Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Пятая Республика вступает в период ожесточённой политической борьбы: в 2017 г. истекают полномочия президента Франсуа Олланда, и к концу 2016 г. все политические силы должны определиться со своими кандидатами и тактиками на предстоящих выборах. У разных фигур даже от одной партии наблюдаются различные предпочтения не только по внутренней, но и по внешней политике. Как может измениться линия Парижа по отношению к России в случае победы того или иного кандидата?

Пятая Республика вступает в период ожесточённой политической борьбы: в 2017 г. истекают полномочия президента Франсуа Олланда, и к концу 2016 г. все политические силы должны определиться со своими кандидатами и тактиками на предстоящих выборах. У разных фигур даже от одной партии наблюдаются различные предпочтения не только по внутренней, но и по внешней политике. Как может измениться линия Парижа по отношению к России в случае победы того или иного кандидата?

«Республиканцы»: борьба набирает обороты

Многочисленные опросы показывают, что фаворитами предстоящей президентской гонки стали «Республиканцы» — правоцентристская партия, находящаяся в оппозиции к ныне правящим социалистам. Их сила подкрепляется значительным присутствием на местах: партия последовательно выигрывала все местные кампании (муниципальную, департаментскую, региональную), происходившие в 2014–2015 гг. Лидеры «Республиканцев» хорошо известны: бывший президент Николя Саркози, экс-премьер-министры Ален Жюппе и Франсуа Фийон. Потеряв власть в 2012 г., правоцентристы стремятся вернуть себе Елисейский и Бурбонский дворцы, и пока кажется логичным, что выборы окончатся их победным маршем. Программа партии ещё не сформулирована, но очевидно, что в ней будут предложены традиционные для неё «правые» тезисы: снижение налоговой нагрузки для бизнеса, стимулирование экономического роста, снижение расходов на обслуживание госаппарата, более жёсткое регулирование миграционных потоков, активная позиция на международной арене. На контрасте с социалистами такие идеи особенно быстро приобретают популярность.

Все лидеры «Республиканцев» соглашаются, что завершающийся мандат Ф. Олланда оказался неудачным, и для исправления его ошибок необходимо возвращение правоцентристов к власти.

Однако в рядах «Республиканцев» на текущий момент нет общей позиции насчёт того, кто же должен представлять партию на президентских выборах. С целью определить единого кандидата в конкурентной борьбе в ноябре 2016 г. будут проведены праймериз (впервые в истории экс-голлистской партии). Но уже сейчас можно заметить, что каждый лидер, помимо собственных амбиций, имеет и оригинальные программные акценты. Например, Ф. Фийон предлагает сделать больший крен в программе в пользу восстановления кризисной экономики. А. Жюппе выступает в роли консенсусной фигуры, которая смогла бы объединить и правый фланг, и центр, опираясь на личный опыт и авторитет. Бывший государственный секретарь по европейским делам 47-летний Брюно Ле Мер презентует себя в качестве представителя нового политического поколения, способного быстро решить проблемы, стоящие перед страной, и заменить предыдущее поколение. За вычетом частностей все лидеры «Республиканцев» соглашаются, что завершающийся мандат Ф. Олланда оказался неудачным, и для исправления его ошибок необходимо возвращение правоцентристов к власти.

Среди всех выдвинутых кандидатур особенно выделяется экс-министр экологии Натали Косцюшко-Моризе. Сегодня пока невозможно с уверенностью говорить, что она действительно способна выиграть праймериз «Республиканцев» (более опытные политики всё же сильнее), но её подход отличается подлинным концептуальным новшеством. Н. Косцюшко-Моризе предлагает изменить всю систему политических практик в пользу современной «менеджерской» модели. С её точки зрения, традиционная вертикальная структура властных отношений «лидер-избиратели» больше неэффективна, поскольку привела к отторжению политиков и граждан друг от друга, разочарованию в политической деятельности. Напротив, ей на смену должно прийти усиление горизонтальных общественных связей, в контексте которых политик выполняет отведённую ему функцию управления, превращаясь из лидера в бизнес-руководителя, более открытого для ежедневных контактов с младшими коллегами и избирателями.

В этот контекст вписываются и предложения Н. Косцюшко-Моризе по либерализации экономики и рынка труда: делается ставка на гибкость рабочего графика, возможность совмещения нескольких смежных профессий, отмену строгого регулирования профессиональной деятельности (например, официального статуса государственного служащего), отказ от жёсткого ограничения рабочего времени 35 часами, максимально возможное распространение модели ведения дел по образцу Uber. С её точки зрения, все подобные меры должны модернизировать французскую экономику, оживить мелкий и средний бизнес.

Финальная дуэль на праймериз «Республиканцев», вероятно, пройдёт между Н. Саркози и А. Жюппе, а значит, будет выбрана одна из двух крайностей: «дружелюбный» или «жёсткий» по отношению к России вариант.

Помимо всех указанных фигур, отдельно следует сказать о лидере партии, Н. Саркози. Свою кандидатуру на праймериз он пока ещё не выставлял, но большинство наблюдателей не сомневается, что рано или поздно он включится в борьбу, хотя бы потому, что экс-президент не может упустить шанс вновь занять Елисейский дворец, если есть такая возможность. Когда в сентябре 2014 г. он вернулся в политическую жизнь после двухлетнего перерыва и снова возглавил правоцентристов, немногие поверили в то, что он сделал это только ради сохранения единства партии, переживавшей в то время внутренний кризис. Заявления и решения Н. Саркози до сих пор обсуждаются даже активнее, чем шаги президента Ф. Олланда, а его книга, вышедшая в январе 2016 г., была напечатана тиражом до 210 тыс. экземпляров (больше, чем у любого другого политика) и вызвала неподдельный интерес граждан. Однако интерес ещё нужно конвертировать в реальную популярность: по рейтингам Н. Саркози в своей партии значительно уступает А. Жюппе. Дополнительными препятствиями становятся многочисленные судебные дела, в которых бывший президент выступает фигурантом.

Сегодняшним социалистам следует взять на себя смелость признаться, что их шансы остаться у власти в 2017 г. крайне невелики.

Если «матч» между всеми лидерами правоцентристов действительно состоится, кто из них может быть наиболее интересен России? О Н. Косцюшко-Моризе сказать в этом смысле что-либо определённое трудно: внешней политике она пока почти не уделяет внимания. Ф. Фийон неоднократно подчёркивал своё уважение к России, призывал более тщательно изучать аргументы российской стороны по всем спорным вопросам. Н. Саркози в ноябре 2015 г. приезжал в Москву и встречался с президентом В. В. Путиным, тем самым засвидетельствовав тёплые отношения между ними. Этот визит тогда раскритиковал Б. Ле Мер, заявив, что «даже если Москва остаётся незаменимым партнёром, не нужно закрывать глаза на всё, что она делает». Наконец, самый популярный представитель партии «Республиканцы» А. Жюппе наиболее скептически настроен по отношению к России: он считает неприемлемыми действия Москвы на Украине и в Сирии.

Если за ближайшее время экономика страны не начнёт оживать, то Ф. Олланда ожидает очень сомнительная перспектива на президентских выборах.

Так или иначе, любой правоцентрист имеет существенные шансы выиграть в 2017 г., поэтому, скорее всего, России придётся иметь дело с той линией, которая сложится именно в этой партии. Пока можно сказать, что финальная дуэль на праймериз «Республиканцев», вероятно, пройдёт между Н. Саркози и А. Жюппе, а значит, будет выбрана одна из двух крайностей: «дружелюбный» или «жёсткий» по отношению к России вариант. Очевидно, что в таком случае наиболее приемлемой альтернативой было бы выдвижение, а затем и возвращение в Елисейский дворец Н. Саркози.

Социалистическая партия на пути к поражению?

Величайший деятель французского социалистического движения Жан Жорес однажды сказал: «Быть смелым — это искать правду и говорить её». Сегодняшним социалистам следует взять на себя смелость признаться, что их шансы остаться у власти в 2017 г. крайне невелики. Об этом свидетельствуют затянувшиеся экономические проблемы: экономический рост пока ещё незначителен (1,1% по итогам 2015 г.), безработица по-прежнему высока (10,3% от всего экономически активного населения). Многие граждане недовольны неясно выраженной позицией президента Ф. Олланда по миграционной политике. Его также обвиняют в ослаблении французских позиций на международной арене, установившемся крене во франко-немецком тандеме в пользу Германии. Раздражение вызывает и «слабый» стиль политического руководства, обычно совсем не свойственный президентам Пятой Республики. Бурные дискуссии провоцируют отдельные законопроекты, призванные несмотря ни на что претворить в жизнь обещанную социальную программу (например, инициатива по крайнему ужесточению торговли табачной продукцией).

Показательно, что рейтинг действующего президента достигал высот избирательного 2012 г. лишь по печальным поводам — в дни терактов в январе и ноябре 2015 г. Только тогда граждане массово поддерживали его действия, но это ещё не говорило о его личной поддержке: предпринимать меры по спасению нации в таких условиях должен любой глава государства. В основном же рейтинг президента находится на рекордно низком уровне 18-22%. Если за ближайшее время экономика страны не начнёт оживать, то Ф. Олланда ожидает очень сомнительная перспектива на президентских выборах. Вполне вероятным видится вариант, при котором глава государства даже не попадёт во второй тур, пропустив туда кандидата от «Национального фронта» Марин Ле Пен.

Социалисты пока находятся в логическом тупике: любой их кандидат не обладает весомыми шансами на победу.

Теоретически, социалисты могут выставить другого кандидата — премьер-министра Мануэля Вальса. До последнего времени тому удавалось играть на контрасте с президентом, показывая себя деятельным политиком, не связанным чрезмерными социальными обязательствами и способным проводить политику в «правом» духе. Но отсутствие быстрых экономических успехов и многочисленные кабинетные перестановки привели к тому, что и его рейтинг пополз вниз (46% в мае 2014 г., 27% в марте 2016 г.). Поэтому сегодня нельзя утверждать, что М. Вальс сможет вывести социалистов хотя бы во второй тур и вступить там в борьбу. Ещё один гипотетический кандидат — министр экономики Эммануэль Макрон — ещё не обладает достаточным для выдвижения партийным ресурсом, несмотря на то, что его законопроекты (по частичному пересмотру 35-часовой рабочей недели, отдельным налоговым послаблениям для мелкого и среднего бизнеса) и вызывали одобрение у большинства граждан.

Многие избиратели, выражающие недовольство не только правительством, но и всей политической системой, обращают свои взоры к крайне правым, решительно критикующим власть.

Таким образом, социалисты пока находятся в логическом тупике: любой их кандидат не обладает весомыми шансами на победу. Правда, их потенциал резко увеличится, если до 2017 г. ситуация в экономике начнёт выправляться. Кроме того, если борьба лидеров «Республиканцев» получится слишком жёсткой, и оппозиция погрузится во внутренние раздоры, у социалистов будет шанс в последний момент пробиться во второй тур и там победить М. Ле Пен. Для России же любая социалистическая альтернатива принесёт мало хорошего: президент Ф. Олланд не слишком активен в международных делах, чтобы решительно идти навстречу Москве (даже в «нормандском формате»). Некоторые надежды даёт установившийся диалог между М. Вальсом и Д. Медведевым в рамках Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2016 г., но говорить об укоренившемся оптимистичном настрое французского премьера к России пока преждевременно.

«Национальный фронт»: новые реалии, старые препятствия

Ещё одной силой, имеющей весомые шансы на победу на предстоящих выборах, можно считать крайне правый «Национальный фронт» и его единоличного лидера М. Ле Пен. В течение последних двух лет «Национальный фронт» существенно набрал в популярности, расширил своё представительство на местах, впервые попал в Сенат и выиграл выборы в Европарламент. Многие избиратели, выражающие недовольство не только правительством, но и всей политической системой, обращают свои взоры к крайне правым, решительно критикующим власть. Если добавить к этому популистские формулировки по социально-экономической политике, предложения по жёсткому регулированию миграций, пассажи про восстановление величия страны, то программа современного «Национального фронта» действительно приобретает достаточно привлекательный для среднестатистического избирателя вид.

Кампании 2015 г. показали, что крайне правые так и не вышли из того тупика, в котором они находятся как минимум с 2002 г. Все другие политические силы отказываются идти с «Национальным фронтом» на любые компромиссы, считая его антиреспубликанской силой и объединяясь против него. Следовательно, всякий раз, когда во второй тур выходит «фронтист» и любой другой кандидат, выигрывает последний. Это означает, что для победы «Национального фронта» нужно учиться в одиночку набирать 50% голосов, а такую роскошь не могут позволить себе даже «Республиканцы» и социалисты. На президентских же выборах без электоральных альянсов победа видится тем более невозможной. М. Ле Пен может единовременно аккумулировать пока около четверти голосов избирателей, и это может вывести её даже на первое место в первом же туре, но впоследствии отыскать резервы будет негде.

М. Ле Пен не скрывает, что ей приходится по нраву российская риторика независимости во внешних делах и соблюдения национальных интересов.

Естественно, в России очень известна поддержка лидером «Национального фронта» официальной линии Москвы: М. Ле Пен не скрывает, что ей приходится по нраву российская риторика независимости во внешних делах и соблюдения национальных интересов. Современную Россию она даже склонна считать некоей моделью государственного развития, черты которой следует воспроизвести во Франции. Поэтому сложился стереотип, что из всех французских политических фигур российскому наблюдателю должна быть ближе именно она. Однако выше уже было сказано, что перспективы М. Ле Пен в президентской гонке невелики. Следовательно, симпатии России к изолированному, пусть и относительно популярному кандидату, вряд ли будут плодотворными.

Отдельные заявления о важности партнёрства с Россией тонут в общем контексте политики санкций и осуждения курса российской дипломатии.

Таким образом, можно заключить, что во французском политическом пейзаже есть фигуры, интересные российскому наблюдателю. Конечно, невозможно говорить, что какой-то из будущих кандидатов на выборах 2017 г. будет полностью «пророссийским», но программные акценты некоторых из них пойдут на пользу двусторонним отношениям. В среде правоцентристов есть целый ряд таких политиков, но выделяется среди них Н. Саркози: он обладает реальным потенциалом выиграть кампанию и положительно настроен к России. Правда, ему предстоит ещё немало сделать для того, чтобы убедить избирателей даже внутри партии в своей правоте. Напротив, в стане социалистов трудно отыскать фигуру, готовую к глубокому взаимопониманию с Москвой: отдельные заявления о важности партнёрства с Россией тонут в общем контексте политики санкций и осуждения курса российской дипломатии. Наконец, М. Ле Пен могла бы быть для России почти идеальным партнёром, но её шансы выиграть президентские выборы по итогам второго тура выглядят призрачными. Чёткий же круг кандидатов очертится окончательно лишь в ноябре, когда пройдут праймериз у правоцентристов; ближе к тому моменту определятся со своим решением и социалисты.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся