Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Артем Данков

К.и.н., директор Института Конфуция ТГУ, заведующий кафедрой востоковедения Факультета исторических и политических наук Томского государственного университета

Великая Отечественная война оставила глубокий след в памяти людей на просторах бывшего Советского Союза, однако с годами она все больше становится событием из школьных учебников. В условиях, когда от нас уходят последние ветераны и участники тех событий, важно не только сохранить память о войне, но и наполнить ее новым смыслом.

Великая Отечественная война оставила глубокий след в памяти людей на просторах бывшего Советского Союза, однако с годами она все больше становится событием из школьных учебников. В условиях, когда от нас уходят последние ветераны и участники тех событий, важно не только сохранить память о войне, но и наполнить ее новым смыслом.

В преддверии 70-летия Победы во многих странах постсоветского пространства проходят масштабные юбилейные мероприятия, кульминацией которых станет военный парад 9 мая в Москве. Не исключение и страны Центральной Азии. Во всех республиках организуют праздничные и памятные мероприятия, посвященные очередному юбилею Победы. Участники войны и труженики тыла получают дополнительную материальную помощь, награждаются памятными медалями и подарками, для них устраивают встречи и концерты, многие из них могут поехать в санатории и пансионаты. 9 мая 2015 года во всех государствах Центральной Азии состоятся памятные мероприятия и народные гуляния. На первый взгляд, празднование Дня Победы в Центральной Азии ничем не отличается от Российской Федерации или Беларуси.

Война дальше, чем кажется

С точки зрения исторической памяти, для большинства населения стран Центральной Азии Великая Отечественная война гораздо дальше, чем для жителей России, Украины или Беларуси.

Время не стоит на месте, и восприятие Великой Отечественной войны в Центральной Азии заметно отличается от России, Украины или стран Балтии. С точки зрения исторической памяти, для большинства населения стран Центральной Азии Великая Отечественная война гораздо дальше, чем для жителей России, Украины или Беларуси.

Для этого существуют как объективные, так и субъективные причины. К числу объективных причин можно отнести исторические и демографические особенности центральноазиатских обществ, связанные с Великой Отечественной войной.

www.flickr.com/photos/azwegers
Ветеран ВОВ, Бухара, Узбекистан,
4 мая 2008


В отличие от России, Украины, Беларуси, Молдовы и стран Балтии на территории Центральной Азии боевые действия не велись.

Во-первых, в отличие от России, Украины, Беларуси, Молдовы и стран Балтии на территории Центральной Азии боевые действия не велись. С одной стороны, это создает определенные трудности в поддержании памяти о Великой Отечественной войне, так как здесь большую роль играет возможность посетить памятные места (например, Мемориальный комплекс «Хатынь» в Беларуси) или места боев (Мамаев курган в России). С другой стороны, это позволяет избежать многих «проблемных» вопросов вокруг Великой Отечественной войны, наиболее острым из которых до сих пор остается коллаборационизм в период оккупации.

Во-вторых, в восприятии Великой Отечественной войны большую роль играет то, что общество в государствах Центральной Азии очень «молодое». Средний медианный возраст населения колеблется от 21 года в Таджикистане до 29 лет в Казахстане [1]. Больше половины жителей Центральной Азии моложе 30 лет, а, например, в Таджикистане молодежь составляет 2/3 всего населения. При этом поколение правнуков Победы, т.е. детей младше 15 лет, составляет от 25 % населения в Казахстане до 33% в Таджикистане. Для сравнения, в России доля людей моложе 30 лет составляет 36%, а детей младше 15 лет всего 16% [2].

В то же время, доля людей старше 65 лет (тех, кто родился до 1950 г.) крайне мала и составляет 3–7 % населения республик Центральной Азии [3]. Именно к этой возрастной группе относятся ветераны и инвалиды войны, труженики тыла, дети, рожденные в военные и первые послевоенные годы, те, кто на личном опыте испытал все тяготы и лишения войны и первых лет послевоенной жизни. Это поколение победителей, которое, к сожалению, постепенно уходит. Численность ветеранов войны в Центральной Азии при населении в 65 млн чел. составляет менее 15 тыс. чел [4]. Для сравнения, столько же ветеранов на данный момент проживает в Сибирском федеральном округе (население – 19 млн чел.), а по всей России (145 млн чел.) на данный момент проживает более 160 тыс. участников войны [5]. Такое малое число ветеранов объясняется тем, что среди них высока доля русских, украинцев, евреев и т.д., которые после распада Советского Союза переехали в Россию, Украину, Израиль и другие страны. До сих пор, по данным статистики, такие «иностранцы» составляют около половины населения Казахстана в возрасте старше 65 лет [6].

www.flickr.com/photos/zz77
Ветеран ВОВ, Ленинское, Кыргызстан

В результате, в странах Центральной Азии существует «молодое» общество, для большей части которого советские идеологические модели, приемы и практики, многие из которых были связаны именно с Великой Отечественной войной, уже не имеют никакой ценности. Люди младше 30 лет не знают, что это такое, они выросли и получили образование уже в постсоветское время, когда формировались новые идентичности, и восприятие Великой Отечественной войны у них совершенно иное.

Как восполнить пробелы и почему это важно?

В условиях, когда нет возможности передачи элементов исторической памяти через посещение исторических мест, связанных с войной, личное общение с ветеранами или семейные традиции крайне ограничены, ведущую роль начинает играть патриотическое воспитание в школе. Главная проблема заключается в том, что уровень среднего и высшего образования в постсоветской Центральной Азии в целом серьезно снизился. Это не могло не сказаться на объеме знаний по истории в целом, и о Великой Отечественной войне в частности. Общий уровень знаний об этом историческом событии значительно снизился и сильно зависит от места проживания. Жители столиц и крупных городов обладают более широким багажом исторических знаний, чем выходцы из сельских районов.

В восприятии Великой Отечественной войны большую роль играет то, что общество в государствах Центральной Азии очень «молодое».

Однако можно говорить, что в целом в регионе прилагаются значительные усилия для поддержания памяти о Великой Отечественной войне – сохранено большинство мемориальных комплексов, посвященных Победе (например, в 2012 году впервые за все время существования был отреставрирован Мемориал Славы в Алматы), подтверждены статус и льготы ветеранам войны и труженикам тыла, в учебниках истории событиям этого периода уделено значительное внимание.

www.flickr.com/photos/marusia
Ветераны Второй мировой войны, Анзоб,
Таджикистан

Главный вывод заключается в том, что, несмотря на сильно политизированную атмосферу вокруг Великой Отечественной войны, элиты государств Центральной Азии нуждаются в памяти о войне по вполне объективным причинам. Во-первых, со времен Советского Союза сохранение памяти о Великой Отечественной войне — краеугольный камень в патриотическом воспитании детей и молодежи. Социологические опросы показывают, что до сих пор исторические образы патриотизма в государствах Центральной Азии в основном связаны именно с Великой Отечественной войной. Например, согласно результатам серии социологических опросов, проведенных сотрудниками Казахстанского национального университета им. Аль-Фараби в 2009-2013 гг., на вопрос какие, по мнению респондентов, исторические образы могут быть достойным символом формирующегося казахстанского патриотизма на современном этапе, наиболее часто встречаемый ответ «Герои Великой Отечественной войны» (30,8%) [7].

Несмотря на сильно политизированную атмосферу вокруг Великой Отечественной войны, элиты государств Центральной Азии нуждаются в памяти о войне по вполне объективным причинам.

Во-вторых, центральноазиатские элиты во многом «советские» (например, средний возраст министров в Казахстане на начало мая 2015 года превышает 51 год), т.е. они получили образование в советское время, и для них Великая Отечественная война – часть личной исторической памяти, часть того набора идеологических приемов и практик, к которым они привыкли. Именно поэтому в государствах Центральной Азии нет стремления найти исторические корни идентичности в коллаборационистских силах, и не предпринимаются серьезные попытки изменения трактовок исторических событий того периода.

widerimage.reuters.com
Ветеран ВОВ, Ашхабад, Туркменистан

В-третьих, поддержание памяти о Великой Отечественной войне – важный элемент в выстраивании внешней политики, в первую очередь, в отношениях с Россией. Недаром, в государствах, более ориентированных на развитие этих отношений (Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан), празднование Дня Победы в содержательном (военный парад) и смысловом (использование терминов и т.д.) плане близко российской практике. В то время, как в Узбекистане и Туркменистане наполнение Дня Победы изменилось – 9 мая теперь трактуется как День памяти и скорби. Символично, что в условиях сложной международной обстановки в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане военные парады, посвященные 70-летию Победы, были перенесены с 9 на 7 мая, чтобы президенты этих стран смогли принять участие в Параде Победы в Москве, что должно в очередной раз продемонстрировать их готовность развивать отношения с Россией.

Поддержание памяти о Великой Отечественной войне – важный элемент в выстраивании внешней политики, в первую очередь, в отношениях с Россией.

В итоге, на данный момент в Центральной Азии существуют «молодые» социумы, в которых память о событиях Великой Отечественной войны сохраняется благодаря усилиям более «старых» политических элит, выступающих в значительной степени в роли продуктов советской образовательной и воспитательной системы и рассматривающих Войну как важный элемент патриотического воспитания и формирования национальной идентичности, а так же как символ поддержания хороших отношений с Россией.

***

На данный момент в Центральной Азии существуют «молодые» социумы, в которых память о событиях Великой Отечественной войны сохраняется благодаря усилиям более «старых» политических элит.

Что будет через 10 лет, когда уйдет поколение ветеранов и произойдет окончательный транзит власти от советского поколения элиты к постсоветскому? Останется ли память о Великой Отечественной войне, которая уже сейчас носит в значительной степени политический и символический характер, востребованной в рамках новых идеологических конструктов?

России и странам Центральной Азии необходимо предпринимать совместные усилия для сохранения памяти о Великой Отечественной войне. В первую очередь, это должно быть связано с созданием художественных и документальных фильмов и сериалов о событиях Великой Отечественной войны на языках народов Центральной Азии – здесь ключевую роль будет играть содействие местных властей и акцентирование роли выходцев из стран региона в событиях Великой войны. В противном случае она будет все больше превращаться для жителей Центральной Азии в события, которые происходили давным-давно «у незнакомого поселка, на безымянной высоте».

1. World population prospects. The 2012 revision population database. United Nations Population Division // URL: http://esa.un.org/unpd/wpp/Excel-Data/population.htm

2. The Military Balance 2014, Chapter 5. Russia and Eurasia, P. 176-197, London, 2014.

3. Ibid.

4. Рассчитано автором по данным Министерства здравоохранения и социального развития Республики Казахстан, Министерства труда и социальной защиты населения Республики Узбекистан, Министерства труда и социальной защиты населения Туркменистана, Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан и Министерства социального развития Кыргызской Республики.

5. Данные Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации // URL: http://www.rosmintrud.ru/social/vetaran-defence/25.

6. Этнодемографический ежегодник Казахстана. Астана, 2013. С. 14.

7. Подробнее о результатах опросов смотрите: Веревки А.В., Лифанова Т.Ю. О патриотизме в ценностном сознании казахстанской молодежи. // URL: http://pps.kaznu.kz/2/Main/FileShow2/14613/125/124/617/%D0%9B%D0%B8%D1%84%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%A2%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D0%B0%D0%AE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0/2014/2

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся