Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 4.47)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Олег Шакиров

Старший эксперт Центра перспективных управленческих решений, консультант ПИР-Центра, эксперт РСМД

Евгения Дрожащих

Аспирант факультет мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

Создание Глобального партнёрства по искусственному интеллекту, нового объединения 14 стран и Евросоюза, отражает растущий интерес государств к технологиям искусственного интеллекта (ИИ). Эта инициатива должна помочь участникам наладить практическое сотрудничество и выработать общие подходы к развитию и внедрению технологий ИИ. Одновременно она является одним из проявлений нарастающего технологического соперничества в мире, прежде всего между США и Китаем. Возможности взаимодействия России с Партнёрством могут оказаться ограничены по политическим соображениям, но в практическом плане сотрудничество было бы полезно для реализации национальной стратегии в области ИИ.

Глобальное партнерство по искусственному интеллекту (Global Partnership on Artificial Intelligence, сокращённо GPAI) официально было учреждено 15 июня 2020 г. Его основателями стали члены «Группы семи», Австралия, Индия, Мексика, Новая Зеландия, Республика Корея, Сингапур, Словения и Европейский союз. Согласно их совместному заявлению, Партнёрство является «международной и мультистейкхолдерной инициативой, призванной служить ориентиром для ответственной разработки и использования ИИ, основанного на правах человека, инклюзивности, многообразии, инновациях и экономическом росте». Сотрудничество будет вестись в рамках рабочих групп с участием представителей науки, гражданского общества, государственного и частного секторов, а также c привлечением международных организаций. Такие группы будут созданы по четырём вопросам: ответственный ИИ; управление данными; будущее занятости; инновации и коммерциализация. Также, учитывая контекст создания Партнёрства, участники включили в повестку дня рабочих групп вопрос о перспективах использования ИИ в преодолении социально-экономических последствий пандемии нового коронавируса.

Организационно работа Партнёрства будет обеспечиваться секретариатом, созданным на базе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а также двумя экспертными центрами в Монреале и Париже.

Оценивая возможности взаимодействия России с Партнёрством, не стоит сводить всё к политическим позициям участников. Согласно заявлению учредителей коалиции, они открыты к сотрудничеству с другими заинтересованными странами и партнёрами. В этой связи очевидные точки пересечения у России и нового объединения в практическом плане могут сформировать благоприятные условия для сотрудничества.

Во-первых, и участники Партнёрства, и Москва формально опираются на одни и те же принципы развития ИИ. Россия опосредованно присоединилась к Рекомендациям ОЭСР, одобрив включение большинства их положений в Приложение к Совместному заявлению министров торговли и цифровой экономики «Группы двадцати» в 2019 г. и таким образом разделяет общую интенцию к обеспечению ответственного и человеко-ориентированного развития и использования технологий искусственного интеллекта.

Во-вторых, Россия, согласно сообщениям СМИ, работает над восстановлением связей с ОЭСР.

В-третьих, траектория формирования национальной ИИ-экосистемы в России показывает интерес государства, бизнеса и научного сообщества к тем же темам, что стоят на повестке дня Глобального партнёрства по ИИ.

Основным ограничителем для участия России в инициативах нового объединения могут стать политические основания, такие как явная антикитайская направленность Партнёрства или дискредитация его участниками российских подходов к развитию ИИ. Вместе с тем России невыгодна политизация этого объединения, поскольку практическое сотрудничество с ним может быть полезно для достижения её собственных целей в сфере искусственного интеллекта. Более того, нельзя исключать, что в будущем объединение придёт к выработке общих правил и стандартов в области ИИ. Россия может быть заинтересована, чтобы в ходе этого процесса учитывался и российский опыт, а стандарты не превращались в ещё одну разделительную линию.


Создание Глобального партнёрства по искусственному интеллекту, нового объединения 14 стран и Евросоюза, отражает растущий интерес государств к технологиям искусственного интеллекта (ИИ). Эта инициатива должна помочь участникам наладить практическое сотрудничество и выработать общие подходы к развитию и внедрению технологий ИИ. Одновременно она является одним из проявлений нарастающего технологического соперничества в мире, прежде всего между США и Китаем. Возможности взаимодействия России с Партнёрством могут оказаться ограничены по политическим соображениям, но в практическом плане сотрудничество было бы полезно для реализации национальной стратегии в области ИИ.

Братья по интеллекту

Глобальное партнерство по искусственному интеллекту (Global Partnership on Artificial Intelligence, сокращённо GPAI) официально было учреждено 15 июня 2020 г. Его основателями стали члены «Группы семи», Австралия, Индия, Мексика, Новая Зеландия, Республика Корея, Сингапур, Словения и Европейский союз. Согласно их совместному заявлению, Партнёрство является «международной и мультистейкхолдерной инициативой, призванной служить ориентиром для ответственной разработки и использования ИИ, основанного на правах человека, инклюзивности, многообразии, инновациях и экономическом росте».

Для достижения этой цели участники будут способствовать сокращению разрыва между теорией и практикой, поддерживая как исследования, так и прикладную деятельность в сфере ИИ. Сотрудничество будет вестись в рамках рабочих групп с участием представителей науки, гражданского общества, государственного и частного секторов, а также c привлечением международных организаций. Такие группы будут созданы по четырём вопросам: ответственный ИИ; управление данными; будущее занятости; инновации и коммерциализация. Также, учитывая контекст создания Партнёрства, участники включили в повестку дня рабочих групп вопрос о перспективах использования ИИ в преодолении социально-экономических последствий пандемии нового коронавируса.

Организационно работа Партнёрства будет обеспечиваться секретариатом, созданным на базе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а также двумя экспертными центрами в Монреале и Париже.

Чтобы лучше понять, как сложилась такая конфигурация обратимся к истории Партнёрства. Его инициаторами стали Франция и Канада: в июне 2018 г. накануне саммита «Группы семи» Джастин Трюдо и Эммануэль Макрон сообщили о подписании двустороннего заявления об искусственном интеллекте, включавшем призыв создать международную группу по изучению вопросов, связанных с ИИ. К тому моменту обе страны приняли национальные стратегии развития ИИ, причём Канада сделала это первой в мире — ещё в марте 2017 г. В конце 2018 г. на конференции по ИИ под эгидой «Группы семи» две страны предложили мандат для международной группы, тогда названной International Panel on Artificial Intelligence, а в мае 2019 г., после встречи министров «Группы семи», ответственных за цифровизацию, — декларацию о создании группы. Предполагалось, что формально группа будет запущена через три месяца на саммите «семёрки» в Биаррице, и к ней подключатся другие заинтересованные страны, например, Индия и Новая Зеландия.

Однако внутри «Группы семи» инициатива не получила поддержки со стороны США. Во время саммита американская делегация заблокировала заявление по запуску группы, которое, как предполагалось, в заключение встречи должны были объявить Дональд Трамп и Эммануэль Макрон. По словам Лин Паркер, заместителя директора по технологиям Белого дома, США опасались, что группа будет тормозить развитие технологий, а также считали, что она будет дублировать работу ОЭСР в области ИИ. Последнее сторонники создания группы (которая в Биарицце получила своё нынешнее название — Глобальное партнёрство по ИИ), очевидно, учли, заявив, что франко-канадская инициатива получит развитие именно под эгидой ОЭСР.

Принципиальное партнёрство

Как и другие международные структуры ОЭСР в последние годы стала уделять больше внимания теме искусственного интеллекта. Главным же её достижением стало то, что в мае 2019 г. Совет ОЭСР принял рекомендации по ИИ. В отличие от других сводов принципов ИИ рекомендации ОЭСР были поддержаны правительствами всех членов организации, а также Аргентиной, Бразилией, Коста-Рикой, Колумбией, Перу и Румынией, что делало их первым международным документом такого рода. Эти рекомендации стали основой и для Глобального партнёрства по ИИ.

Согласно рекомендациям ОЭСР, страны-подписанты будут следовать следующим принципам развития ИИ: содействие технологий ИИ инклюзивному росту, устойчивому развитию и благополучию; приоритетность человеческих ценностей и справедливости на всем жизненном цикле ИИ-систем; транспарентность и (максимально возможная) объяснимость ИИ-алгоритмов; надежность, безопасность и устойчивость ИИ-систем; подотчетность ИИ-акторов.

Одновременно с этим при составлении национальных стратегий развития ИИ в документе предлагается учитывать следующие вопросы: инвестиции в соответствующие НИОКР; формирование цифровой экосистемы, благоприятной для исследований и практического применения ИИ (включая необходимую инфраструктуру); создание правительствами правовых условий для плавного перевода ИИ с «теоретических» на «практические» рельсы; повышение степени готовности населения к трансформации рынка труда; расширение международного сотрудничества в сфере ИИ.

Спустя несколько недель после одобрения на площадке ОЭСР рекомендации по ИИ вошли в качестве приложения в Совместное заявление министров торговли и цифровой экономики «Группы двадцати» (9 июня 2019 г.) с незначительными изменениями формулировок. Таким образом, те же принципы поддержали в том числе Россия, Китай и Индия.

В самой ОЭСР принятие рекомендаций послужило импульсом к созданию Репозитория по политике в области ИИ (OECD AI Policy Observatory, OECD.AI) — платформы для сбора и анализа информации об ИИ и выстраивания диалога с участием правительств и других стейкхолдеров. Эта платформа будет использоваться и в рамках работы Глобального партнёрства по ИИ.

Искусственный интеллект и Realpolitik

Решение США присоединиться к Партнёрству было обусловлено скорее политическими причинами, нежели организационными нюансами. В конце мая 2020 г., накануне встречи министров «Семёрки» по науке и технологиям (где все участники, включая США, официально объявили о запуске Партнёрства) директор по технологиям в Белом доме Майкл Крациос в статье объяснил, что демократические страны должны объединиться в поддержку развития ИИ на основе фундаментальных прав и общих ценностей в противовес авторитарным режимам, таким как Китай, злоупотребляющим ИИ для контроля за собственным населением. По его словам, именно демократические принципы объединяют участников Партнёрства. При этом Крациос утверждает, что новая коалиция не будет заниматься выработкой общих стандартов и политик, то есть сближением регулирования в сфере ИИ.

Конкуренция в сфере технологий нашла отражение как в американской стратегии отношений с Китаем, опубликованной в мае 2020 г., так и в практических шагах. Например, похожий подход к формированию новых коалиций США уже реализуют в контексте использования технологий 5G. Американцы в 2018–2019 гг. активно продвигали идею о небезопасности предлагаемых Huawei решений по созданию инфраструктуры сетей связи пятого поколения, убеждая прежде всего своих союзников не сотрудничать с Пекином. В мае 2019 г. на конференции в Праге 32 страны поддержали предложения по безопасности 5G (Пражские предложения), в которых были зафиксированы идеи, использовавшиеся во время американской кампании против Huawei (например, озабоченность по поводу возможного влияния на поставщиков оборудования со стороны правительств третьих стран).

США не единственный участник Глобального партнёрства по ИИ, обеспокоенный Китаем. Министр по цифровым технологиям Франции Седрик О ещё в январе, комментируя американские сомнения относительно франко-канадской инициативы, отмечал: «Если вы не хотите видеть в западных странах китайскую модель, например, в плане использования ИИ для контроля за населением, то вам нужно определить правила, которые должны быть общими для всех». Показательно и участие в Партнёрстве Индии, которую США в последние годы всё активнее старается привлечь к сдерживанию Китая. В новом объединении собрались все участники негативно воспринимаемого в Пекине Четырёхстороннего диалога по вопросам безопасности (Австралия, Индия, США, Япония), что посылает китайскому руководству недвусмысленный сигнал.

Перспективы для России

Политическая логика, которой руководствуются США при участии в Глобальном партнёрстве по ИИ, вполне может распространиться и на Россию. В Стратегии национальной безопасности 2017 года администрация Трампа официально заявила о возвращении соперничества великих держав. В Вашингтоне Россия и Китай часто упоминаются через запятую как основные соперники США, продвигающие ценности, противоположные американским.

Однако, оценивая возможности взаимодействия России с Партнёрством, не стоит сводить всё к политическим позициям участников. Согласно заявлению учредителей коалиции, они открыты к сотрудничеству с другими заинтересованными странами и партнёрами. В этой связи очевидные точки пересечения у России и нового объединения в практическом плане могут сформировать благоприятные условия для сотрудничества.

Во-первых, и участники Партнёрства, и Москва формально опираются на одни и те же принципы развития ИИ. Россия опосредованно присоединилась к Рекомендациям ОЭСР, одобрив включение большинства их положений в Приложение к Совместному заявлению министров торговли и цифровой экономики «Группы двадцати» в 2019 г. И, таким образом, разделяет общую интенцию к обеспечению ответственного и человеко-ориентированного развития и использования технологий искусственного интеллекта. Это не исключает расхождений по конкретным вопросам, но, как уже отмечалось, в нынешнем виде деятельность Партнёрства и не будет направлена на унификацию подходов участников.

Во-вторых, Россия, согласно сообщениям СМИ, работает над восстановлением связей с ОЭСР. Уже сегодня государство активно участвует в инициативе ОЭСР по наполнению сайта OECD.AI, периодически предоставляя данные о принятии и рассмотрении новых правовых документов, создающих рамочные основы для разработки и применения ИИ.

В-третьих, траектория формирования национальной ИИ-экосистемы в России показывает интерес государства, бизнеса и научного сообщества к тем же темам, что стоят на повестке дня Глобального партнёрства по ИИ. Это отражено в Национальной стратегии развития искусственного интеллекта на период до 2030 года, принятой в октябре 2019 г., и драфте Федерального проекта по развитию искусственного интеллекта в рамках национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации». Кроме того, после утверждения в прошлом году национальной стратегии крупные российские технологические компании совместно с РФПИ создали альянс по развитию ИИ, что в целом созвучно с мультистейкхолдерным подходом, принятым в рамках Глобального партнёрства по ИИ.

Основным ограничителем для участия России в инициативах нового объединения могут стать политические основания, такие как явная антикитайская направленность Партнёрства или дискредитация его участниками российских подходов к развитию ИИ. Вместе с тем России невыгодна политизация этого объединения, поскольку практическое сотрудничество с ним может быть полезно для достижения её собственных целей в сфере искусственного интеллекта. Более того, нельзя исключать, что в будущем объединение придёт к выработке общих правил и стандартов в области ИИ. Россия может быть заинтересована, чтобы в ходе этого процесса учитывался и российский опыт, а стандарты не превращались в ещё одну разделительную линию.

Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 4.47)
 (17 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся