Блог Российского Союза Молодежи

Татьяна Селиверстова "Основные направления сотрудничества России, Индии и Китая в ШОС и БРИКС"

30 Мая 2017
Распечатать
Шанхайская организация сотрудничества самим своим существованием свидетельствует о формировании многополярной структуры международных отношений и некоего форума международных сил, оппонирующего проявления какого-либо гегемонизма и диктата. С самого момента своего основания – 2001 г. – ШОС позиционировалась как комплексная политико-экономическая международная организация, основными целями и задачами которой является развитие сотрудничества во имя поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в Центрально-Азиатском регионе (ЦАР); совместное противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму во всех их проявлениях; борьба с незаконным оборотом наркотиков и оружия, другими видами транснациональной преступной деятельности; поощрение эффективного регионального сотрудничества в политической, торгово-экономической, оборонной, природоохранной, культурной, образовательной, энергетической, транспортной, кредитно-финансовой и других областях, представляющих общий интерес; содействие всестороннему и сбалансированному экономическому росту, социальному и культурному развитию в регионе и т.д. Направления сотрудничества, изначально объявленные ШОС, ввиду их долгосрочного характера остаются прежними. Все они, несомненно, должны быть представлены в качестве базовых и Стратегии развития ШОС до 2025 года[1]. Китаю и России становится все труднее договариваться относительно делового участия в программах ШОС таких стремящихся к сотрудничеству государств, как Индия и Пакистан, поскольку последним уже недостаточно общих деклараций о намерениях, и они все настойчивее начинают добиваться внятного понимания того, какие страны могут рассчитывать лишь на участие в конкретных проектах, а какие, как государства-члены, способны разрабатывать совместные интеграционные схемы. Китай определенно настроен на то, чтобы добиться реального доминирования в Центральной Азии, оставляя России роль «ведомого» партнера, обеспечивающего надежный тыл, прежде всего в ШОС[2]. В свою очередь, известный индийский аналитик М.К. Бхадракумар следующим образом определяет значение ШОС вообще и для Индии – в частности. Он полагает, что интересы Индии и стран – членов ШОС в борьбе с терроризмом, религиозным экстремизмом и политическим сепаратизмом совпадают. Участие в ШОС укрепляет такое направление политики Индии, как «Взгляд на Восток». Для Индии важно также и то, что ШОС предлагает широкую сферу экономического сотрудничества: развитие инфраструктуры, сотрудничество в области энергетики и коммуникаций, а в недалеком будущем возможное создании общего рынка[3]. Новым аспектом становится так же стратегическое сближение РФ и КНР в рамках трех евразийских проектов, поиск «соединительных звеньев» между ШОС, Таможенным Союзом и китайским проектом «Экономический пояс Великого Шелкового пути». Характер интеграционных инициатив – ШОС, ЕАЭС и проекта «Экономический пояс Шелкового пути», – пока до конца не определен, перспективы их слияния и/или со-развития тоже не ясны. Однако само выдвижение этих проектов свидетельствует о наличии нескольких версий региональной интеграции как в рамках ШОС, так и вокруг нее. Переходя к основным направлениям сотрудничества России, Индии и Китая в БРИКС следует отметить, что на основе методологии глобального моделирования и прогнозирования существует долгосрочный (до 2050 г.) прогноз демографического и экономического развития стран БРИКС. Эти страны имеют общие черты в обеспеченности трудовыми и природными ресурсами, в тенденциях экономической динамики, в системе цивилизационных ценностей, но в то же время существенно различаются по уровню технологического и экономического развития, энергообеспеченности, интегральной мощи[4]. Директор информационно-аналитического центра НИИ ТПГУ Академии управления при Президенте Республики Беларусь Юрий Баранчик: «Если сотрудничество в рамках БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) и формирующегося Евразийского экономического союза носит пока преимущественно экономический характер, то в динамике развития Шанхайской организации сотрудничества складываются предпосылки для выхода на более высокую степень интеграции, в том числе и по военно-политическим вопросам. Газовое соглашение между Россией и Китаем придало новую прочность стратегическим отношениям двух стран, а присутствие России во всех трех межгосударственных объединениях — ЕАЭС, ШОС и БРИКС — надежно цементирует новые интеграционные процессы в меняющемся мире»[5]. В прогнозах становления БРИКС как полноценной партнерской структуры межцивилизационного профиля натовская политология особо выделяет несовпадение интересов держав-участниц. Признавая формальное единство «пятерки» по основному пакету финансово-экономических вызовов и рисков, атлантисты в целом пессимистично оценивают их консолидацию в вопросах геополитического влияния. Способность «пятерки» с единых позиций содействовать в близкой перспективе преодолению кризисного состояния механизмов геостратегического регулирования оценивается по причине внутренних противоречий невысоко. В числе фундаментальных «причин неадекватности» называются цивилизационные ценности, различие политических режимов и подходов к партнерству с трансатлантическими державами. Долговременные китайско-индийские противоречия сохраняются, перспектива их урегулирования отсутствует. «Дозированная напряженность» в отношениях двух ключевых партнеров БРИКС поддерживается не в последнюю очередь из-за «не исключаемой в Китае возможности присоединения Индии к американской стратегии обеспечения стабильности и предотвращения конфликтов на азиатском континенте»[6]. С российской стороны очевидные предпосылки к институционализации геополитической конфигурации БРИКС просматривались как в теоретической, так и практической плоскости. Теоретическое обоснование данной геополитической конфигурации можно отнести к идее Е.М. Примакова о создании треугольника сотрудничества с Индией и Китаем и диверсификации российской внешней политики от чрезмерной ориентации на страны Запада. По целому ряду причин предложенный треугольник не мог быть реализован в 1990-е годы, но на сегодняшний день все три страны смогли разрешить или же отодвинуть в сторону существующие разногласия и активно сотрудничают в формате не только БРИКС, но и более глубоко, с включением военно-политических аспектов и проблем безопасности — РИК. Основные усилия стран БРИКС лежат на данном этапе в экономической плоскости. Их важнейшим достижением является укрепление взаимодействия и взаимопонимания между собой, что позволяет этой группе стран отстаивать и продвигать свои интересы в условиях острой борьбы на международной арене. При этом сложилась полезная практика, при которой Россия часто инициирует и проводит (накануне или в ходе тех или иных мероприятий) отдельные заседания, вырабатывают согласованную линию с партнерами из РИК и БРИКС[7]. Таким образом, можно выделить несколько основных направлений, которые Россия видит в качестве основных для деятельности как с Индией и Китаем, так и с БРИКС в целом: — Международное торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, реформа изжившей себя валютно-финансовой архитектуры и установление более демократичного и справедливого международного финансово-экономического порядка; — Становление многостороннего мира и методов сетевой дипломатии, в том числе посредством создания интеграционных механизмов в рамках своих регионов с комплементарным характером (что можно рассматривать в свете усилий России по продвижению проекта Евразийского Союза); — Усиление сотрудничества стран БРИКС в рамках глобальных и региональных организаций с целью сохранения международного мира и безопасности, а также сохранение ООН как центральной организации мирового регулирования; — Координация позиций пяти стран по вопросам глобальной и региональной стабильности и безопасности, нераспространения ОМУ, урегулирования региональных конфликтов; — Сотрудничество в сфере информационной безопасности, совместного противодействия кибертерроризму и киберпреступности; — Сотрудничество с партнерами по БРИКС в сфере противодействия морскому пиратству, совместных усилий по созданию международных механизмов по судебным процедурам и наказанию пиратов; — Создание и укрепление внешних связей БРИКС с ведущими развивающимися странами и международными организациями (в данном случае исключительно позитивно можно использовать опыт «восьмерки», когда в процесс взаимодействия включается максимальное количество заинтересованных игроков без расширения самого «клуба» и с сохранением возможностей оперативного принятия решений); — Сотрудничество на основе равенства, взаимодополняемости и взаимовыгоды в экономической и научно-технической областях, с учетом значительной ресурсной базы стран БРИКС, крупнейших трудовых ресурсов, емких внутренних рынков, целей экономической модернизации и высоких технологий, продовольственной и энергетической безопасности, а также ввиду улучшения качества жизни собственного населения; — Формирование новой идеологии международных отношений, принципа совместимости и равенства различных цивилизаций, культур и идеологий как идентичности нового века[8].

[1] Морозов Ю.В., Клименко А.Ф. Перспективы развития ШОС с точки зрения национальных интересов России - Москва, 2016. С.281-282.

[2] Балакин В.И., Интеграционные процессы в ШОС: состояние, проблемы и перспективы – Москва, 2016. С.121.

[3] Bhadrakumar M.K. Why India is sleeping on foreign policy? URL: rediff.com 07.08.2007.

[4] Акаев А.А., Ануфриев И. Е., Акаева Б.А. Авангардные страны мира в XXI веке в условиях конвергентного развития: долгосрочное прогнозирование экономического роста. М.: Книжный дом «Либроком», 2013.
[5] Мурзагалеев Р.И., Сулейманов А.Р. Саммиты ШОС и БРИКС — 2015: новые возможности сотрудничества - Уфа, 2015. С.54.

[6] Wolf M. Does the BRICS Group Matter? Foreign Affairs. 2012. March 30.

[7] Яшкова Т.А. БРИКС как вариант мягкой силы // Потенциал современной науки. 2014. № 8. С. 5.

[8] Яшкова Т.А. XV Международная научная конференция модернизация России: ключевые проблемы и решения. Москва, 18–19 декабря, ИННИОН РАН.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся