикризисных рецептов – достаточно однобоким. Спектр проблем, с которым мировая экономика столкнулась в ходе кризиса, плохо укладывается в прокрустово ложе чисто кейнсианской интерпретации. Разумеется, трудно бороться с искушением дать простое объяснение происходящему, которое позволило бы предложить пути немедленного выхода из кризиса. Однако с учетом сложности и многоплановости вызовов, стоящих перед затронутыми кризисом странами, поиск простых решений «мгновенного действия» способен скорее навредить, чем помочь в деле выработки эффективной антикризисной политики.

1. Krugman P. The Return of Depression Economics and the Crisis of 2008. N.Y; L.: W.W. Norton & Company, 2009. Данная книга представляет собой дополненное с учетом новых реалий переиздание более ранней книги, опубликованной в разгар азиатского экономического кризиса 1998–1999 гг.: Krugman P. The Return of Depression Economics and the Crisis. N.Y; L.: W.W. Norton & Company, 1999.

2. Для описания проблем в долговой сфере П. Кругман опирается на выдвинутую Х. Мински «гипотезу финансовой нестабильности», в соответствии с которой причиной кредитных кризисов является значительное увеличение финансового рычага – отношения долговых обязательств к величине доходов и стоимости активов заемщиков в период кредитного бума (с. 42–46). Это единственное дополнение к теоретической схеме Дж. Кейнса, которое присутствует на страницах книги.

3. Уже после выхода в свет книги П. Кругмана, в августе 2012 г., появились новые данные, свидетельствующие об отсутствии инфляционного эффекта стимулирующих мер, предпринятых ФРС США в последнее время. См.: No Inflation Proves Critics of Fed’s Bernanke Wrong // Bloomberg.com, 20.08.2012.

4. Международный опыт антикризисной политики: уроки для России / Под ред. С.А. Афонцева, Н.И. Ивановой, И.С. Королева. М.: ИМЭМО РАН, 2009; Дробышевский С.М. и др. Международный опыт антикризисной политики. М.: Дело, 2010.

5. Констатируя негативное влияние соответствующих инноваций на рост уязвимости экономики к долговым кризисам, П. Кругман отрицает их позитивное воздействие на ускорение темпов роста в предкризисные годы. Единственное обоснование этого тезиса заключается в том, что темпы роста реальных доходов в период до 1980 г. (т.е. до начала либерализации финансового сектора в США) были выше, чем в последующие годы (с. 73–74). Трудно представить себе серьезного экономиста, который подписался бы под этим утверждением без глубокого рассмотрения всего комплекса факторов, объясняющих различия в темпах роста доходов на протяжении изучаемого периода.

6. Афонцев С.А. Глобальный кризис и регулирование мировых финансов // Международные процессы. 2009. Т. 7. № 1(19). С. 17–31.

7. Речь идет, в первую очередь, об угрозе падения экономики США с «фискального утеса» под влиянием одновременного сокращения государственных расходов и истечения срока налоговых льгот, ожидающегося в начале 2013 г. См.: Bernanke Says Fed Could Take More Steps to Boost Economy but Gives No Hint of New Action // The Washington Post, 18.07.2012.


Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся