Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Петр Яковлев

Д.э.н., главный научный сотрудник Института Латинской Америки РАН и ИНИОН РАН, профессор РЭУ имени Г.В. Плеханова

22 октября в Аргентине прошли общенациональные выборы, по результатам которых были избраны 24 сенатора и 130 депутатов конгресса, губернаторы трех провинций, включая самую большую — Буэнос-Айрес, а также 43 представителя в парламенте интеграционной группировки МЕРКОСУР. Открытым остался главный вопрос: кто станет президентом «Серебряной страны». За эту должность боролись пять кандидатов, но ни один из них не набрал необходимого количества голосов. Судьба высшего поста в государстве решится 19 ноября в ходе второго тура выборов между нынешним министром экономики Серхио Массой, представляющим проправительственную левоцентристскую коалицию «Союз за Родину», и депутатом конгресса Хавьером Милеем, возглавившим оппозиционное правоконсервативное объединение «Свобода наступает».

В начале третьего десятилетия XXI в. аргентинское государство вплотную подошло к «моменту истины», когда политический класс, бизнес-сообщество, исторически сильные профсоюзы и в целом активная часть общества должны определиться с тем, каким образом страна будет выходить из застоя и какую выберет траекторию дальнейшего социально-экономического развития, модель роста.

Х. Милей попробовал «петь мимо нот», написанных традиционным аргентинским истеблишментом: главной политической силой — Хустисиалистской (перонистской) партией, влиятельными руководителями госкорпораций, хозяевами крупнейших агропромышленных холдингов, верхушкой банковского сектора, лидерами ведущих профсоюзов. Многих из них (разумеется, не всех) не устраивает неубедительный и откровенно унылый результат экономической политики нынешнего перонистского правительства, но риск лишиться своих привилегий заставляет их проявлять чрезвычайную осторожность. Это и определило результат первого тура, обеспечив кандидата власти крупным преимуществом почти в семь процентных пунктов.

Конечно, рано или поздно, ненормальная «аргентинская экономическая нормальность» должна уступить место другой, более эффективной хозяйственной диспозиции. Вопрос в том, когда эти изменения начнутся и кто их возглавит.

Возможно, второй тур президентских выборов 19 ноября позволит решить эту квадратуру круга. Стратегическая задача С. Массы — консолидировать электорат, выступающий против крутых перемен и полностью не утративший веру в перонизм. Цель Х. Милея — перетянуть к себе максимальное количество сторонников П. Бульрич, собрать под свои знамена всех, кто верит, что с помощью бензопилы можно разрушить старый мир и построить новый.

22 октября 2023 г. в Аргентине прошли общенациональные выборы, по результатам которых были избраны 24 сенатора и 130 депутатов конгресса, губернаторы трех провинций, включая самую большую — Буэнос-Айрес, а также 43 представителя в парламенте интеграционной группировки МЕРКОСУР. Открытым остался главный вопрос: кто станет президентом «Серебряной страны». За эту должность боролись пять кандидатов, но ни один из них не набрал необходимого количества голосов. Судьба высшего поста в государстве решится 19 ноября в ходе второго тура выборов между нынешним министром экономики Серхио Массой, представляющим проправительственную левоцентристскую коалицию «Союз за Родину», и депутатом конгресса Хавьером Милеем, возглавившим оппозиционное правоконсервативное объединение «Свобода наступает».

Итоги первого тура президентских выборов

Кандидат

Коалиция

Политическая ориентация

Число голосов

(тыс.)

%

1

Серхио Масса

Союз за Родину

Левоцентристская

9646

36,7

2

Хавьер Милей

Свобода наступает

Правоконсерватиная

7884

30,0

3

Патрисия Бульрич

Вместе за Перемены

Правоцентристская

6267

23,8

4

Хуан Скиаретти

Делаем для нашей страны

Центристская

1784

6,8

5

Мириам Брегман

Левый Фронт Трудящихся – Единство

Левая

710

2,7

Источник: составлено автором на основе аргентинских источников.

Особенности избирательной кампании

Борьба за президентский пост в Аргентине всегда носит напряженный, а нередко и драматический характер, что объясняется той большой ролью, которую глава государства играет во внутренней и внешней политике. Президент не только определяет генеральную политическую линию и утверждает социально-экономическую стратегию, но и непосредственно руководит работой правительства, является верховным главнокомандующим.

Нынешний электоральный цикл по своему накалу не стал исключением. Более того, его характеризовал ряд особенностей, усиливших интерес за рубежом к аргентинской избирательной кампании.

Во-первых, в последние годы Аргентина активизировала свою роль игрока на региональном и мировом уровне. Аргентинская дипломатия деятельно участвует в работе «Группы двадцати». Кроме того, страна наращивает экспорт аграрной продукции, внося вклад в обеспечение глобальной продовольственной безопасности; выступает за углубление интеграционных процессов в Латинской Америке; является стратегическим партнером Китая и России; укрепляет связи с другими участниками БРИКС[1]. Не случайно на саммите в Южной Африке в 2023 г. была удовлетворена заявка Буэнос-Айреса на присоединение к объединению. Вступление в БРИКС, намеченное на 1 января 2024 г., будет способствовать повышению авторитета Аргентины и принесет ей ощутимые политические и экономические дивиденды. Например, членство в данном объединении усилит позиции Буэнос-Айреса в конфликте с Лондоном из-за Мальвинских (Фолклендских) островов, облегчит выход аргентинских экспортеров на емкие рынки азиатских стран-гигантов — КНР и Индии, расширит возможности оплаты импорта из Китая в юанях (это позволит экономить дефицитные доллары), облегчит привлечение в Аргентину производственных инвестиций государств БРИКС, предоставит доступ к кредитам Нового банка развития, в перспективе — даст шанс использовать в международных расчетах общую валюту БРИКС.

Аргентинские выборы и перспективы отношений с Россией обсудили на городском завтраке РСМД
Тезисы и видео

Во-вторых, эксперты подметили интересный феномен. В последнее десятилетие приход к власти в Аргентине президента определенной политической ориентации дает старт аналогичным переменам в других латиноамериканских странах. Например, вслед за победой на выборах 2015 г. правоцентриста Маурисио Макри последовал приход к власти идейно близких ему политиков в Бразилии, Колумбии, Чили и Уругвае. В противоположность этому, успех левоцентристской перонистской формулы Альберто Фернандес — Кристина Фернандес де Киршнер в 2019 г. (нынешние руководители страны) послужил сигналом наступления так называемой новой розовой волны — победам на президентских выборах в Чили, Колумбии и Перу левых деятелей — Габриэля Борича, Густаво Петро, Педро Кастильо, а также возвращению во власть в Бразилии президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы[2].

В-третьих, накануне выборов в Аргентине сложилась обстановка глубокого социально-экономического и финансового кризиса, ставшего следствием и апогеем вялого хозяйственного развития в 2013–2022 гг. (по существу, застоя), особенно контрастного после сравнительно динамичного роста в 2003–2012 гг., получившего наименование «золотого десятилетия».

Главными симптомами «десятилетия застоя» стали предельно низкие темпы прироста ВВП (в последние 10 лет — 0,4% в среднем за год, тогда как в 2003–2012 гг. — 5,7%), «топтание на месте» внешнеторгового оборота, слабый приток прямых иностранных инвестиций, взрывной рост потребительских цен — годовая инфляция в 2013–2022 гг. выросла с 14,8% до 94,8%, а к концу 2023 г. превысит 180%. По этому печальному показателю Аргентина, по данным Международного валютного фонда (МВФ), заняла «почетное» четвертое место в мире после Венесуэлы (360%), Зимбабве (315%) и Судана (256%)[3].

К перечисленным кризисным явлениям добавился валютный хаос — наличие нескольких обменных курсов, причем в середине октября текущего года при официальном курсе порядка 350 песо за доллар, неофициальная, но реальная стоимость американской валюты перешагнула психологически чувствительный порог 1000 песо. Ситуацию усугубили и другие узлы финансовой напряженности — сохраняющийся из года в год крупный бюджетный дефицит (в пределах 4–8% ВВП) и неподъемный государственный долг в размере 90% ВВП, обслуживание которого стало постоянной головной болью правительства[4]. В итоге страна балансировала на грани дефолта и банкротства, а доля аргентинцев, живущих в бедности, превысила 40%. Эти факторы сделали экономические вопросы стержнем электоральных дебатов.

И еще одно обстоятельство. В 2023 г. впервые в истории Аргентины в схватке за президентский пост сошлись три главных претендента, у которых, согласно опросам, были практически равные шансы победить. Такого не было никогда, поскольку обычно соревновались два наиболее сильных кандидата, а остальные выполняли роль статистов. В этот раз сложилась иная ситуация, свидетельствовавшая о сложном размежевании в рядах электората.

Первым актом избирательной кампании явились праймериз —«первичные, открытые, одновременные и обязательные» выборы (сокращенно по-испански — PASO), прошедшие 13 августа. На них неожиданную победу одержал кандидат правой группировки «Свобода наступает» Х. Милей, набравший почти 30% голосов, тогда как перонист С. Масса — 21,4%, а представитель правоцентристской коалиции «Вместе за перемены», бывший министр безопасности Патрисия Бульрич — около 17%. Кроме того, право участвовать в президентских выборах получили губернатор провинции Кордова, центрист Хуан Скиаретти (3,8% голосов) и политик левого толка, депутат парламента Мириам Бергман (1,9%)[5]. Но их участие в дальнейшей электоральной борьбе носило преимущественно формальный характер. Тем более что результат, полученный Х. Милеем, буквально катапультировал его на пик общественного внимания, сделал героем многочисленных комментариев по всему миру. Кто же такой этот новый игрок на аргентинском политическом поле?

Хавьер Милей — портрет в политическом интерьере

Хавьер Херардо Милей родился 22 октября 1970 г. в Буэнос-Айресе в семье водителя автобуса. Таким образом, в день первого тура голосования ему исполнилось 53 года. Молодой Хавьер, как и положено аргентинцу, играл в футбол (был вратарем) и пел в рок-группе, специализировавшейся на каверах Rolling Stones. С юных лет интересовался экономикой, в значительной мере потому, что сменявшие друг друга правящие режимы ставили над Аргентиной жесткие хозяйственные эксперименты, приведшие к гиперинфляции 1984–1990 гг. (в частности, в 1989 г. инфляция перешагнула рекордную отметку в 3000%), от последствий которой страдала и семья Хавьера[6]. Сам он получил экономическое образование в престижных частных аргентинских университетах «Бельграно» и «Торкуато ди Телья», где сформировался как адепт либертарианских взглядов.

В политическом плане Х. Милей тяготеет к правому популизму, получившему широкое распространение в США и целом ряде стран Европы и Латинской Америки. Не случайно он присоединился к «Мадридской хартии», составленной в октябре 2020 г. правой испанской партией Vox и содержащей призыв защитить «свободу и суверенитет» государств Ибероамерики от угрозы со стороны «тоталитарных и коммунистических режимов, поддерживаемых наркотрафикантами и внерегиональными странами»[7].

Х. Милей исповедует отличную от курса нынешней аргентинской власти (и вообще большей части местного правящего слоя, который он называет «политической кастой») «экономическую религию» — анархо-капитализм, либертарианство и минархизм, то есть ратует за сокращение экономических функций государства, которое считает «врагом экономики». В ходе избирательной кампании сложился образ Х. Милея как борца за новую Аргентину: «Лев» (намек на его пышную шевелюру) с бензопилой, которой он будет отпиливать все устаревшее и стоящее на пути прогресса.

Следует заметить, что многие предложения кандидата-либертарианца получили широкую поддержку прежде всего в молодежной среде. В этом плане показательны данные о возрастном и гендерном составе сторонников трех главных претендентов на пост президента.

Возрастной и гендерный состав сторонников кандидатов в президенты Аргентины

Кандидат

Сторонники кандидата (доля в %)

16–35 лет

35–55 лет

56+

Мужчины

Женщины

Хавьер Милей

43,3

31,1

14,4

36,5

28,2

Серхио Масса

28,6

32,7

20,8

27,0

30,8

Патрисия Бульрич

11,3

22,3

50,0

24,5

23,0

Другие

16,8

13,9

14,8

12,0

18,0

Источник: CB Consultora opiniόn pública. 25-28.09.2023.

Экономические программы кандидатов

Острота хозяйственных проблем, с которыми столкнулась Аргентина, и неотложный характер мер по выходу из кризиса обусловили тот факт, что центр избирательных программ всех кандидатов заняли предложения финансово-экономического порядка. Рассмотрим программные обещания, данные тремя главными соперниками.

Экономический план, предложенный С. Массой, включал следующие основные положения:

  • «Расшивку» узких мест в сфере внешнеэкономических связей, в частности, увеличение валютных поступлений, необходимых для финансирования импорта и обслуживания государственного долга, прежде всего, задолженности перед МВФ, которая, считает С. Масса, должна быть погашена, чтобы Фонд больше не вмешивался в процесс формирования экономической политики Аргентины. Достижение таких целей возможно путем наращивания экспорта аграрной продукции, энергоносителей и лития — этого «нового бриллианта в аргентинской короне». Аргентина, подчеркивал министр-перонист, может стать «фабрикой долларов»[8].

  • Сокращение бюджетного дефицита за счет экономии государственных расходов и увеличения налоговых поступлений. В свою очередь, рост налогов может быть достигнут благодаря ускорению экономического роста и расширению предпринимательской активности.

  • Придание экономическому развитию «инклюзивного характера» — включения в него максимально широких слоев населения. Здесь ключевой момент состоит в повышении доходов основного массива аргентинцев, чья заработная плата в последние годы существенно сократилась. Выход из этой ситуации С. Масса видит в достижении договоренностей между профсоюзами и работодателями, отдавая долг традиционному для перонистов взгляду на классовое сотрудничество.

По сути, полная благих пожеланий предвыборная платформа провластного кандидата не содержала прорывных идей о путях выхода из застоя. Ее реализация обещала аргентинцам продолжение нынешнего курса с некоторыми корректировками и расчетом на то, что в обозримой перспективе будет реализован имеющийся у страны ресурсный потенциал[9].

Заметно решительнее выглядели предложения П. Бульрич. Реперными точками ее программы стали две магистральные идеи: отмена ограничений на валютные операции и (как логическое продолжение) введение в стране бимонетарной денежной системы, на практике означающей параллельное хождение песо и доллара. Другие ее обещания во многом перекликались с заявлениями С. Массы. В том числе: урезание государственных дотаций, сокращение числа министерств и ведомств, концентрация усилий государства на реализации инфраструктурных проектов, максимально важных для расширения производства энергоресурсов, горнорудного сырья и промышленных товаров. Кроме того, П. Бульрич предлагала несколько ограничить полномочия Центрального Банка, в частности, в эмиссии и финансировании исполнительной власти[10].

Самую радикальную программу реформ представил Х. Милей. Альфой и омегой его плана было сведение до абсолютного минимума участия государства в экономике. С этой целью кандидат-либертарианец предлагал:

  • Резко уменьшить государственные расходы и кардинально сократить количество министерств, приватизировать государственные компании.

  • Упразднить «лишние» 90% налогов, которые обеспечивают только 2% ВВП, но затрудняют предпринимательскую деятельность.

  • Провести реформу рынка труда с тем, чтобы 8 млн аргентинцев, работающих в «теневом секторе», были инкорпорированы в формальную экономику.

  • Упразднить Центральный Банк, ответственный, по мнению Х. Милея, за раскручивание инфляционной спирали.

  • Передать все без исключения инфраструктурные проекты из ведения государства в руки частных компаний.

  • Ликвидировать систему государственного субсидирования тарифов на электроэнергию и другие услуги, установив для компаний-поставщиков экономически обоснованные цены.

  • Отменить все налоги на экспорт товаров агропромышленного комплекса, создавая, тем самым, благоприятные условия для роста производства.

  • Проводить «открытую политику» в сфере внешней торговли с акцентом не на участии в многосторонних объединениях, а на заключении двусторонних соглашений о свободной торговле (по примеру Чили).

  • Не присоединяться к БРИКС, а интенсивно развивать связи с государствами — лидерами Запада, беря пример с таких стран, как Австралия, Новая Зеландия, Ирландия.

  • И главное: провести долларизацию аргентинской экономики, обеспечив свободное хождение в стране национальной валюты и доллара США[11].

Стратегия развития в точке перелома

Нет ничего удивительного, что именно программа Х. Милея вызвала широкие отклики и неоднозначную (в ряде случаев — остро критическую) реакцию в Аргентине и за ее пределами. Это коснулось вопроса о долларизации. В качестве примера приведем мнение директора департамента Западного полушария МВФ Родриго Вальдеса. Он заявил, что введение доллара в качестве национальной валюты требует создания многих предварительных условий, включая политические, но главное — стабилизации макроэкономической ситуации и принятия обоснованного плана развития, опирающегося на поддержку большинства аргентинского общества[12].

В свою очередь, эксперты Международного института финансов (МИФ) нарисовали удручающую картину, ожидающую Аргентину на пути долларизации. Исследование МИФ показало, что «переход на валюту США» потребует от 30 до 40 млрд долл. дополнительных вливаний в аргентинскую финансовую систему, которыми Буэнос-Айрес не располагает. Поэтому необходимо будет сократить импорт, что приведет к «стагфляции» — углубит рецессию и вызовет новый виток инфляции. Поэтому, сделали вывод в МИФ, долларизация в Аргентине не представляется перспективной[13].

Вместе с тем следует признать, что пакет предложений, кандидата-либертарианца затронул многие болевые точки социально-экономического развития Аргентины и не только ее. В начале третьего десятилетия XXI в. аргентинское государство вплотную подошло к «моменту истины», когда политический класс, бизнес-сообщество, исторически сильные профсоюзы и в целом активная часть общества должны определиться с тем, каким образом страна будет выходить из застоя и какую выберет траекторию дальнейшего социально-экономического развития, модель роста[14].

Х. Милей попробовал «петь мимо нот», написанных традиционным аргентинским истеблишментом: главной политической силой — Хустисиалистской (перонистской) партией, влиятельными руководителями госкорпораций, хозяевами крупнейших агропромышленных холдингов, верхушкой банковского сектора, лидерами ведущих профсоюзов. Многих из них (разумеется, не всех) не устраивает неубедительный и откровенно унылый результат экономической политики нынешнего перонистского правительства, но риск лишиться своих привилегий заставляет их проявлять чрезвычайную осторожность. Это и определило результат первого тура, обеспечив кандидата власти крупным преимуществом почти в семь процентных пунктов.

Конечно, рано или поздно, ненормальная «аргентинская экономическая нормальность» должна уступить место другой, более эффективной хозяйственной диспозиции. Вопрос в том, когда эти изменения начнутся и кто их возглавит.

Возможно, второй тур президентских выборов 19 ноября позволит решить эту квадратуру круга. Стратегическая задача С. Массы — консолидировать электорат, выступающий против крутых перемен и полностью не утративший веру в перонизм. Цель Х. Милея — перетянуть к себе максимальное количество сторонников П. Бульрич, собрать под свои знамена всех, кто верит, что с помощью бензопилы можно разрушить старый мир и построить новый. Посмотрим, кто окажется удачливее.


[1] Яковлева Н.М., Яковлев П.П. Аргентина — резервный участник группы БРИКС? // Свободная мысль, 2015, № 4 (1652). С. 32-47.

[2] Fraga R. El impacto regional de Javier Milei. 27.09 – 3.10.2023. – https://nuevamayoria.com/2023/09/27/el-impacto-regional-de-javier-milei/

[3] World Economic Outlook: Navigating Global Divergences. Washington, DC.: International Monetary Fund, October 2023. P. 38-39.

[4] Gurúes de la city proyectan inflaciόn menor al 10% para octubre, y de más de 180% para 2023 // Ámbito. Buenos Aires, 12.10.2023.

[5] Resultados finales Elecciones 2023: mapa electoral con los datos del escrutinio provisorio // Página/12, Buenos Aires, 15.08.2023.

[6] Яковлев П.П. Хроническая болезнь аргентинской экономики // Латинская Америка, 2018, № 10. С. 11.

[7] Carta de Madrid: en defensa de la libertad y la democracia en la iberosfera, 26.10.2020. –https://fundaciondisenso.org/carta-de-madrid-en-defensa-de-la-libertad-y-la-democracia-en-la-iberosf...

[8] El plan de Massa para convertir a Argentina en una “fábrica de dόlares” y “exportar trabajo Argentino” // El Economista. Buenos Aires, 30.07.2022.

[9] Sergio Massa, ministro y candidato presidencial: ¿cuál es el balance de su gestiόn y que propone para levanter la economía Argentina? // Ámbito, 2.10.2023.

[10] 10 propuestas económicas de Bullrich, Massa y Milei si llegan a la presidencia. 25.08.2023. – https://www.perfil.com/noticias/economia/10-propuestas-economicas-de-bullrich-massa-y-milei-si-llega...

[11] Cuáles son las propuestas económicas de Milei, Bullrich y Massa // Ámbito. Buenos Aires, 12.10.2023.

[12] IMF. Western Hemisphere Department Press Briefing. 13.10.2023. – https://www.imf.org/en/News/Articles/2023/10/13/tr101323-western-hemisphere-department-press-briefin...

[13] IIF. LatAm Views: Is Dollarization Viable for Argentina? 11.10.2023. – https://www.iif.com

[14] Cachanosky I. Cuatro ejes fundamentales para el prόximo gobierno // La Naciόn, Buenos Aires, 13.10.2023.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся