Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Ильшат Саетов

К.полит.н., научный руководитель Центра исламоведения Фонда Марджани, эксперт РСМД

В Турции 1 ноября 2015 г. состоялись внеочередные парламентские выборы, на которых правящая Партия справедливости и развития (ПСР) неожиданно набрала 49% голосов. Никто из экспертов или деятелей самой партии не ожидал такого результата, учитывая, что в июне 2015 г. он был гораздо скромнее – 40%. Секрет успеха партии во многом обусловлен профессиональной работой политтехнологов. Этапы развития ПСР неразрывно связаны с электоральным дизайном, выборными циклами и политтехнологическими стратегиями.

В Турции 1 ноября 2015 г. состоялись внеочередные парламентские выборы, на которых правящая Партия справедливости и развития (ПСР) неожиданно набрала 49% голосов. Никто из экспертов или деятелей самой партии не ожидал такого результата, учитывая, что в июне 2015 г. он был гораздо скромнее – 40%. Секрет успеха партии во многом обусловлен профессиональной работой политтехнологов. Этапы развития ПСР неразрывно связаны с электоральным дизайном, выборными циклами и политтехнологическими стратегиями. Отчасти эта периодизация перекликается со стадиями «ученика, подмастерья, мастера», о которых Реджеп Эрдоган и его партия говорили накануне парламентских выборов 2011 г., подразумевая под каждой стадией выборный цикл.

Рождение и политическое взросление партии (2001–2007 гг.)

Партия справедливости и развития выросла из исламистского движения «Национальный взгляд» («Milli Görüş»). После постмодерного переворота 1997 г. и запрета очередной исламистской Партии добродетели (Fazilet Partisi) группа ее членов, так называемых «обновителей», основала Партию справедливости и развития (Adalet ve Kalkınma Partisi).

Несомненно, поддержку ПСР оказали США, Англия, Израиль и другие страны. В ответ на получение власти и устранение конкурентов Р. Эрдоган должен был помочь Западу в «переформатировании» Ближнего Востока и «переформулировании» ислама. В 2001 г. он за две недели облетел 12 стран ЕС, встречался с Джорджем Бушем в Белом доме.

В защиту угнетенных

На общепарламентских выборах 2002 г. ПСР строила свою предвыборную стратегию, используя имидж «угнетенных», выступающих от имени таких же «угнетенных» слоев с целью восстановления справедливости. Турции нужна была новая центристская партия, говорящая от имени значительной части избирателей (лозунг «Мы все – Турция»), которых светская элита считала людьми второго сорта, обещающая избавление от всех видов «опекунства над волей народа». На митингах Р. Эрдоган постоянно повторял лозунг «Хватит, теперь решение принадлежит народу!». Главным же лозунгом кампании 2002 г. стал «Все для Турции» («Herşey Türkiye için») [1].

Секрет успеха партии во многом обусловлен профессиональной работой политтехнологов. Этапы развития ПСР неразрывно связаны с электоральным дизайном, выборными циклами и политтехнологическими стратегиями.

Кампания также проходила под флагом борьбы с тремя «Y» – бедностью (Yoksulluk), коррупцией (Yolsuzluk) и запретами (Yasaklar). Таким образом, она был рассчитана на самые широкие слои населения. В отличие от программ партий-предшественниц, повестка дня ПСР носила светский характер. Было очевидно, что она обращается к правому центру электората, к аудитории успешных в прошлом Демократической партии Аднана Мендереса и партии «Родина-мать» Тургута Озала.

В итоге ПСР получила почти 11 млн голосов (34,28%). Причем ей очень повезло – сразу несколько партий не смогли преодолеть 10%-ный барьер, и благодаря распределенным мандатам ПСР смогла сформировать однопартийное правительство.

В период с 2002 по 2007 гг. ПСР приобрела разнообразный опыт политической борьбы. Она воспользовалась процессом вступления в ЕС, чтобы получить поддержку демократов и ослабить армию. Самым серьезным испытанием стало избрание президента, которого в то время выбирал парламент. Партия преодолела сопротивление секуляристов и все-таки добилась избрания «своего» президента – Абдуллаха Гюля. При этом она проигнорировала «электронное предупреждение» турецкого Генштаба от 27 апреля 2007 г., которое могло закончиться военным переворотом. В итоге были назначены досрочные парламентские выборы, после которых А. Гюль стал президентом. Состоялся также референдум, на котором было принято решение в будущем избирать президента Турции всенародно.

Период лидерства (2007–2010 гг.)

Reuters
Инфографика. Результаты парламентских
выборов в Турции

На парламентских выборах 2007 г. доминирующей стратегией ПСР стало расширение электората за счет пиара экономических достижений и мобилизации «болота» – избирателей других партий, покидавших политическую арену. Лейтмотивом выборов послужил выдвинутый ПСР лозунг «Не стоять, продолжаем путь!». В этом же ключе были сформулированы и другие слоганы: «Не оставляйте страну на полпути», «Сейчас время демократии!». В то же время через сохранение основного слогана 2002 г. «Все для Турции» подчеркивалось, что партия стабильна и ее глобальное видение не изменилось.

Даешь стране угля, Интернет и женские ячейки

На выборах 2007 г. ПСР применила ряд новшеств. Во-первых, к агитации было привлечено большое количество добровольцев – около 200 тыс. человек. Во-вторых, впервые были задействованы женские отделения партии. Эпоха Интернета уже вступала в свою силу, и этой площадке, особо любимой молодежью, уделялось приоритетное внимание. Были созданы веб-сайты всех кандидатов в депутаты. К неимущим партия находила свои подходы, например, с 2002 г. от имени ПСР людям раздавали уголь. Общая стоимость угля, розданного партией и близкими к ней фирмами в 2002–2014 гг., оценивается примерно в 1,5 млрд долл.

В итоге ПСР получила 46,6% голосов, улучшив свой результат 2002 г. на 12,32%. Это оказалось сюрпризом не только для соперников, но и для самих партийцев. В 2008 г. партия находилась под угрозой закрытия, однако Конституционный суд выступил против. В 2010 г. был сделан важный шаг – 12 сентября состоялся референдум по изменению «военной» Конституции, принятой после переворота 1980 г.

В 2007–2010 гг. окончательно оформилось единоличное лидерство Р. Эрдогана в партии. В ее рядах методично искоренялся плюрализм. При этом электорат становился более гомогенным. Р. Эрдоган консолидировал правый центр, условно турок-суннитов, противопоставляя их секуляристам, алавитам и другим группам, используя политические технологии, направленные на «своих» избирателей.

«Электоральный халифат» (2011–2013 гг.)

Пиар-деятельность политтехнологов Р. Эрдогана в арабских странах принесла ему славу на мусульманском Востоке, особенно среди сторонников «Братьев-мусульман» в Египте, Сирии, Катаре, Кувейте, Палестине.

В предвыборной кампании 2011 г. основной упор был сделан на экономику. Вновь использовались лозунги борьбы с коррупцией, запретами и бедностью. Одним из запоминающихся рекламных ходов стала серия видеоклипов под общим слоганом «Мечтали, сбылось!» («Hayaldı gerçek oldu!»). В них все достижения объявлялись заслугой исключительно правящей партии, «осуществляющей мечты избирателей». Экономические успехи последних лет провозглашались основой для достижения «цели 2023», к которой «Турция готова». Тем самым ПСР заявляла, что собирается оставаться у власти как минимум до 100-летия установления Турецкой Республики.

Кампания 2011 г. была, пожалуй, единственной, в ходе которой ПСР не выставляла себя «жертвой», поскольку к тому времени все объявленные «враги» были уже повержены, а новые еще не объявлены.

Задолго до начала официальной кампании Р. Эрдоган объезжал город за городом и открывал различные учреждения и объекты инфраструктуры. В общей сложности он выступил на 90 митингах в 68 областях страны. Активисты партийной организации, выросшей в разы за восемь с половиной лет нахождения у власти, ходили от двери к двери, обеспечивая человеческие контакты и доставляя агитматериалы каждому жителю Турции. К тому времени завершался процесс сосредоточения телеканалов, газет и других медиа в руках лояльных Р. Эрдогану бизнесменов. До 80% телевизионной аудитории и до 60% читателей газет оказались под прямым воздействием проправительственных СМИ. В итоге избиратель купил придуманный ПСР образ, и партия получила 21 млн 399 тыс. голосов, или почти 50% от всех проголосовавших.

Оппозиция как «многобожники»

В укреплении у ПСР ощущения непобедимости важную роль сыграли судебные дела по террористической организации «Эргенекон» и операции «Балйоз», по которым были осуждены сотни военных и гражданских лиц.

Неприкрытый культ личности тогда еще премьер-министра поднялся на новый уровень. Многие чиновники и журналисты потеряли работу, некоторые попали за критику за решетку, преподаватели закрывали личные страницы в социальных сетях, боясь преследования. Все чаще звучала исламистская риторика, внутренняя и внешняя политика приобрели явный идеологический оттенок «мусульманского национализма» [2]. Лояльные власти деятели искусства высказывались за то, чтобы страна называлась «Османы», а не «Турция». Р. Эрдоган рьяно поддержал «арабскую весну», отказавшись от политики «ноль проблем с соседями». Пиар-деятельность политтехнологов Р. Эрдогана в арабских странах принесла ему славу на мусульманском Востоке, особенно среди сторонников «Братьев-мусульман» в Египте, Сирии, Катаре, Кувейте, Палестине.

Неизвестно, что сыграло главную роль в том, что Р. Эрдоган начал считать себя «халифом всея Земли» – его психологический тип или ближайшее окружение. Возможно, это была лишь оболочка для установления президентской системы, т.е. режима единоличной власти Р. Эрдогана.

Сторонники Р. Эрдогана не раз публично называли его «тенью Аллаха на земле», «человеком, вобравшим в себя все признаки Бога», «вечным руководителем» и т.п. Альтернативное мнение и поддержка других партий осуждались как ширк (многобожие) [3].

ПСР проделала большую работу по «приведению к присяге» представителей исламских общин Турции (6,2% населения страны). Ключевой акцент был сделан на убеждение их лидеров сотрудничать с правительством и материальную мотивацию. Впрочем, далеко не все присягнули правящей партии – сторонники Фетхуллаха Гюлена, основная группа учеников Сулеймана Тунахана, часть джамаата «Исмаил-ага» не выразили безоговорочной поддержки Р. Эрдогану.

Падение «халифата» (2013 г. – по настоящее время)

Уже по традиции, в соответствии с которой партия каждый раз находит во всем виноватого внешнего врага, представители власти объяснили все заговором и объявили себя жертвой.

Впервые режим «зашатался» летом 2013 г. во время протестов в Стамбуле, в парке Гези. Протест экологов, жестко подавленный полицией, перерос в масштабные волнения по всей стране. Парк и находящаяся рядом площадь Таксим стали символом сопротивления, главным образом левых сил. Протестующие были особенно негативно настроены в отношении премьер-министра, он же не скрывал своего к ним презрения. Р. Эрдоган заявил, что «с трудом держит половину дома», намекая на процент голосовавших на выборах за его партию.

Власти объявили протесты происками внешних врагов, «процентного лобби» и противников «новой сильной Турции». В результате этих процессов общество оказалось поляризовано. Тем не менее в процентном соотношении поддержка партии не упала – Р. Эрдоган «зацементировал» свой электорат происламской риторикой.

Как правильно вывозить деньги

Настоящим потрясением для ПСР стали аресты по коррупционным делам 17 и 25 декабря 2013 г. Прокуратурой и полицией были взяты под стражу десятки людей, включая трех сыновей министров. Против них были выдвинуты обвинения в получении взяток, незаконной раздаче подрядов и государственных земель. Ответная реакция правительства Р. Эрдогана фактически подтвердила серьезность обвинений: почти все прокуроры и полицейские, связанные с делом, были отстранены и переведены на другие, менее «горячие» позиции. В течение 2014–2015 гг. со своих постов были смещены более 100 тыс. человек. Три министра подали в отставку, всего же сменили 10 членов кабинета. ПСР воспрепятствовала расследованию деятельности министров в Верховном суде. Дело фактически удалось замять, однако сотни улик, полученных в ходе следствия, попали в Интернет. Наибольшую известность получила запись телефонного разговора Р. Эрдогана с его сыном Билялем 17 декабря 2013 г., в ходе которого он приказал ему срочно освободиться от хранящихся дома наличных денег (предположительно миллиард долларов).

Вороны свое отсмеяли

Уже по традиции, в соответствии с которой партия каждый раз находит во всем виноватого внешнего врага, представители власти объяснили все заговором и объявили себя жертвой. Им вторили подконтрольные СМИ. К привычным для дискурса ПСР заговорщикам в лице секуляристов, военных, масонов, Израиля и США добавился еще один козел отпущения – движение «Хизмет» и его лидер Ф. Гюлен. Прокуроры, судьи и полицейские были объявлены членами «параллельного государства», «джамаата», предавшего родину. Заметим, что буквально за год до этого Р. Эрдоган произносил пламенные речи на закрытии Олимпиады по турецкому языку, организованной гюленовцами. А его заместитель Хюсеин Челик шутил: «Лишь вороны смеются над тем, что ‘джамаат’ проник повсюду». Однако с 17 декабря 2013 г. правительственные медиа начали обвинять Ф. Гюлена и его сторонников в самых разных грехах. Следует отметить, что все эти обвинения не новы, они уже были официально предъявлены движению прокуратурой, а суд полностью оправдал Ф. Гюлена в 2006 г. за отсутствием состава преступления.

Борьба с «джамаатом» стала не только технологией смены повестки дня, но и фактически центральной линией всей предвыборной кампании Р. Эрдогана 2014–2015 гг.

Воруют, но и работают

Избирательные кампании перед муниципальными выборами в марте и президентскими в августе 2014 г. велись как общенациональные, под лозунгом «новой войны за независимость» против «параллельного государства». Было объявлено, что если ПСР наберет много голосов, это фактически будет означать «обеление» партии от коррупционных обвинений. ПСР и Р. Эрдоган получили на муниципальных и президентских выборах 43,40% (19 млн 470 тыс.) и 51,2% (20 млн 844 тыс.) голосов соответственно. Итог выборов президента был также обусловлен пассивностью избирателей, голосующих за оппозиционеров, они недосчитались нескольких миллионов голосов.

Многие избиратели (70%), в том числе и мусульмане, были в курсе масштабной коррупции, но в целом их отношение можно выразить формулой «воруют, но и работают» («çalıyor ama çalışıyor»).

Набрав чуть более 40% голосов, ПСР не смогла сформировать большинство в парламенте во многом из-за того, что впервые в истории Турции прокурдская партия преодолела 10%-ный барьер.

Атмосфера ненависти в стране накалялась, были зафиксированы новые случаи столкновений групп молодежи из-за идеологических разногласий. Резко увеличилось количество нарушений прав человека, преследований журналистов, проявлений цензуры и давления на все сегменты общества. Кандидатами на выборах от ПСР стали шоферы, зятья первых лиц, лояльные журналисты. В то же время многие отцы-основатели ПСР, в том числе бывший президент А. Гюль, бывший спикер парламента Бюлент Арынч, остались на обочине партийной политики.

Голосуй, если хочешь жить

Сильный шок ПСР испытала на выборах 7 июня 2015 г. Она провели ничем не примечательную кампанию, в сотый раз твердя о своих успехах, виня «параллельное государство» в попытке переворота и настаивая на непопулярной в народе президентской системе. Впервые партия шла на выборы под руководством Ахмета Давутоглу. Набрав чуть более 40% голосов, ПСР не смогла сформировать большинство в парламенте во многом из-за того, что впервые в истории Турции прокурдская партия преодолела 10%-ный барьер. Это вроде бы окончательно ставило крест и на притязаниях Р. Эрдогана на суперпрезидентскую республику. Казалось, что «электоральный халифат» совсем скоро падет окончательно.

Результаты голосования категорически не понравились президенту Турции, и он сделал все, чтобы довести дело до внеочередных выборов. В ход пошли методы разжигания внутреннего конфликта, и вскоре в стране началась очередная война с Рабочей партией Курдистана. Произошло множество терактов и вооруженных столкновений. После взрывов в Анкаре 10 октября погибло более 100 человек. Дискурс ПСР можно охарактеризовать одной фразой Ахмета Акгюндюза, ректора вуза: «Если хотите, чтобы кровь перестала течь, – голосуйте за власть». Партия власти использовала такие предвыборные лозунги, как «Тебя нет, меня нет, есть Турция». Таким образом, ПСР смогла запугать и мобилизовать весь возможный электорат: религиозных курдов, националистов, исламистов, сомневающихся. В итоге она восстановила свое большинство в парламенте, получив рекордные 23 млн голосов (почти 50%).

Страх как скрепа

Партия власти будет продолжать выстраивать свой режим, сращивая государственные органы с партийными структурами и сосредотачивая власть в руках одного человека.

В контексте событий в Турции вспоминается кампания младотурков 1912 г. После проведения выборов в атмосфере запугивания и террора они получили 269 депутатских мест из 275 и сразу начали уничтожать оппозицию, а через два года втянули империю в Первую мировую войну и развалили страну.

Скорее всего, теперь теракты прекратятся. Однако по всем другим фронтам ПСР вряд ли изменит свою политику. Р. Эрдоган, несомненно, снова думает о президентской системе – сообщения о возможном референдуме появились спустя всего несколько дней после голосования. Партия власти будет продолжать выстраивать свой режим, сращивая государственные органы с партийными структурами и сосредотачивая власть в руках одного человека. Все оппозиционное будет заглушаться. Победные слова премьера А. Давутоглу о том, что нужно «жить вместе и дружно», наверняка не относятся к тем, кто нелоялен к партии.

Сложно сказать, когда точно «электоральный халифат» себя изживет. Возможно, после выборов 1 ноября 2015 г. у ПСР открылось второе дыхание. Однако складывается впечатление, что все процессы в стране свидетельствуют против партии власти. Избирателей ПСР, пусть даже составляющих чуть менее половины всего электората, объединяет не внятная идеология или конструктивная повестка дня, а страх террора, гражданской войны, экономического кризиса, прихода мифических кемалистов. Но вряд ли это та основа, на которой Турция могла бы стабильно развиваться. А протестный потенциал для новых Гези сегодня в разы больше, чем в 2013 г.

1. Ср. с лозунгом штурмовых отрядов нацистов «Все для Германии».

2. White J. Muslim Nationalism and the New Turks. Princeton University Press, 2014.

3. В исламе ширк – придание сотоварищей Аллаху, в целом использование посредников для обращения к Богу, язычество.


Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся