Большая Евразия

Причина очередей на казахстанско-кыргызской границе и возможные решения

12 Июня 2020
Распечатать
_ Юрий Кофнер, приглашенный научный сотрудник Сколковского института исследований развивающихся рынков, главный редактор аналитического портала «Евразийские Исследования». Москва, 12 июня 2020 г. Первопубликация в кыргызской газете «Взгляд».

Проблема

В торгово-экономических отношениях Киргизии и Казахстана возникли серьезные проблемы. В конце мая на киргизско-казахской границе образовалась огромная очередь большегрузов, в многокилометровой пробке стоят водители-дальнобойщики, которые не могут попасть в Казахстан. Недовольство киргизской стороны вызвано тем, что соседи ввели дополнительные требования по пересечению границы для большегрузного транспорта. С конца февраля казахской стороной осуществляется проверка и сканирование следующих документов: CMR (международная товарно-транспортная накладная), ТТН (товарно-транспортная накладная), инвойс или счет-фактура, техпаспорт на транспортное средство, талон о прохождении границы.КР назвала такие действия скрытым таможенным контролем, что в корне противоречит положениям Договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) с точки зрения обеспечения свободы перемещения товаров на внутреннем рынке интеграционного блока. Бишкек пригрозил саботировать работу Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), если она не будет удовлетворена расследованием этого вопроса. Ранее в ходе саммита ЕАЭС в мае 2020 года президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков также поднял вопрос о полномочиях Комиссии и эффективности ее работы.

Причина

Я практически исключаю геополитические причины очередей на кыргызско-казахстанской границе, то есть то, что это какое-то скрытое давление на любую из стран-участниц ЕАЭС. Предположительно, наиболее вероятной причиной является конкуренция между таможенными службами и транспортно-логистическими компаниями за товарные потоки, идущие в Российскую Федерацию.В 2019 году на Российскую Федерацию пришлось 83,7 процента всего импорта в ЕАЭС из зарубежных стран. Это означает, что крупные российские торговые сети и бизнес-группы являются конечными потребителями основной массы иностранной продукции, ввозимой в ЕАЭС и проходящей транзитом через территорию других государств-членов. В связи с этим, эти российские ритейлеры имеют рыночную власть, чтобы решить, какой дорогой импортировать товары на российский рынок. Существует несколько основных вариантов: 1. По открытым морям через российские порты (Санкт-Петербург, Новороссийск и др.). 2. Из ЕС через Беларусь. 3. Из Китая через Кыргызстан и Казахстан. 4. Из Китая напрямую через Казахстан.Формально собранные таможенные пошлины распределяются по согласованной формуле между государствами-членами, но де-факто есть много нюансов. Например, существуют различные разрешенные методологии для расчета стоимости импортируемых товаров. К сожалению, теневая торговля занимает большую долю в импорте ЕАЭС. Например, в течение 2012-2018 годов среднегодовая недооценка китайского экспорта в Евразийский экономический союз составила 2,4 миллиарда долларов США или 3,9 процента экспорта из Китая в ЕАЭС.Итак, что будет делать российская розничная сеть, если грузовики с товарами из Китая сутками на пролет будут стоят на кыргызско-казахской границе? Она выберет другой маршрут непосредственно через китайско-казахстанскую границу, например, через КПП «Достык». Соответственно, кыргызские таможенные службы и транспортные компании проигрывают, а казахстанцы — выигрывают.Однако следует подчеркнуть, что в данной ситуации нет паршивых овец в одной стране, а в других странах — все «белые и пушистые». Кривда у всех своя. Все государства-члены, такие как Казахстан, хотят, чтобы первоначальное таможенное оформление проходило на их границе. Многие импортеры и транзитные компании, например, кыргызские челноки, пытаются «сэкономить деньги», используя поддельные или неполные товаросопроводительные документы. И, к сожалению, во всех государствах-членах существует постоянная проблема с коррупцией.Это та же самая причина продолжающегося существования теневого реэкспорта через Беларусь европейских сельскохозяйственных продуктов, которые находятся под российским запретом на импорт: белорусские контрабандисты не существовали бы без российских розничных сетей или владельцев рынков, заказывающих подсанкционированные продукты. В результате страдают честные импортеры, отчественные производители и сама евразийская интеграция.Однако не следует думать, что такие проблемы относятся исключительно к постсоветскому пространству. Недавнее исследование по Кильского института мировой экономики показал , что в 2018 году, ЕС имел профицит с самим собой в 307 млрд евро, что указывает на огромные объемы мошенничества с НДС. Потеря налоговых доходов может составить до 64 миллиардов евро в год.

Решение (я)

Существует несколько решений, каждое из которых имеет свои недостатки. Во-первых, страны-участницы ЕАЭС могли бы договориться об обязательной установке электронных навигационных пломб на грузовые автомобили и грузовые ж-д контейнеры., Вопрос в том, на какой границе или чей территории их устанавливать. Предположим, речь идет от транзит товаров из Китая через Кыргызстан, затем через Казахстан и, наконец, в Россию. Если пломба будет установлена ​​на территории России или Казахстана, то мы фактически вновь восстановим внутренние таможенные границы внутри ЕАЭС. Это также не решает проблему с очередями на границах. Однако, если пломба будет установлена ​​на китайско-кыргызской границе, то могут сохраниться страхи российских и казахстанских таможенных служб по поводу возможной недобросовестности кыргызской таможни, что может привести к дальнейшему конфликту.Во-вторых, государства-члены ЕАЭС могли бы договориться о кодах цифровой прослеживаемости, которые будут наноситься непосредственно на продукты . Цифровая маркировка должна стать обязательной, и без нее нельзя продавать товар в магазине. С ней можно будет четко проследить всю цепочку доставки. Однако реализация данной инициативы может оказаться довольно дорогостоящей, как для предприятий, так и для домашних хозяйств, а также технически сложной. Или, в некоторых случаях, порой почт невозможной. Например, как наносить цифровые коды отслеживания на помидоры?И в обоих вышеупомянутых вариантах сохраняется такая проблема, что и навигационное пломбирование, и цифровая маркировка «держатся» и продвигаются национальными бизнес-группами в каждой из стран ЕАЭС в отдельности. Это подкладывает дальнейший конфликтный потенциал, если ЕЭК не установит единых требований либо четких правил взаимного признания.Третий вариант, он скорее дополнительный, — это подписание и реализация соглашений между таможенными службами государств-членов ЕАЭС и третьими сторонами об обмене оперативной таможенной информацией. Подобное соглашение было подписано с Китаем в июне 2019 года. Его реализация началась в декабре того же года. К сожалению, с ЕС такого соглашения нет, так как по политическим причинам Европейская комиссия по-прежнему отказывается официально признать существование Евразийского экономического союза в качестве субъекта международного права. Но это довольно близоруко, потому что европейская экономика также проигрывает от теневой торговли со своим восточным соседом.В-четвертых, наиболее радикальным, но, на мой взгляд, единственным вариантом, который может в корне решить проблему, является: 1. либо передача таможенных полномочий на наднациональный уровень и создание «Евразийской таможенной службы»; 2. либо создание совместной таможенной проверки на внешних границах ЕАЭС , например, когда потоки товаров будут совместно проверяться на китайско-кыргызской границе таможенными службами Казахстана, Кыргызстана и представителями Евразийской экономической комиссии. Или на евро-белорусской границе таможенными службами Беларуси, России и ЕЭК. Такая практика существует на внешней границе Европейского Союза.Собранные таможенные пошлины будут по-прежнему распределяться в соответствии с обычной методологией, принятой и согласованной всеми государствами-членами ЕАЭС.Действительно, такой шаг ограничит национальный суверенитет над пограничным контролем, сбором пошлин и НДС. Однако — только символически, а не там, где это важно — с точки зрения государственных финансов. Напротив, благодаря большей прозрачности и выведению значительной части импорта товаров из теневого сектора, этот шаг увеличит бюджетные доходы и создаст более равные условия для отечественной промышленности.
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся