Большая Евразия

Геополитические угрозы для ЕАЭС в среднесрочной перспективе

1 Декабря 2016
Распечатать

В среднесрочной перспективе (5-7 лет) существует целый ряд угроз для успешного функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС), например, сценарий «статус кво», т.е. опасность сохранения инерционной постсоветской экономической модели с упором на экспорт сырья и энергоносителей [1]. Однако, среди них я хотел бы выделить три главных внешнеполитических и внешнеэкономических угроза: 1. Продвижение НАТО на восток; 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли; 3. Опасность возникновения биполярной мировой системы.

1. Продвижение НАТО на восток

Первой внешней угрозой здоровому развитию ЕАЭС является продвижение наступательных вооружений Североатлантического альянса на восток и его приближение вплотную к центральным районам европейской, т.е. экономически наиболее развитой, части Российской Федерации. Причем, не только со северной (Норвегия, страны Балтии, в скором, возможно, Финляндия), и с южной (Грузия) сторон, но также теперь из центра (присутствие Вооруженных сил США на Украине).

В лице НАТО, западные наступательные вооружения в 2014 году в третий раз за 100 лет снова приблизились вплотную к “границе Фридмана” [2] – условной линии от Санкт-Петербурга до Ростова-на-Дону. Геостратегическую важность этой линии в 2015 году впервые описал известный американский разведчик Джордж Фридман. Чем западнее находятся границы евразийской сферы влияния от этой линии, тем лучше для Евразийского союза, т.к. это дает ему и государствам-членам ЕАЭС два геополитических преимущества: Во-первых, стратегическую глубину для отступления и изнурения потенциального врага в случае вторжения с запада. Во-вторых, стратегический выход к западным морям Северной Евразии (к Черному, Балтийскому и Баренцеву морям). Это означает облегченный доступ к мировой торговле (Морской транспорт значительно дешевле сухопутного. 90% международной торговли перевозится морским путем [3]). Европейская часть России представляет только 1/4 территории Российской Федерации, но здесь проживают 78% российского населения и сосредоточен основной научно-технический, промышленный и аграрный потенциал страны. Приближение к “границе Фридмана” позволяет Соединенным Штатам Америки и ее союзникам по НАТО мгновенно вторгаться и ударить по экономическому сердцу России и Евразийского союза. В 20-м веке западные вооружения перешли эту линию дважды – в 1917-1918 и в 1941-42 годах.

Карта 1. Плотность населения СССР в 1989 г.

Красным цветом указана «граница Фридмана».

Источник: Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/.

Для выхода из сложившейся критической ситуации Евразийскому экономическому союзу следует работать по трем направлениям: Во-первых, там, где это возможно содействовать созданию «буферных зон» к западу от “границы Фридмана”. Под «буферными зонами» я ни коим образом не имею ввиду «оккупацию», а содействие, путем мягкой силы и общественной дипломатии, становлению новой политической элиты в странах Балтии и Восточной Европы, которая вела бы, либо дружескую, либо нейтральную внешнюю политику по отношению к ЕАЭС. Во-вторых, продвижение среди нынешней и будущей элиты ЕС концепции общего экономического, правового, гуманитарного и военно-политического пространства “от Лисабона до Владивостока”. В отличие от многих коллег из евразийской экспертной среды, я не считаю реализацию “Большой Европы” – континентального альянса Европы и Евразийского экономического союза – невозможной в среднесрочной перспективе (до 2025 года). Повод для оптимизма в этом отношении мне дает взгляд на внутриполитический сдвиг в Германии и Франции – экономической и политической сердцевины Европы – в пользу консервативных и во многом про-российских сил (AfD и Front National, соответственно). Стоит содействовать этим процессам путем мягкой силы и общественной дипломатии. Конечно только в рамках законного. Деятельность Центра континентального сотрудничества служит хорошим примером правильной работы в данном направлении [4]. В-третьих, форсированное хозяйственное развитие Сибири и Дальнего Востока в период до 2025 года для сохранения боеспособной военно-экономической инфраструктуры в случае нападения сил НАТО с западного направления.

2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли

Своим “Восточным партнерством” ЕС преследует двойную политику: С одной стороны – вовлечение бывших стран СССР западной Евразии в политическую и экономическую орбиту Европейского союза, и, одновременно с этим, максимально возможное отторжение этих государств от России. С другой стороны – подготовку почвы для создания зон преференциальной торговли с этими государствами. С 1 сентября 2014 года вступили в силу соглашения об ассоциированном членстве Молдовы и Грузии в Евросоюзе. 1 января 2016 года вступила в силу экономическая часть Соглашения об ассоциированном членстве Украины в ЕС. Также стоит отметить, что ряд соглашений о свободной торговли в области угла и стали, сельскохозяйственных и промышленных товаров подписаны между ЕС и Турцией. [5]

Окружение Евразийского экономического союза сетью подобных зон преференциальной торговли с запада и юга существенно ограничивает возможности расширения евразийского объединения в данные направления. Вступление Молдовы, Грузии, Украины и Турции в ЕАЭС, или просто подписание соглашений о ЗСТ с ними, до тех пор невозможно, пока они не выйдут из аналогичных торговых ассоциаций с Европой, или, пока не найдутся какие-нибудь другие компромиссы (например, взаимные уступки в других секторах экономики в рамках “мега-сделки” между ЕС и ЕАЭС [6]).

Карта 2. Окружение ЕАЭС европейскими зонами свободной торговли (страны б. СССР и Турция; 2016)

Автор: Кофнер Ю.Ю.

Озабоченность также вызывают планы брюссельских коллег по подписанию соглашений о зонах преференциальной торговли с Азербайджаном и рядом стран Центральной Азии.

Единственным эффективным ответом на европейскую торговую экспансию может стать только экономическое укрепление самого Евразийского экономического союза и последовательное развитие интеграции внутри объединения. Кроме запланированного создания общих рынков лекарственных средств (запущенного в 2016), электроэнергии (2019), нефти и газа (2025) [7], необходимо обратить большего внимания на снижение нетарифных барьеров и на реализацию согласованной промышленной политики внутри ЕАЭС для повышения добавленной стоимости евразийских товаров и услуг.

3. Опасность новой биполярной мировой системы

В начале 21-го века постсоветский мир все больше движется в сторону новой биполарности, где главными контрагентами станут США и Китай. Этому процессу поспособствует ряд факторов, главные из которых: 1. Агрессивная военно-политическая доктрина США и их союзников по окружению евразийского “хартленда” путем реализации “стратегии анаконды”, что, при этом, приводит к сближению Москвы и Пекина [8]. 2. Относительное геоэкономическое ослабление США при одновременном укреплении позиций Китая, что вынуждает Вашингтон все больше прибегнуть к политике “лидерства сзади” (англ. lead from behind или lead from the rear)[9].

Само по себе повторное становление биполярного мироустройства после “первой” Холодной войны не так уж страшно, даже если более многополярная система была бы предпочтительнее. Вся проблема заключается в том, что Европейскому и Евразийскому союзам в этой новой конфигурации грозит опасность оказаться в ролях “младших партнеров”: ЕС в отношение США в рамках Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (TTIP), а ЕАЭС в отношении Китая – в рамках ШОС и Экономического пояса Шелкового пути. Так, совокупный ВВП ЕАЭС по ППС в 2014 году составлял 2,1 трлн. долларов США, аналогичный показатель Китая – 17,6 трлн. долларов США, что 3,0% и 22,5 от ВМП, соответственно [10]. На данном этапе экономический и демографический потенциал двух держав слишком асимметричен для равноправного партнерства.

Карта 3. Окружение России и Китая дугой нестабильности и ВС США (2015)

Источник: The Millennium Report. NATO: Seeking Russia’s Destruction Since 1949. 26.12.2015. // Режим доступа: http://themillenniumreport.com/2015/12/nato-seeking-russias-destruction-since-1949/

Принимая агрессивную политику США как данность, Российская Федерация тем не менее сможет предпринять ряд шагов для обеспечения более сбалансированных отношений с Китаем и третьими странами на пространстве Большой Евразии. Во-первых, как уже сказано выше, не стоит отказаться от попыток реализации “Большой Европы” от Лиссабона до Владивостока. Наличие подобного континентального альянса между ЕАЭС и ЕС, чей ВВП по ППС в 2014 году составлял 18,140 трлн. долларов США (23,2% от ВМП) [11], может стать решающим аргументом в переговорах с Пекином. В условиях трансатлантической ориентированности нынешнего политического истеблишмента ЕС здесь важнейшую роль сыграет эффективная работа России по налаживанию сотрудничества с молодыми континенталистскими политическими силами, которые могут стать элитой государств-членов Евросоюза в будущем.

Экспертное сообщество государств-членов ЕАЭС неприкрыто восхищается проектом Экономического пояса Шелкового пути. Безусловно, сопряжение нашего Союза с ЭПШП представляет огромный интерес для экономического развития транзитных стран [12]. Однако, и это второй пункт, вместо того, чтобы идти в фарватере геоэкономичских инициатив других держав, Евразийскому экономическому союзу наконец-то надо самому разрабатывать и внедрять собственные инфраструктурно-инвестиционноые проекты. Здесь важно именно то, чтобы инициатива находилась бы на стороне ЕЭК и ЕАБР, а не других акторов. Примером подобного проекта может служить “экономический пояс” транзитного коридора “Север-Юг”, соединяющего Балтийское и Баренцово моря с Персидским заливом и Индийским океаном. Большой интерес для зарубежных инвесторов также могут представлять Северный Морской Путь, а также ресурсно-инфраструктурные проекты в Сибири на Дальнем Востоке.

Резюме

Главными внешнеполитическими угрозами для поэтапного развития Евразийского экономического союза в среднесрочной перспективе (до 2025) являются: 1. Продвижение вооружений Североатлантического альянса вплотную к “границе Фридмана” (Санкт-Петербург – Ростов-на-Дону); 2. Восточное партнерство ЕС и ее торговый “натиск на восток”; 3. Опасность для ЕАЭС стать младшим партнером КНР в ходе российского “Поворота на восток”. В качестве ответа на эти угрозы нашему Союзу стоило бы развивать три стратегических направления: Во-первых, необходимо строить внешнюю политику России и государств-членов ЕАЭС на основе нового мировоззренческой установке “континентализма” и “интеграционной матрешки” приоритетов: Россия – ЕАЭС – Большая Евразия. Во-вторых, необходимо многократно увеличить российские бюджетные ассигнации на ведение мягкой силы и общественной дипломатии в государствах Европы. Для этого, в том числе, необходимо наконец-то принять “Доктрину мягкой силы РФ”. И наконец, требуется форсированное развитие Сибири и Дальнего Востока России, включая разработкю и реализацию собственных международных инвестиционно-инфраструктурных проектов со стороны ЕАЭС.

Примечания:

1. Евразийская экономическая комиссия. Долгосрочный прогноз экономического развития ЕАЭС до 2030 г. Москва. 2015 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Прогноз-экономического-развития-ЕАЭС-до-2030.-2015.pdf

2. Friedman G. Mapping Russia’s Strategy. 25.01.2016. Режим доступа: http://www.mauldineconomics.com/.

3. IIASA Workshop Report. Development of Transport and Infrastructure in Eurasia. Challenges and Opportunities of Economic Integration within a Wider European and Eurasian Space. Laxenburg, 2016.

4. Center for Continental Cooperation (think-tank). Режим доступа: http://greater-europe.org/

5. European Commission. Arrangements list. Режимдоступа: http://ec.europa.eu/taxation_customs/business/calculation-customs-duties/rules-origin/general-aspects-preferential-origin/arrangements-list_en

6. Винокуров Е.Ю.  Мегасделка на фоне кризиса. Почему интеграцию Евросоюза и Евразийского экономического союза надо обсуждать уже сейчас. Журнал “Россия в глобальной экономике” № 5. Москва. 2014 г.

7. Евразийская экономическая комиссия. Отчет о результатах деятельности ЕЭК за 2012 — 2015 гг.. Москва, 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/wp-content/uploads/2015/11/ЕЭК.-Отчет-за-2012-2015.pdf

8. Железняк А. Теории геополитики и евразийство. Лекция в рамках “Евразийской Школы” в Крыму. Судак. 4 сентября 2016 г. // Режим доступа: http://eurasian-movement.ru/archives/22207

9. Korybko A. Hybrid Wars: the Indirect Adaptive Approach to Regime Change. Moscow. 2015. // Режимдоступа: http://orientalreview.org/wp-content/uploads/2015/08/AK-Hybrid-Wars-updated.pdf

10.CIA World Factbook. 23.05.2015. // Режим доступа: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/ / (ВВП ЕАЭС по ППС – на основе расчетов автора).

11.Там же.

12.Дискуссионный клуб “Валдай”. Аналитический доклад “К Великому океану – 3. Экономический пояс Шёлкового пути и приоритеты совместного развития евразийских государств”. Москва. 04.06.2015. // Режим доступа: http://ru.valdaiclub.com/files/11300/

Поделиться статьей
Теги
ЕАЭС

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся