Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.71)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Николай Власов

К.и.н., доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ, эксперт РСМД

29 июня на саммите в Брюсселе была согласована — во многом благодаря усилиям Ангелы Меркель — общеевропейская политика по отношению к беженцам. В частности, принято решение о создании специальных лагерей по приему беженцев за пределами ЕС и усилении контроля на внешних границах Евросоюза. Казалось бы, канцлер могла вздохнуть с облегчением. Однако именно в этот момент битва на германском внутриполитическом фронте достигла максимального накала.

Первая, самая острая фаза миграционного кризиса в Германии закончилась, однако сам кризис еще далек от завершения и оказывает большое влияние как на внешнюю, так и на внутреннюю политику ФРГ. Всего несколько месяцев назад завершился беспрецедентно долгий и болезненный процесс формирования коалиционного правительства, и вот теперь оно снова оказалось на грани раскола. На сей раз конфликт вспыхнул между двумя партиями, которые обычно воспринимаются как две половинки одного целого, — Христианско-демократическим союзом и Христианско-социальным союзом.

Ни одна из стран-партнеров пока не подтвердила готовности принимать беженцев из «транзитных центров». К тому же в пылу «семейной ссоры» многие успели забыть о третьем члене правящей коалиции — социал-демократах, которые уже заявили, что не поддерживают достигнутый компромисс.

«Семейный скандал» между ХДС и ХСС завершился — по крайней мере на некоторое время. Однако проблемы миграционной политики, а также противодействия правым популистам по-прежнему остаются в числе ключевых тем политической повестки дня. Каждая из партий, входящих в правящую коалицию, стремится остаться у власти, но в то же время усилить свои собственные позиции — две задачи, которые не всегда хорошо сочетаются друг с другом. А значит, новые конфликты между ними вполне вероятны.

Первая, самая острая фаза миграционного кризиса в Германии закончилась, однако сам кризис еще далек от завершения и оказывает большое влияние как на внешнюю, так и на внутреннюю политику ФРГ. Всего несколько месяцев назад завершился беспрецедентно долгий и болезненный процесс формирования коалиционного правительства, и вот теперь оно снова оказалось на грани раскола. На сей раз конфликт вспыхнул между двумя партиями, которые обычно воспринимаются как две половинки одного целого, — Христианско-демократическим союзом (ХДС) и Христианско-социальным союзом (ХСС).

Равнение направо

Как это бывает почти всегда, корни вспыхнувшей этим летом «семейной ссоры» уходят в прошлое. Христианско-социальный союз, будучи постоянным партнером христианских демократов на федеральном уровне, никогда не являлся просто «баварским филиалом» ХДС. Его программные установки всегда были значительно более консервативными. Еще в 1986 г. легендарный председатель партии Франц-Йозеф Штраус заявил, что «справа от ХСС не должно быть демократически легитимной партии» [1].

В 2013 г. такая партия появилась — в лице «Альтернативы для Германии» (АдГ). Прошлой осенью «Альтернатива» торжественно вошла в бундестаг, получив на выборах невиданное для «новичка» количество голосов. Немалую роль здесь сыграла жесткая позиция АдГ в вопросах миграции и резкая критика действий федерального правительства в этой сфере. Новая партия является прямым конкурентом ХСС, играя на том же «правом фланге» германского политического спектра.

Лидер Христианско-социального союза Хорст Зеехофер также с самого начала требовал проведения «жесткой линии» по отношению к мигрантам. Однако ему, в отличие от лидеров «Альтернативы», нужно было согласовывать свои действия с партнерами по правящей коалиции, настроенными куда более мягко. При этом усиление АдГ может лишить Христианско-социальный союз привычной политической монополии в Баварии. Выборы в региональный парламент должны пройти в октябре, и, по данным опросов, в настоящее время 14% баварцев поддерживают «Альтернативу». Только 41% — существенно меньше половины — верны ХСС. В этой ситуации Зеехоферу нужно было предпринять какие-то шаги для того, чтобы парировать угрозу со стороны конкурентов справа.

Ангела Меркель: борьба на два фронта

Далеко не все партнеры ФРГ были готовы вносить свой вклад в решение проблемы беженцев.

Для бессменной госпожи федерального канцлера, которая в глазах всего мира стала едва ли не символом современной Германии, последний год оказался очень тяжелым. Возглавляемая ею партия понесла большие потери на сентябрьских выборах в бундестаг 2017 года. Процесс формирования правящей коалиции оказался сложным и занял почти полгода. Одной из главных проблем как внутренней, так и внешней политики нового правительства стало урегулирование миграционного кризиса. Необходимо было ограничить приток новых беженцев на территорию страны — а для этого требовалось в первую очередь достичь соглашения с соседями по ЕС.

Меркель с самого начала кризиса подчеркивала необходимость согласованных и солидарных действий стран «единой Европы». Однако далеко не все партнеры ФРГ были готовы вносить свой вклад в решение проблемы беженцев. Целый ряд игроков предпочел национальные интересы европейским. Серьезные разногласия между членами Евросоюза и временное возвращение проверок на внутренних границах дали повод говорить о кризисе «европейского проекта». Впрочем, в конечном счете ЕС выдержал испытание на прочность.

29 июня 2018 г. на саммите в Брюсселе была согласована (во многом благодаря усилиям Ангелы Меркель) общеевропейская политика по отношению к беженцам. В частности, принято решение о создании специальных лагерей по приему беженцев за пределами ЕС и усилении контроля на внешних границах Евросоюза. Казалось бы, канцлер могла вздохнуть с облегчением. Однако именно в этот момент битва на германском внутриполитическом фронте достигла максимального накала.

Ни одна из стран-партнеров пока не подтвердила готовности принимать беженцев из «транзитных центров».

Бунт Зеехофера

12 июня Хорст Зеехофер, ставший в новом правительстве министром внутренних дел, должен был представлять план дальнейшей политики в отношении беженцев. Однако накануне стало известно, что презентация не состоится. Поводом стали острые разногласия между Меркель и Зеехофером по поводу одного из пунктов плана. Министр внутренних дел планировал останавливать на границе и отправлять назад беженцев, уже зарегистрировавшихся в другой стране Евросоюза. Канцлер указывала на то, что это осложнит отношения с соседями и трудновыполнимо физически.

Пламя конфликта быстро разгоралось. В принципе, в германской политической практике открытые разногласия между членами правительства вполне допустимы. Однако в данном случае они быстро достигли такого накала, что вполне уместно стало говорить о правительственном кризисе. 18 июня Зеехофер фактически поставил Меркель ультиматум, потребовав в двухнедельный срок договориться с европейскими партнерами. Особую остроту кризису придавал тот факт, что речь шла о ссоре не просто партнеров по правящей коалиции, а членов одного блока. Германская пресса заговорила о, казалось бы, давно забытой идее превращения ХСС в полноценную федеральную партию, действующую во всех шестнадцати землях.

Даже брюссельский успех Ангелы Меркель не погасил пламя конфликта. Зеехофер заявил, что достигнутые соглашения являются недостаточными, и пригрозил уйти в отставку со своего поста. Только поздним вечером 2 июля после долгих и трудных переговоров партнерам удалось добиться компромисса и завершить «семейную ссору». По крайней мере на ближайшее время.

Компромисс ради компромисса

Принятое решение сразу же стало объектом серьезной критики. Суть его заключается в том, что на австро-германской границе создаются «транзитные центры». Беженцы, пересекшие границу, будут направляться туда и формально считаться не вступившими на германскую землю. При необходимости их будут отправлять назад — конечно, с согласия той страны, откуда они прибыли.

Сомнения вызывает в первую очередь возможность эффективно воплотить в жизнь эту идею. Ни одна из стран-партнеров пока не подтвердила готовности принимать беженцев из «транзитных центров»; австрийцы вообще заявили, что не потерпят никакого нарушения своих прав. Впрочем, условия пребывания в «транзитных центрах» фактически превращают их в фикцию: беженец может в любой момент по собственному желанию вернуться в Австрию и потом пересечь границу в другом месте. К тому же в пылу «семейной ссоры» многие успели забыть о третьем члене правящей коалиции — социал-демократах, которые уже заявили, что не поддерживают достигнутый компромисс.

Но все это, похоже, не так важно. Суть компромисса заключалась в данном случае не столько в конкретных принятых решениях, сколько в самом факте договоренности. «Семейный скандал» между ХДС и ХСС завершился — по крайней мере на некоторое время. Правительственный кризис миновал. Однако проблемы миграционной политики, а также противодействия правым популистам по-прежнему остаются в числе ключевых тем политической повестки дня. Каждая из партий, входящих в правящую коалицию, стремится остаться у власти, но в то же время усилить свои собственные позиции — две задачи, которые не всегда хорошо сочетаются друг с другом. А значит, новые конфликты между ними вполне вероятны.

1. Parteien in der BRD. Ein Handbuch. Berlin, 1989. S. 146.


Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.71)
 (7 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся