Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 5)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., научный руководитель РСМД, член РСМД

Только что вышедшая из печати фундаментальная монография Лидии Кулик «Индия и Британия в зеркале двусторонних отношений. История и современность» представляет собой весьма интересную попытку взглянуть на отношения между двумя государствами и, более того, между двумя совсем не чуждыми друг другу народами одновременно и из Лондона, и из Нью-Дели. Хотя в монографии содержится обзор всей истории британско-индийских отношений, насчитывающих со времени создания английской (Лондонской) Ост-Индской компании (1600 г.) более четырехсот лет, основное внимание уделяется последней четверти века, когда двусторонние отношения приобрели их нынешнюю конфигурацию и динамику.

Книга включает в себя подробную хронологию двусторонних отношений (1873–2022 гг.), а также большое количество статистических приложений, включая данные об индийской диаспоре в Великобритании и индийских студентах в британских университетах, результаты опросов общественного мнения, тенденции развития индийского импорта вооружений, а также двусторонней британско-индийской торговли и инвестиций. Исследование сопровождается, пожалуй, наиболее полным на данный момент (по крайней мере, в русскоязычных публикациях) списком источников и литературы.

При первом взгляде на монографию может сложиться впечатление, что она должна заинтересовать преимущественно довольно узкий круг отечественных международников, занимающихся преимущественно проблематикой двусторонних индийско-британских отношений. Однако первое впечатление обманчиво. Внимательный читатель, без сомнения, обратит внимание на то, что на примере отношений Нью-Дели и Лондона можно проследить, как менялось и как продолжает меняться взаимодействие исторического Запада и глобального Юга в целом. И, следовательно, сделать вполне определенные выводы о том, как будет складываться мировой порядок в грядущем мире «зрелой многополярности». В чем-то этот пример выглядит более подходящим для типологизации многочисленных двусторонних отношений по оси Юг — Запад, чем более распространенный пример китайско-американских отношений (тем более, что принадлежность Китая к глобальному Югу не столь очевидна, как принадлежность Индии).

Как предупреждает нас Лидия Кулик, полностью беспроблемными отношения Нью-Дели и Лондона назвать никак нельзя. У Британии есть очень значительный дефицит в торговле с Индией, а руководство последней не спешит открывать свои рынки для британских товаров и услуг. Долгожданное двустороннее соглашение о свободной торговле так и не подписано, а сохраняющиеся расхождения в позициях сторон вряд ли будут преодолены в ближайшем будущем. У Индии и Великобритании расходятся позиции по многим аспектам глобальной климатической повестки. В Нью-Дели по-прежнему озабочены миграционными ограничениями в отношении индийцев в Великобритании, а в Лондоне обеспокоены проблемой нелегальных индийских иммигрантов. Великобритания и по сей день сильно отстает от своих основных конкурентов — не только от России, но также и от Франции, Соединенных Штатов и даже от Израиля — в развитии военно-технического сотрудничества с Индией, а индийская сторона упрекает британских партнеров в нежелании делиться новейшими военными технологиями и локализовать военное производство на территории Индии.

Тем не менее все эти разногласия и противоречия не являются фатальными для двусторонних отношений. Ознакомившись с исследованием Лидии Кулик, можно заключить, что эволюция отношений между Индией и Великобританией является проверенной практикой моделью относительно неконфликтной трансформации взаимодействия одной из ведущих держав глобального Юга со своей бывшей метрополией. Наверное, именно такой тип отношений должен рано или поздно лечь в фундамент будущего многополярного мира, тем самым сделав этот мир открытым для политических компромиссов и проявлений национального великодушия.


В знаменитой книге «Законы Паркинсона» имеется любопытное описание методик отбора британских чиновников, когда главным критерием для назначения на перспективную должность оказывалась не профессиональная квалификация, а наличие у соискателя фундаментального университетского образования. «Знатоков классической словесности, — с присущим ему сарказмом отмечает Сирил Норткот Паркинсон — отправляли править Индией. Тех, кто послабее, оставляли править Англией. Самых слабых отсеивали вообще или посылали в колонии». У российского читателя, знакомого с отечественными кадровыми практиками, подобный подход как таковой едва ли вызовет особое удивление. В этом описании, однако, примечательны два других момента, представлявшиеся С. Паркинсону самоочевидными. Во-первых, оказывается, что назначение в Индию считалось в Британской империи более престижным, чем назначение в Англию. Во-вторых, выясняется, что Индия вообще не воспринималась в Лондоне как одна из разбросанных по всему миру многочисленных британских колоний, а имела совершенно особый, несравненно более высокий статус.

Это особое отношение к Индии сохранилось в британском обществе и по сей день. В Великобритании или, как минимум, в Лондоне любят поговорить на индийские темы. Период безраздельного британского владычества на индийском субконтиненте воспринимается с налетом романтической ностальгии, имеющей мало общего с историческими реальностями. Англичанин охотно расскажет Вам о том, что курица карри «по-индийски» уже давно стала в его стране не менее национальным блюдом, чем какой-нибудь йоркширский пудинг. А оксфордский интеллектуал может намекнуть, что вообще-то национальный гимн Индии Джанаганамана был написал Рабиндранатом Тагором по случаю коронации Георга V, и впервые гимн исполнили в Калькутте в присутствии короля на съезде вполне преданного в тот момент британской монархии Индийского национального конгресса 27 декабря 1911 г.

Насколько можно заметить, в Индии британская тема в целом менее популярна, чем индийская — в Великобритании. Конечно, многим в Индии льстит тот факт, что премьер-министром Великобритании стал консерватор индийского происхождения Риши Сунак. Но не меньше оснований у индийцев гордиться тем, что компанию Microsoft сегодня возглавляет Сатья Наделла, во главе Google и Alphabet стоит Сундар Пичаи, а председателем и главным исполнительным директором IBM является Арвинд Кришна.

Если речь все-таки заходит о колониальном периоде, индийские собеседники не забывают отметить, что весь этот период — всего лишь одна из коротких и далеко не самых занимательных глав в длинной истории индийской цивилизации, и вообще не стоит переоценивать масштабов британского влияния на современную Индию. Хотя, конечно, в подобных высказываниях сквозит некоторое лукавство. Британское влияние видно в Индии повсюду — в широком распространении английского языка, в архитектурных ансамблях Нью-Дели, в базовых особенностях индийской политической системы, в традициях индийских университетов и аналитических центров, в стиле жизни национальной элиты и растущего индийского среднего класса. Владычество Британской империи, несомненно, оставило в Индии более многочисленные и более заметные следы, чем предшествующие ему эпохи правления Великих Моголов или Делийского султаната.

Только что вышедшая из печати фундаментальная монография Лидии Кулик «Индия и Британия в зеркале двусторонних отношений. История и современность» [1] представляет собой весьма интересную попытку взглянуть на отношения между двумя государствами и, более того, между двумя совсем не чуждыми друг другу народами одновременно и из Лондона, и из Нью-Дели. Хотя в монографии содержится обзор всей истории британско-индийских отношений, насчитывающих со времени создания английской (Лондонской) Ост-Индской компании (1600 г.) более четырехсот лет, основное внимание уделяется последней четверти века, когда двусторонние отношения приобрели их нынешнюю конфигурацию и динамику.

Этот очень богатый самыми разнообразными событиями период имел различное значение для двух стран. Если для Индии он стал временем стремительного взлета экономики и резкого повышения внешнеполитической активности Нью-Дели, то для Великобритании он оказался временем накопления политических и экономических проблем, имевших одним из своих следствий несколько правительственных кризисов и выход этой страны из Европейского союза.

Книга включает в себя подробную хронологию двусторонних отношений (1873–2022 гг.), а также большое количество статистических приложений, включая данные об индийской диаспоре в Великобритании и индийских студентах в британских университетах, результаты опросов общественного мнения, тенденции развития индийского импорта вооружений, а также двусторонней британско-индийской торговли и инвестиций. Исследование сопровождается, пожалуй, наиболее полным на данный момент (по крайней мере, в русскоязычных публикациях) списком источников и литературы.

При первом взгляде на монографию может сложиться впечатление, что она должна заинтересовать преимущественно довольно узкий круг отечественных международников, занимающихся преимущественно проблематикой двусторонних индийско-британских отношений. Однако первое впечатление обманчиво. Внимательный читатель, без сомнения, обратит внимание на то, что на примере отношений Нью-Дели и Лондона можно проследить, как менялось и как продолжает меняться взаимодействие исторического Запада и глобального Юга в целом. И, следовательно, сделать вполне определенные выводы о том, как будет складываться мировой порядок в грядущем мире «зрелой многополярности». В чем-то этот пример выглядит более подходящим для типологизации многочисленных двусторонних отношений по оси Юг — Запад, чем более распространенный пример китайско-американских отношений (тем более, что принадлежность Китая к глобальному Югу не столь очевидна, как принадлежность Индии).

Разумеется, многие исторические параллели между Индией и Китаем прямо-таки напрашиваются. Если Китай прошел через свое «столетие унижений» от Первой опиумной войны (1839–1942 гг.) до победы коммунистов над Гоминьданом в гражданской войне (1949 г.), то Индия находилась под британским управлением почти два века (1757–1947 гг.). Если в Китае до сих пор сохранилась проблема «разделенной нации» (Тайвань), то Индия и сегодня остро переживает долгосрочные последствия раздела Южной Азии 1947 г., включая и неразрешенные территориальные споры с соседним Пакистаном. Общая численность индийская диаспоры в Великобритании приближается к 2 млн человек, а численность китайской диаспоры в США превысила 5,2 млн человек, что вполне сопоставимо, исходя из размеров двух принимающих государств.

Однако между индийско-британскими и китайско-американскими отношениями есть и очень существенные различия. Если нынешнюю американскую политическую элиту вполне обоснованно можно охарактеризовать как «антикитайскую», то современный британский политический истеблишмент, как показывает Лидия Кулик, не является однозначно «антииндийским». Происходящий экономический и политический подъем Индии воспринимается в Британии куда менее болезненно, чем подъем Китая воспринимается сегодня в Соединенных Штатах. У Нью-Дели также на данный момент нет претензий к Лондону, сравнимых с претензиями Пекина к Вашингтону. Хотя, как справедливо отмечает Лидия Кулик, индийская сторона время от времени не прочь напомнить британским партнерам о преступлениях колониальной эпохи при обсуждении текущих проблем в торговле или в ответ на обвинения в отходе от ценностей либеральной демократии и в нарушении прав религиозных или национальных меньшинств.

Наверное, эксперты еще долго будут спорить о причинах, породивших эти различия между китайско-американскими и индийско-британскими отношениями. Одни скажут, что все дело в том, что пока Индия еще не представляет собой стратегического вызова Западу, сравнимого с вызовом Китая. Другие отметят, что Индия, при всех ее особенностях, по-прежнему развивается в общих рамках западной либерально-демократической модели, в то время как Китай противопоставляет этой модели свой, социалистический путь развития. Третьи обратят внимание на то, что Британия, в отличие от Соединенных Штатов, уже не претендует на роль глобального гегемона, а потому ей легче принять неизбежный сдвиг в мировом балансе сил в пользу глобального Юга.

Как предупреждает нас Лидия Кулик, полностью беспроблемными отношения Нью-Дели и Лондона назвать никак нельзя. У Британии есть очень значительный дефицит в торговле с Индией, а руководство последней не спешит открывать свои рынки для британских товаров и услуг. Долгожданное двустороннее соглашение о свободной торговле так и не подписано, а сохраняющиеся расхождения в позициях сторон вряд ли будут преодолены в ближайшем будущем. У Индии и Великобритании расходятся позиции по многим аспектам глобальной климатической повестки. В Нью-Дели по-прежнему озабочены миграционными ограничениями в отношении индийцев в Великобритании, а в Лондоне обеспокоены проблемой нелегальных индийских иммигрантов. Великобритания и по сей день сильно отстает от своих основных конкурентов — не только от России, но также и от Франции, Соединенных Штатов и даже от Израиля — в развитии военно-технического сотрудничества с Индией, а индийская сторона упрекает британских партнеров в нежелании делиться новейшими военными технологиями и локализовать военное производство на территории Индии.

Тем не менее все эти разногласия и противоречия не являются фатальными для двусторонних отношений. Ознакомившись с исследованием Лидии Кулик, можно заключить, что эволюция отношений между Индией и Великобританией является проверенной практикой моделью относительно неконфликтной трансформации взаимодействия одной из ведущих держав глобального Юга со своей бывшей метрополией. Наверное, именно такой тип отношений должен рано или поздно лечь в фундамент будущего многополярного мира, тем самым сделав этот мир открытым для политических компромиссов и проявлений национального великодушия.

1. Кулик Л.В. Индия и Британия в зеркале двусторонних отношений. История и современность: монография /Л.В. Кулик; Ин-т востоковедения РАН; [отв. Ред. Т.Л. Шаумян], Москва: ИВ РАН, 2023. – 424 с.


(Голосов: 15, Рейтинг: 5)
 (15 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся