Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.95)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Василий Кашин

К.полит.н., директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, член РСМД

Александра Янькова

Младший научный сотрудник ЦКЕМИ НИУ ВШЭ

Кристина Кондакова

Аналитик ЦКЕМИ НИУ ВШЭ

Ожидания от встречи на высшем уровне между лидерами КНР и США на саммите АТЭС 2023, прошедшем 11–17 ноября в Сан-Франциско, были изначально крайне невысоки. Речь о том, что саммит станет каким-либо поворотным моментом в отношениях двух стран, не шла в принципе. В лучшем случае визит китайского лидера в США связывался с надеждой на вступление двух стран в хрупкий период стабильности отношений после пяти лет торговой, технологической и информационной войны.

Визит венчал собой серию шагов по восстановлению американо-китайского диалога, предпринятых в последние несколько месяцев, в том числе по активизации контактов между экономическими и внешнеполитическими ведомствами двух стран. Таким образом, сторонам в целом удалось решить свою первоначальную задачу: американо-китайское противоборство будет развиваться в более предсказуемых условиях и при наличии многочисленных каналов коммуникации между чиновниками и экспертами.

Лидеры государств договорились развивать и укреплять сотрудничество между КНР и США в рамках межправительственного диалога по искусственному интеллекту, создания китайско-американской рабочей группы по сотрудничеству в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков, восстановления связей на высоком уровне между вооруженными силами двух стран, возобновления китайско-американского сотрудничества и механизма консультаций в области обороны. Некоторые из достигнутых договоренностей, например, по развитию диалога в военной сфере и по борьбе с наркотиками, были более важны для США. Другие, например, касающиеся воздушного сообщения, научных и гуманитарных обменов, представляются более важными для Китая.

Вместе с тем саммит не привнес ровным счетом ничего нового в ситуацию вокруг ключевых проблем двусторонних отношений, главной и основополагающей из которых остается неготовность США принять факт существования отдельной китайской модели развития. В американской политике сохраняется устойчивый консенсус по поводу того, что в Китае сложился ревизионистский авторитарный режим, злоупотребляющий международной торговлей в интересах расширения своего экономического и политического влияния. Именно поэтому вполне логично, что на пресс-конференции после окончания переговоров Байден во второй раз с июня 2023 г. назвал Си Цзиньпина диктатором. Не было достигнуто прогресса и по более частным проблемам, таким как Тайвань, ситуация в Южно-Китайском море, гонка вооружений в Азии, взаимные формальные и неформальные экономические и технологические санкции. Ни одна из взаимных ограничительных мер не была отменена или хотя бы приостановлена в действии.

Си Цзиньпин также выступил на деловом обеде, организованном в его честь Национальным комитетом по американо-китайским отношениям и Американо-китайским деловым советом. Прямые контакты политического руководства с крупным бизнесом традиционно являлись краеугольным камнем американской политики Пекина. На протяжении десятилетий такие контакты позволяли стабилизировать и развивать двусторонние отношений, несмотря на различие идеологий и дефицит доверия. Сейчас потенциал данного канала связи ограничен, но он по-прежнему позволяет хотя бы отчасти снизить темпы деградации американо-китайских отношений. Это, в свою очередь, дает возможность Пекину выиграть время для подготовки к вероятному в ближайшие годы острому кризису в американо-китайских отношениях.

Визит Си Цзиньпина в США, связанный с участием китайского лидера в саммите АТЭС 2023 в Сан-Франциско, состоял из четырех основных мероприятий: двусторонней встречи Си Цзиньпина и президента США Джозефа Байдена 15 ноября, последовавшего в тот же день ужина и приема с участием американских предпринимателей, участия Си Цзиньпина в Деловом саммите АТЭС 16 ноября и в неформальном саммите лидеров АТЭС 17 ноября. Хотя встреча с Байденом привлекла наибольшее внимание, все четыре события и сделанные в их рамках заявления Си имеет смысл рассматривать в комплексе.

Переговоры Си Цзиньпина и Джо Байдена прошли 15 ноября 2023 г. в историческом поместье под Сан-Франциско и продлились почти три часа. Это первый визит Си в США с 2017 г. и первая встреча с Байденом за 2023 г. Последний раз лидеры встречались очно в ноябре 2022 г. перед саммитом Группы двадцати на Бали. Встреча на Бали, как и нынешняя, была посвящена попыткам стабилизации стремительно ухудшавшихся двусторонних отношений, а ее главным итогом стали соглашения о создании рабочих групп и налаживании контактов для обсуждения важных двусторонних вопросов.

В китайских публикациях отмечалось, что многие решения Балийского саммита не были реализованы, поэтому от саммита в Сан-Франциско ожидали, что он позволит «вернуться на Бали» и закончить начатое.

Ожидания

При этом ожидания от встречи на высшем уровне, насколько можно судить по предшествовавшим ей публикациям китайских экспертов, работающих как в Китае, так и в западных университетах, а также комментариям китайских СМИ, были изначально крайне невысоки. Речь о том, что саммит станет каким-либо поворотным моментом в отношениях двух стран, не шла в принципе. В лучшем случае визит китайского лидера в Сан-Франциско связывался с надеждой на вступление двух стран в хрупкий период стабильности отношений после пяти лет торговой, технологической и информационной войны, причем такая точка зрения встречалась в публикациях неоднократно. Декан Института международных исследований Фуданьского университета У Синбо предположил, что встреча глав государств Китая и США отразила готовность обеих сторон «ослабить напряженные китайско-американские отношения и даже в определенной степени улучшить их». Чжао Суйшэн, профессор китайской политики и внешней политики в Школе международных исследований им. Йозефа Корбеля Денверского университета, заявил, что все стороны ожидают, что эта встреча «остановит спад и стабилизирует» китайско-американские отношения. США, как отмечали некоторые китайские комментаторы, не собирались пересматривать политику в отношении Китая, но хотели установить каналы коммуникации на фоне растущей нестабильности как на международной арене, так и внутри самих Соединенных Штатов.

Подготовка

Визит венчал собой серию шагов по восстановлению американо-китайского диалога, предпринятых в последние несколько месяцев. Китай посетили несколько высокопоставленных американских чиновников, включая госсекретаря Энтони Блинкена, министра финансов Джанет Йеллен, министра торговли Джину Раймондо. 22 сентября 2023 г. Китай и США объявили, что на основе консенсуса, достигнутого вице-премьером Госсовета КНР, возглавляющим китайско-американские торгово-экономические связи, Хэ Лифэном и Джанет Йеллен, стороны договорились создать экономическую и финансовую рабочие группы. В конце октября обе группы провели первые заседания, ознаменовавшие возобновление регулярного экономического диалога с тех пор, как администрация Трампа отказалась от организованных контактов в 2018 г.

29 сентября 2023 г. заместитель министра иностранных дел КНР Сунь Вэйдун провел в Вашингтоне китайско-американские консультации по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона с помощником госсекретаря США по вопросам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Дэниелом Критенбринком. С 26 по 27 октября министр иностранных дел КНР Ван И провел переговоры с Энтони Блинкеном в Вашингтоне. Помимо прочего, стороны договорились прилагать усилия для проведения встречи глав государств в Сан-Франциско.

С 3 по 6 ноября 2023 г. Министерство иностранных дел Китая и Госдепартамент США провели консультации по морской политике, контролю над вооружениями и нераспространению. В области глобального управления 8 ноября 2023 г. успешно завершились переговоры между специальным посланником Китая по вопросам изменения климата Се Чжэньхуа и его американским коллегой Джоном Керри в рамках подготовки 28-й Конференции участников Рамочной конвенции ООН по изменению климата.

По информации китайского МИД, последняя внешнеполитическая консультация между Китаем и США состоялась в 2016 г., а последняя консультация по контролю над ядерным вооружением датируется периодом администрации Б. Обамы. Именно встречи американских и китайских чиновников, ставшие новым раундом дипломатического, экономического и торгового диалога, заложили основу для нынешнего визита Си.

Переговоры

В ходе встречи на высшем уровне китайский лидер, с одной стороны, демонстрировал готовность к восстановлению диалога с США, с другой — подчеркивал статус Китая как равной США сверхдержавы и готовность отстаивать свои «красные линии». В ходе переговоров Си Цзиньпин озвучил бинарный взгляд Китая на современный миропорядок: у США и КНР есть два варианта — либо укреплять единство и сотрудничество, либо принять менталитет «нулевой суммы», спровоцировать конфликт между лагерями и привести мир к беспорядкам и расколу.

Си предложил свою формулу американо-китайских отношений, состоящую из пяти элементов — вполне в китайском духе: совместное установление правильного восприятия, совместное преодоление разногласий, совместное продвижение взаимовыгодного сотрудничества, совместная ответственность великих держав и совместное продвижение гуманитарных обменов.

В очередной раз было озвучено, что Китай не стремится к конфронтации с США: Пекин не пойдет по старому пути колониализма или гегемонии и не будет «экспортировать идеологию». У Китая нет планов превзойти или заменить Соединенные Штаты, а у Соединенных Штатов не должно быть планов по подавлению или сдерживанию Китая: «Земля достаточно велика, чтобы вместить как Китай, так и США». Ранее, когда Си Цзиньпин встречался с бывшими президентами Обамой и Трампом, он заявлял, что «Тихий океан достаточно велик, чтобы вместить как Китай, так и США». То есть теперь Китай рассматривает себя не как региональную, но как глобальную державу.

Китайский лидер стремился убедить как Вашингтон, так и весь остальной мир в том, что он готов взаимодействовать с Соединенными Штатами, но исключительно при условии соблюдения китайских «красных линий». Си Цзиньпин подчеркнул, что экспортный контроль и односторонние американские санкции наносят существенный ущерб законным интересам КНР и создают дискриминационную среду для китайских компаний. В геополитическом измерении Си желал создать более конструктивную атмосферу и в очередной раз воспользовался случаем, чтобы изложить принципиальную позицию по тайваньскому вопросу и подчеркнуть свои основные тезисы о взаимном уважении и невмешательстве во внутренние дела.

Итоги саммита

Главы двух государств договорились развивать и укреплять сотрудничество между Китаем и США в вопросах установления межправительственного диалога по искусственному интеллекту, создания китайско-американской рабочей группы по сотрудничеству в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков, восстановления связей на высоком уровне между вооруженными силами двух стран, возобновления китайско-американского сотрудничества и механизма консультаций в области обороны. Китай согласился оказать содействие США в борьбе с распространением опиоидов.

Была подчеркнута важность ускорения совместных усилий по реагированию на климатический кризис и принято решение о запуске китайско-американской рабочей группы по усилению борьбы с изменением климата в 20-х гг. XXI в. Стороны также договорились о значительном увеличении количества авиарейсов в начале 2024 г. и о расширении образовательных, молодежных, культурных, спортивных и деловых обменов.

Многие важные результаты были достигнуты еще на этапе подготовки встречи. Таковыми можно считать активизацию контактов между экономическими и внешнеполитическими ведомствами двух стран.

Таким образом, сторонам в целом удалось решить свою первоначальную задачу. Американо-китайское противоборство будет развиваться в более предсказуемых условиях и при наличии многочисленных каналов коммуникации между чиновниками и экспертами.

Ничего не меняется

Вместе с тем саммит не привнес ровным счетом ничего нового в ситуацию вокруг ключевых проблем двусторонних отношений, главной и основополагающей из которых остается неготовность США принять факт существования отдельной китайской модели развития. В американской политике сохраняется устойчивый консенсус по поводу того, что в Китае сложился ревизионистский авторитарный режим, злоупотребляющий международной торговлей в интересах расширения своего экономического и политического влияния. Именно поэтому вполне логично, что на пресс-конференции после окончания переговоров Байден во второй раз с июня 2023 г. назвал Си Цзиньпина диктатором, который «управляет коммунистической страной, правительство которой полностью отличается от нашего».

Вероятно, если бы американский президент находился в лучшей форме, он избежал бы использования слова «диктатор» в условиях, когда китайский лидер еще находился в США. Тем не менее высказывание Байдена — наглядное объяснение, почему никакое реальное сближение между двумя странами невозможно.

Показательна весьма спокойная реакция КНР на выходку Байдена. Китайский МИД охарактеризовал ее как «противоречащую базовым фактам и дипломатическому протоколу», а также назвал «равносильной публичной политической провокации». Однако помимо заявления МИД других политических последствий высказывание не имело. Внутри Китая СМИ старались не фокусировать на нем внимания, по возможности избегая упоминания об этом. Никаких иллюзий о природе своих отношений с США Китай не имеет.

История продуктивных китайско-американских отношений 1970-х — 2010-х гг. делится на два периода. До окончания холодной войны в основе этих отношений лежало совместное противостояние СССР. После окончания холодной войны США развивали отношения с Китаем, считая, что китайскую коммунистическую систему ждет полное перерождение под влиянием рыночной экономики и открытия внешнему миру.

Провал этих надежд, ставший очевидным в середине 2010-х гг. и привел две страны к конфронтации. Трудно примириться с тем, кто недоволен самим фактом вашего существования так, как США недовольны существующим режимом Китайской Народной Республики с ведущей политической ролью КПК.

Не было достигнуто никакого прогресса и по более частным проблемам, таким как Тайвань, ситуация в Южно-Китайском море, гонка вооружений в Азии, взаимные формальные и неформальные экономические и технологические санкции. Ни одна из взаимных ограничительных мер не была отменена или хотя бы приостановлена в действии.

Деловой обед

Следующим выступлением председателя стала речь на ужине, организованном в его честь Национальным комитетом по американо-китайским отношениям и Американо-китайским деловым советом, — в нестандартном формате для китайского лидера. На мероприятии собрались представители таких компаний, как Apple, BlackRock, Blackstone, Boeing Commercial Airlines, Bridgewater Association, FedEx, Gilead Sciences, Mastercard, Microsoft, Mastercard, Pfizer и т.д., и такие знаменитые гости, как Тим Кук, Илон Маск, Стивен Шварцман, Лоренс Финк, Дэниел О’Дей, Стэнли Дил, Мерит Янов, Радж Субраманиам, Рэй Далио. Согласно приглашению, распространенному в Интернете, билет на встречу с Си Цзиньпином стоил 2 тыс. долл. По данным New York Times, стол на восемь мест плюс одно место за столом с Си могли обойтись компаниям в 40 тыс. долл. Стремление представителей компаний встретиться с лидером КНР говорит о том, что Китай, несмотря на замедление экономического роста, ужесточение контрразведывательной деятельности и контроля за иностранцами, остается важным и в качестве рынка, и в качестве индустриального и технологического партнера.

Риторика Си Цзиньпина на выступлении была примирительной. Китайский лидер уделил внимание позитивным страницам истории отношений двух стран. Он упомянул американских летчиков из подразделения «Летающих тигров», которые помогли Китаю противостоять Японии во время Второй мировой войны, вспомнил, как сам жил в Айове в 1985 г. в рамках программы сельскохозяйственного обмена. Си даже намекнул, что КНР могла бы предоставить США в аренду новых гигантских панд после того, как еще в начале ноября три панды, живущие в Вашингтоне, были возвращены назад в Китай.

Прямые контакты политического руководства с крупным бизнесом традиционно являлись краеугольным камнем американской политики Пекина. На протяжении десятилетий такие контакты позволяли стабилизировать и развивать двусторонние отношения, несмотря на различие идеологий и дефицит доверия. Сейчас потенциал данного канала связи ограничен, но он по-прежнему позволяет хотя бы отчасти снизить темпы деградации американо-китайских отношений. Это, в свою очередь, дает возможность Пекину выиграть время для подготовки к вероятному в ближайшие годы острому кризису в американо-китайских отношениях.

Деловой саммит АТЭС 16 ноября и неформальная встреча лидеров 17 ноября

В своей речи на Деловом саммите АТЭС 2023 Си Цзиньпин вновь обратился к китайской концепции «сообщества единой судьбы человечества» и ее роли в Путраджайских ориентирах АТЭС до 2040 г. Кроме того, на 30-й встрече лидеров экономик АТЭС он также упомянул недавний форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Одного пояса, одного пути» как показатель глобальной связности и всеобщей заинтересованности в экономической интеграции.

Кроме того, он охарактеризовал КНР как «самое привлекательное место для инвестиций», подчеркнув «решимость Китая по созданию благоприятной деловой среды, зиждущейся на рынке, праве и международном сотрудничестве», «как бы ни менялась международная конъюнктура». В дальнейшем развитии АТЭС Си Цзиньпин выделил четыре направления работы: инновационное развитие, открытость, принцип «зеленого» развития и дух «совместного использования» (реализация Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года).

Стоит отметить, что в рамках повестки саммита КНР активно продвигала глобальные инициативы, предложенные на 78-й Генеральной Ассамблее ООН в 2023 г. в рамках «Китайского плана трансформации и построения глобального управления»: «Инициативу глобальной безопасности» (GSI), «Инициативу глобального развития» (GDI) и «Глобальную цивилизационную инициативу» (GCI). Си Цзиньпин подчеркнул, что Китай готов вместе с партнерами работать над реализацией этих инициатив с целью углубления сотрудничества в области сокращения бедности, продовольственной безопасности, индустриализации и финансирования развития «ради создания чистого и прекрасного мира, где воцарится долгосрочный мир, всеобщая безопасность, совместное процветание, открытость и инклюзивность».

Выступление развивало идеи, высказанные Си на мероприятиях АТЭС 2022 и 2021 гг. Речи Си Цзиньпина на саммите лидеров бизнеса АТЭС 16 ноября и неформальной встрече лидеров АТЭС 17 ноября были схожими. Председатель КНР призвал страны бороться против ситуации «новой холодной войны» и блоковой политики, объединяться и сотрудничать ради совместного решения проблем и перехода в новые «тридцать золотых лет» развития АТР. Ключевыми темами обоих выступлений стали технологии, инвестиции, «зеленая» политика и инклюзивное развитие. Си Цзиньпин заявил, что Китай по-прежнему является крупнейшим двигателем глобального развития, подчеркнул открытость КНР для иностранных инвестиций, указал на важность совместной работы над достижением справедливого распределения благ цифровизации и улучшением глобального управления наукой и технологиями.

Китай активизирует свою дипломатию в рамках АТЭС в ответ на действия США. В последние годы происходила активизация диалога США — АСЕАН. Важным шагом в этом направлении стал запуск Байденом в мае 2022 г. Индо-Тихоокеанской экономической структуры (Indo-Pacific Economic Framework, IFEP), в которой, за исключением Мьянмы, Лаоса и Камбоджи, приняли участие все остальные страны АСЕАН. Как отмечал Чжао Суйшэн, профессор Школы международных исследований им. Йозефа Корбеля Денверского университета, АТЭС является важной платформой экономического сотрудничества в АТР: «Для США Азиатско-Тихоокеанский регион имеет большое значение. Здесь сосредоточены большие объемы торговли и инвестиций США, и это самый активный регион в мировой экономике, что заставляет США придавать большое значение экономическому развитию и торговому сотрудничеству с Азиатско-Тихоокеанским регионом». IPEF предполагает участие 13 стран и отражает стремление США вернуться к контролю над интеграционными процессами в регионе на более выгодных для себя условиях. В рамках IPEF США вместе с так называемым технологическим альянсом Chip 4 (США, Южная Корея, Япония и Тайвань) представляют «параллельную систему» альянсов и цепочек поставок, исключающую Китай. США рассматривают возможность возвращения к переговорам о вступлении во Всеобъемлющее прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ВПТТП), куда также подали заявку КНР и Тайвань.

Что это было?

В Сан-Франциско Си Цзиньпин решал три важных задачи.

Во-первых, он представил страну на ключевом форуме АТЭС, обратил внимание на свои глобальные и региональные инициативы и подчеркнул конструктивный характер китайской политики в регионе: в отличие от США, Китай никого не заставляет делать выбор «мы или они». Помимо Байдена, Си встретился с лидерами еще четырех стран: Японии, Брунея, Мексики и Перу.

Во-вторых, он провел важную встречу с представителями американского бизнеса и попытался заручиться их поддержкой в деле стабилизации сокращающихся американо-китайских экономических связей (за три квартала 2023 г. китайский экспорт в США упал на 16,4%, а импорт из США — на 6%).

В-третьих, провел встречу со своим главным оппонентом на международной арене, президентом США. По итогам этой встречи стороны договорились о шагах, которые дают надежду на упорядочивание нынешнего американо-китайского противоборства.

Некоторые из достигнутых договоренностей, например, по развитию диалога в военной сфере и по борьбе с наркотиками, были более важны для США. Другие, например, касающиеся воздушного сообщения, научных и гуманитарных обменов, представляются более важными для Китая.

Встреча Си и Байдена не устраняет угрозы того, что Китай и США свалятся в неуправляемую конфронтацию в ближайшие месяцы, но несколько снижает вероятность такого развития событий.


Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.95)
 (20 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся