Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.33)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Субботин

Международный обозреватель при главном редакторе «Независимой газеты»

Военные расходы Израиля за 2022 г. продемонстрировали падение — впервые с 2009 г. Это произошло вопреки тому, что ближневосточное государство столкнулось с ростом проблем в сфере безопасности, особенно в контексте палестинского досье. Параллельно в минувшем году экспорт его вооружений продолжил тенденцию на рекордное расширение, что связывают с последствиями российской специальной операции на Украине. Противоречиво на этом фоне выглядит то, что израильские продажи в Европе за год боевых действий фактически сократились. Статистически показательным для них может оказаться, вероятно, текущий год. Но усилия по насыщению континента техникой не могут не получить политического измерения.

Год специальной военной операции на Украине на сегодня обозначил только плановую готовность израильской стороны капитализировать фобии европейских стран вокруг дефицита боевой техники: это находит свое отражение в том числе в регулярных заявлениях местных чиновников об открывшейся после 24 февраля 2022 г. новой реальности оружейного импорта в Старом Свете. Вероятно, свои правила в этом смысле диктуют и расходы израильского военного истеблишмента, требующие от государства новых и новых финансовых стимулов. Однако в действительности то, насколько ситуация вокруг Украины повлияла на оружейный экспорт еврейского государства, предстоит понять по итогам 2023 г. Очевидным сейчас кажется только тот факт, что выработка правительством Б. Нетаньяху ответа на потребности европейского рынка приобрела ощутимое политическое измерение, способное создавать интригу даже из незавершившихся переговоров о поставках техники.

Военные расходы Израиля за 2022 г. продемонстрировали падение — впервые с 2009 г. Это произошло вопреки тому, что ближневосточное государство столкнулось с ростом проблем в сфере безопасности, особенно в контексте палестинского досье. Параллельно в минувшем году экспорт его вооружений продолжил тенденцию на рекордное расширение, что связывают с последствиями российской специальной операции на Украине. Противоречиво на этом фоне выглядит то, что израильские продажи в Европе за год боевых действий фактически сократились. Статистически показательным для них может оказаться, вероятно, текущий год. Но усилия по насыщению континента техникой не могут не получить политического измерения.

Военные расходы

В 2022 г. военные расходы Израиля достигли уровня в 23,4 млрд долл., что оказалось на 4,2% меньше, чем в 2021 г., свидетельствуют данные Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI). Согласно его оценкам, подобное падение наблюдается впервые за 14 лет. Соответствующие показатели вошли в контраст с зафиксированным экспертами глобальным ростом военных расходов за год украинского кризиса.

В израильском контексте SIPRI обратил внимание на то, что политическое руководство пыталось урезать госрасходы с середины 2021 г., чтобы побороть бюджетный дефицит. Немаловажным фактором, повлиявшим на ситуацию с уровнем военных затрат, возможно, стал продолжавшийся в течение нескольких лет правительственный кризис. Министерство обороны и Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) не обладали устойчивым бюджетом в течение трех лет. Но пришедший к власти в 2021 г. «Блок перемен» во главе с Нафтали Беннетом и Яиром Лапидом смог переломить ситуацию, согласовав проект на 17,8 млрд долл. От этого вопроса зависело политическое выживание оппозиционного правительства.

Местные эксперты особенно отмечают, что объем принимаемого бюджета традиционно не может соответствовать реальной картине военных расходов. К примеру, функционирование ядерной программы, которая, как принято считать, есть у Израиля, гипотетически должно находить свое отражение в оборонном бюджете, однако национальная комиссия по атомной энергетике в рамках соответствующих решений традиционно получает небольшие вливания. Иными словами, у еврейского государства могут быть конфиденциальные военные проекты, которые остаются за скобками дискуссий о бюджете. Тем более, что видимое сокращение военных расходов в 2022 г. вошло в противоречие с интенсификацией операций ЦАХАЛ в Сирии и усилением напряженности по линии Израиль — Палестина.

Начатая 3 июля 2023 г. операция «Дом и сад» на территории Дженина, вскрывшая растущий вооруженный потенциал Западного берега реки Иордан, наводит на предположение о том, что финансовые запросы израильского военного истеблишмента будут расти. Особенно с учетом его склонности связывать увеличивающиеся возможности радикальных группировок, действующих в этом районе, с Ираном — региональным вызовом экзистенциального характера, способным оправдать любые финансовые затраты.

Комплекс проблем в сфере безопасности и возвращение к власти кабинета Биньямина Нетаньяху, которое частично прояснило ситуацию с затяжным кризисом лидерства в стране, исследователи считают фактором дальнейшего наращивания оборонного бюджета. Согласно их ожиданиям, совокупный темп его годового роста — при условии сохранения уровня поддержки со стороны США — до 2028 г. может составить 3%. Приоритеты принятого в этом году правительством Б. Нетаньяху нового военного бюджета, которые включили в себя в том числе повышение технологического уровня ЦАХАЛ и проработку силового сценария против Ирана, однозначно показывают, что финансовые горизонты могут быть расширены.

Экспортные амбиции

Рекордный всплеск в 2022 г. продемонстрировал экспорт израильской оборонной продукции. По оценкам Минобороны страны, поставки зарубежным покупателям достигли 12,5 млрд долл. Это превышает показатели «урожайного» 2021 г. (11,4 млрд долл.) и всего трехлетия (на 50%), обращали внимание военные. «Установлен рекорд по экспорту беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и дронов, экспорт между странами увеличился в десять раз, при этом половина соглашений оценивается более чем в 100 млн долл.», — отмечается в заявлении официального представителя израильского оборонного ведомства.

Самая большая доля в этих продажах приходится на дроны и беспилотные системы (25%). Затем идут ракеты и системы противоракетной и противовоздушной обороны (19%), радары и средства радиоэлектронной борьбы (13%), пилотируемые летательные аппараты и авионика (5%). Это заметно контрастирует с данными на 2021 г., когда ракеты и системы противоракетной и противовоздушной обороны, наоборот, составили наибольшую часть в структуре экспорта (20%), а доля БПЛА достигла только 9% от общего объема продаж, равно как и радаров, и систем радиоэлектронной борьбы.

В 2022 г. на новых партнеров Израиля в странах арабского мира пришлась почти четверть поставок, на Азиатско-Тихоокеанский регион — 30%, на Европу — 29%, на Северную Америку — 11%.

Европейский портфель обращает на себя особое внимание, учитывая то, что военный истеблишмент еврейского государства склонен связывать рост продаж в 2022 г. с «глобальной нестабильностью», возникшей на фоне событий вокруг Украины. Руководитель экспортного отдела в Минобороны Израиля Яир Кулас даже особо подчеркнул: «Заглядывая вперед, можно сказать, что геостратегические изменения в Европе и Азии в дополнение к Авраамовым соглашениям создают высокий спрос на израильские передовые системы».

Но в действительности ставший общим местом тезис о масштабном запросе евросообщества на перевооружение пока не нашел своего отражения в официальной статистике, касающейся продаж израильской техники. Напротив, год российской специальной военной операции на Украине вскрыл сокращение торговли Израиля с европейскими покупателями с 4,6 млрд долл. (41% от всех продаж) в 2021 г. до 3,67 млрд долл. (29%) в 2022 г.

Реальный скачок спроса со стороны европейских стран, возможно, получит свое статистическое оформление по итогам 2023 г. В июне Германия одобрила выделение авансового транша на приобретение израильского противоракетного комплекса «Хец-3». Финализация сделки, чей общий объем превышает 4 млрд долл., имеет все шансы перевернуть экспортные показатели. В апреле стало известно, что Финляндия направила Израилю запрос на приобретение системы ПРО «Праща Давида» (344 млн долл.), до этого момента не экспортировавшейся за рубеж. Кроме того, в мае израильские производители объявили о получении контракта на продажу Нидерландам реактивных систем залпового огня PULS (305 млн долл.).

Язык предупреждений

Особняком в этой ситуации стоит факт переговоров о поставке одному из неназванных европейских покупателей израильских танков «Меркава». В течение примерно 30 лет с момента своего выхода на конвейер в 1979 г. представители этого танкового семейства считались одним из наиболее недоступных для зарубежных импортеров продуктов — преимущественно из-за желания производителя сохранить технологии в тайне. Табу на продажу было нарушено только 10 лет назад.

По некоторым данным, в этом году приобретением заинтересовался Кипр. Вероятно, речь идет даже не о самых современных «Меркавах», а о бронетехнике третьего поколения (производство начато в 1990 г.), которая, впрочем, до сих пор составляет главную часть резерва ЦАХАЛ. Однако симптоматично выглядит то, что кипрско-израильский диалог по вопросу покупки может быть напрямую увязан с украинским кризисом: потенциальная сделка, как ожидается, высвободит остающиеся на вооружении у островного государства советские танки, которые, в свою очередь, могут быть перенаправлены Украине.

Вне зависимости от судьбы этих переговоров, готовность Израиля поднять тему о первой в истории продаже «Меркав» странам Евросоюза и даже верификацию этих слухов через экспортный отдел Минобороны еврейского государства аналитики расценивают как один из элементов информационного давления на Россию, особенно если учесть масштабы возникших на этом фоне журналистских спекуляций (европейские издания распространили версию, что израильские танки в конечном счете получит украинская сторона).

Как заявил Б. Нетаньяху на закрытом слушании в Кнессете, посвященном проблемам внешней политики, израильская сторона в последнее время все чаще предупреждает Москву о рисках политического и военно-технического сближения с Тегераном в условиях украинского кризиса. Одна из наиболее волнующих еврейское государство проблем на сегодня — это возможное попадание западных вооружений, направленных Киеву, в руки иранцев, которые, в свою очередь, если верить этим подозрениям, не против реплицировать образцы иностранной техники при помощи обратного инжиниринга.

Не исключено, что ситуация с «Меркавами» представляет собой один из опосредованных способов израильской стороны донести до российского руководства свои опасения в том числе по поводу проблемы таких трофеев, не провоцируя при этом мощной ответной реакции. Пока правительство Б. Нетаньяху старается воздерживаться от откровенно конфликтных жестов — вопреки существующему давлению внутри разведсообщества, призывающего кабинет ужесточить свои подходы к Москве.

Год специальной военной операции на Украине на сегодня обозначил только плановую готовность израильской стороны капитализировать фобии европейских стран вокруг дефицита боевой техники: это находит свое отражение в том числе в регулярных заявлениях местных чиновников об открывшейся после 24 февраля 2022 г. новой реальности оружейного импорта в Старом Свете. Вероятно, свои правила в этом смысле диктуют и расходы израильского военного истеблишмента, требующие от государства новых и новых финансовых стимулов. Однако в действительности то, насколько ситуация вокруг Украины повлияла на оружейный экспорт еврейского государства, предстоит понять по итогам 2023 г. Очевидным сейчас кажется только тот факт, что выработка правительством Б. Нетаньяху ответа на потребности европейского рынка приобрела ощутимое политическое измерение, способное создавать интригу даже из незавершившихся переговоров о поставках техники.


(Голосов: 6, Рейтинг: 4.33)
 (6 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся