Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 40, Рейтинг: 4.73)
 (40 голосов)
Поделиться статьей
Никита Шиликов

Консультант Управления по внешнеэкономической деятельности АНО «Московский центр международного сотрудничества»

Для организаций и ведомств, имеющих как непосредственное, так и опосредованное отношение к вопросам международного сотрудничества, новый 2023 год начинается с всестороннего и всеобъемлющего развития старых связей и установления новых контактов в приоритетных зарубежных регионах. Разумным представляется рассмотрение деятельности российских заграничных учреждений в едином контексте в вопросах, касающихся формирования позитивного имиджа страны в глобальной перспективе. Стоит подумать о введении новых целевых показателей в исполнение государственных заданий и формировании новых государственных программ, объединяющих разные ведомства и организации, в рамках внешних сношений. Отталкиваясь от программно-целевого подхода, можно было бы создать некий единый механизм координации программ, направленных на повышение привлекательности России в глобальной перспективе, по аналогии с уже существующей Правительственной комиссией по делам соотечественников за рубежом. Путаница, обусловленная несогласованностью планов работы институтов мягкой силы Российской Федерации за рубежом, становится причиной значительного усложнения проведения оценки конечного результата широкого спектра культурных, деловых и научных мероприятий. В качестве функциональной основы этой новой координационной структуры может выступить один из крупных отечественных аналитических центров, выполняющих в то же время функции секретариата. Возложение на него задачи по формированию единых критериев (с учетом рекомендаций Счетной палаты) и дальнейшему их мониторингу в соответствии с актуальными целями и задачами, стоящими перед правительством, способно обеспечить большую прозрачность и эффективность реализуемых мер по повышению международной привлекательности Российской Федерации.

 

Для организаций и ведомств, имеющих как непосредственное, так и опосредованное отношение к вопросам международного сотрудничества, новый 2023 год начинается с всестороннего и всеобъемлющего развития старых связей и установления новых контактов в приоритетных зарубежных регионах. Так, например, в начале этого года Фонд Росконгресс заявил о планах выйти на зарубежные рынки и открыть сеть проектных офисов в дружественных странах Ближнего Востока, Африки, Азии и Латинской Америки в рамках развития своего бренда «Roscongress International». В функции офисов Фонда войдет реализация проектов в сфере конгрессно-выставочной деятельности, организация бизнес-миссий, а также информационно-аналитическая поддержка партнеров из России и инвестиционных проектов за рубежом. Ранее были достигнуты договоренности с Российским экспортным центром относительно совместного продвижения проекта «Made in Russia» — инициативы, нацеленной на формирование положительного образа отечественных товаров за рубежом путем достижения высокого качества продукции и обеспечения сопутствующего маркетинга.

В то же время Министерство промышленности и торговли Российской Федерации рассматривает возможность открытия новых торговых представительств на африканском континенте на фоне активизации деятельности представительств министерства в Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Торгпредства, будучи одним из старейших и наиболее действенных институтов налаживания внешних связей России, вновь оказались в авангарде глобальных изменений, как и 100 лет тому назад. Наравне с этим представительства российских регионов за рубежом (имеющих различную организационную форму в зависимости от страны пребывания) стали особенно важны в рамках выстраивания новых каналов коммуникации с иностранным бизнес-сообществом, став своего рода центрами установления неформальных (и преимущественно деловых) контактов, поскольку общение на их базе традиционно не предусматривает наличия политической компоненты.

По некоторым экспертным оценкам, наиболее отчетливо тенденции к диверсификации географического присутствия можно проследить в деятельности Россотрудничества, открывшего в 2022 г. «неправительственные» представительства в Судане, Мали, Египте, Алжире и планирующего открыть по этой же схеме новые дома в течение текущего года. По словам руководителя Россотрудничества Евгения Примакова, ключевое отличие «неправительственных» представительств от официальных заключается в том, что они открываются как бы по франшизе: Агентство подписывает соглашение с местным НКО, которое работает по локальному законодательству, и передает им символику, образовательные материалы и прочие необходимые для реализации программ мягкой силы инструменты. Данный подход позволяет обойти ряд бюрократических процедур, обусловленных установлением особого дипломатического статуса представительства, регламентируемого межправительственными соглашениями, что позволяет более оперативно реагировать на потребности соотечественников, проживающих в этих странах, и сходу включаться в процесс культурного и научного взаимодействия с широкими слоями зарубежной общественности. Однако очевидны и недостатки — в частности, недофинансирование, связанное с отсутствием детально проработанной нормативно-правовой базы, регламентирующей финансовые отношения зарубежных НКО и отечественных институтов мягкой силы. Конечно, есть возможность действовать и через посредников — российские гуманитарные некоммерческие организации и в отдельных случаях консалтинговые агентства, однако и этот вариант не лишен недостатков. Стоит также добавить, что отсутствие официального статуса у представительств в некоторых странах может затруднить налаживание полноценного партнерства между органами государственной власти и структурами с государственным участием — в частности, с образовательными организациями. По большому счету Российские центры науки и культуры в этих странах должны стать своего рода «диспетчерскими центрами», обеспечивающими слаженность реализации мер мягкой силы, реализуемых различными российскими ведомствами и организациями, выполняя координационные и аудиторские (в том, что касается смыслового наполнения) функции.

Все эти своевременные и разумные решения, касающиеся формирования доверительных долгосрочных отношений с перспективными зарубежными регионами, заново поднимают вопрос об эффективности мер, направленных на повышение глобальной конкурентоспособности, учитывая открытие новых представительств. Даже опираясь на обширное наследие ученых-международников, занимающихся вопросами мягкой силы, представляется крайне проблематичным определить, каким образом то или иное взаимодействие, сопряженное с реализацией программ повышения привлекательности, оказывает реальное влияние на формирование позитивного имиджа страны. Согласно оценкам специалистов Института Лоуи, австралийского аналитического центра, по состоянию на 2021 г. Россия обладала одной из наиболее развитых инфраструктур заграничных представительств в мире и занимала 6-е место среди 61-й страны, включенной в рейтинг, опережая Великобританию, Испанию, Германию и Бразилию. Это оценка дает представление о потенциале влияние, но по большому счету не касается параметров эффективности. В связи с этим глобальное присутствие не стоит воспринимать в отрыве от деятельности, проводимой представительствами, и ее конечным эффектом. При этом стоит понимать, что у каждого ведомства существуют собственные критерии и система оценки эффективности, что в некоторой степени усложняет обобщение и анализ этих данных. Тем не менее это не исключает возможность такого анализа, а требует дополнительной проработки с привлечением передовых технологических решений, а также обширного опыта экспертного сообщества действующих дипломатов и заслуженных деятелей науки Российской Федерации.

Рис 1. Карта дипломатического присутствия Российской Федерации в 2021 году согласно Индексу глобальной дипломатии Института Лоуи

Стоит также отметить, что довольно часто политические, экономические и гуманитарные аспекты международного сотрудничества пересекаются в контексте обеспечения глобального конкурентоспособности. Так, например, согласно индексу «The Soft Power 30», разработанному аналитическим центром «Portland» при участии Джозефа Найя, одним из ключевых критериев при формирование позитивного имиджа страны является параметр «предпринимательство», основывающийся на специализированных экономических рейтингах и индексах, включая глобальный Индекс конкурентоспособности (WEF Competitiveness Index), Индекс экономической свободы (Heritage Economic Freedom Index), Индекс восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index), Глобальный индекс инноваций (Global Innovation Index), Глобальный индекс конкурентоспособности талантов (Global Talent Competitiveness Index) и Рейтинг легкости ведения бизнеса (World Bank Ease of Doing Business). Стоит сделать оговорку, что относительная объективность этих рейтингов хотя и способна подорвать доверие к их составителям, но тем не менее является важным критерием при формировании образа той или иной страны.

Наравне с этим не стоит забывать о способности влиять на принятие экономических решений иностранных государств посредством обширного дипломатического инструментария (в частности, путем обеспечения участия отечественных компаний в государственных тендерах за рубежом, поддержания устойчивости поставок товаров и сырья, формирования наднациональных деловых ассоциаций) как об одной их ключевых черт внешнеполитического влияния. При этом корректно и деликатно сформулированная повестка международного культурно-гуманитарного сотрудничества выступает в качестве отличного подспорья для налаживания деловых контактов. Залогом успеха на треке международного сотрудничества является достижение синергетического эффекта путем постоянной горизонтальной коммуникации между акторами, вовлеченными в обеспечение интересов страны на внешнем контуре.

По этой причине разумным представляется рассмотрение деятельности российских заграничных учреждений в едином контексте в вопросах, касающихся формирования позитивного имиджа страны в глобальной перспективе. Стоит подумать о введении новых целевых показателей в исполнение государственных заданий и формировании новых государственных программ, объединяющих разные ведомства и организации, в рамках внешних сношений. Отталкиваясь от программно-целевого подхода, можно было бы создать некий единый механизм координации программ, направленных на повышение привлекательности России в глобальной перспективе, по аналогии с уже существующей Правительственной комиссией по делам соотечественников за рубежом. Путаница, обусловленная несогласованностью планов работы институтов мягкой силы Российской Федерации за рубежом, становится причиной значительного усложнения проведения оценки конечного результата широкого спектра культурных, деловых и научных мероприятий. В качестве функциональной основы этой новой координационной структуры может выступить один из крупных отечественных аналитических центров, выполняющих в то же время функции секретариата. Возложение на него задачи по формированию единых критериев (с учетом рекомендаций Счетной палаты) и дальнейшему их мониторингу в соответствии с актуальными целями и задачами, стоящими перед правительством, способно обеспечить большую прозрачность и эффективность реализуемых мер по повышению международной привлекательности Российской Федерации.

Автор данной статьи благодарит за ценные советы и рекомендации Дорохина А.Г., доцента кафедры юриспруденции МГУУ Правительства Москвы им. Ю. М. Лужкова, кандидата экономических наук, почетного экономиста города Москвы.

Оценить статью
(Голосов: 40, Рейтинг: 4.73)
 (40 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся