Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Татьяна Шмелева

Эксперт Института Ближнего Востока, эксперт РСМД

Баб-эль-Мандебский пролив, расположенный между юго-западной оконечностью Аравийского полуострова (Йемен) и северо-восточной частью Африканского материка (Джибути и Эритрея), — один из наиболее важных проливов для международного морского транспорта. Его узость (ширина его около 27 м) и расположение (всего в 18 милях от Джибути) делают морской трафик (львиную долю которого составляют поставки нефти и сжиженного газа), проходящий через него, крайне уязвимым для любых воздействий. Этот фактор активно использовался противостоящими сторонами в обеих мировых войнах, и используется до сих пор.

По данным Министерства энергетики США, примерно 4,7 млн баррелей нефти ежедневно проходят через Баб-эль-Мандеб в обоих направлениях — из Средиземного моря через Суэцкий канал и из саудовских нефтеперерабатывающих заводов на азиатские рынки. Ситуация с добычей и экспортом нефти и привлечением иностранных компаний в Йемен не будет нормализована, пока не закончится военный конфликт в этой стране. К сожалению, в краткосрочной перспективе это представляется невозможным.


Уникальное стратегическое положение Йемена и нефтегазовые ресурсы

Йемен — страна, отличающаяся своим исключительным географическим положением. Она расположена в юго-западной точке Аравийского полуострова, причем с одной стороны вдоль него проходит главный морской путь из Европы в Азию, с другой — морские торговые пути Красного моря. По данным Министерства энергетики США, примерно 4,7 млн баррелей нефти ежедневно проходят через Баб-эль-Мандеб в обоих направлениях — из Средиземного моря через Суэцкий канал и из саудовских нефтеперерабатывающих заводов на азиатские рынки. Именно поэтому в XX в. йеменский порт Аден был одним из самых востребованных в регионе.

Баб-эль-Мандебский пролив, расположенный между юго-западной оконечностью Аравийского полуострова (Йемен) и северо-восточной частью Африканского материка (Джибути и Эритрея), — один из наиболее важных проливов для международного морского транспорта. Его узость (ширина его около 27 м) и расположение (всего в 18 милях от Джибути) делают морской трафик (львиную долю которого составляют поставки нефти и сжиженного газа), проходящий через него, крайне уязвимым для любых воздействий. Этот фактор активно использовался противостоящими сторонами в обеих мировых войнах, и используется до сих пор.

Геологическая разведка в стране начала проводиться в 1938 г., а в 1972 г. были открыты первые месторождения, но добыча нефти началась в Йемене только в 1986 г. Тогда существовало два разных государства — Северный Йемен и Южный Йемен. В бывшем Южном Йемене главным нефтеносным районом являлся бассейн Масила, расположенный в провинции Хадрамаут. Сегодня Масила — наиболее эксплуатируемый бассейн, содержащий, по данным отчета Управления энергетической информации США (EIA), 80% нефтяных запасов Йемена. В бывшем Северном Йемене самым богатым бассейном являлся Мариб-Аль-Джауф, расположенный в недрах двух одноименных провинций и уходящий в сторону Саудовской Аравии. В этой же провинции находится нефтеперерабатывающий завод и проложен нефтепровод к терминалу Рас Иса на побережье Красного моря. Также существует газопровод, соединяющий Мариб и порт Балхаф в Аденском заливе. Эти два бассейна сегодня — основной источник углеводородов в стране. До начала гражданской войны и саудовского вмешательства в 2015 г. экономика Йемена серьезно зависела от экспорта углеводородов. Так, страна добывала 500 тыс. баррелей нефти в сутки, ее экспорт составлял 70% от доходных статей бюджета, более 60% общего объема экспорта и около 90% всех валютных доходов государства. Однако с тех пор объемы добычи постепенно понизились со 150 тыс. баррелей в день до менее чем 50 тыс. баррелей в день (по некоторым данным, около 15 тыс. баррелей в день). Большинство иностранных компаний покинули страну (французская корпорация «Total», кипрская «Cavalley Petroleum» (Блок 9) и норвежская DNO), а часть нефтегазовой инфраструктуры была разрушена. Что касается доказанных запасов газа, то их в Йемене достаточно для производства и экспорта 6,7 млн т/год СПГ на период не менее двадцати лет. Добыча газа в стране началась только в 2009 г., хотя информация о запасах была и раньше. Объемы добытого газа почти сразу превысили растущий внутренний спрос. Доказанные запасы газа в недрах страны, согласно данным Тhe Oil & Gas Journal, составляют 16,9 трлн куб. м (данные на 2013 г.), основные его залежи находятся в бассейне Мариб Аль-Джауф. Подтвержденные запасы — 3 млрд баррелей. Углеводороды в Йемене расположены в отложениях палеозоя и мезозоя. Основными нефтеносными регионами являются Джанна и Ийяд в центре страны, Мариба и Джаудсе — на севере, а также Шабва и Масила — на юге. Причем традиционно более 50% всего объема нефти добывалось именно в провинции Хадрамаут на юге страны.

К сожалению, в последние годы добывающий сектор, как и вся экономика страны, переживает кризис, вызванный гражданской войной, а также истощением нефтяных месторождений и дефицитом инвестиций.

Хуситский мятеж и военное противостояние

В последние годы добывающий сектор, как и вся экономика страны, переживает кризис, вызванный гражданской войной, а также истощением нефтяных месторождений и дефицитом инвестиций

Что же касается самой гражданской войны в Йемене, то она началась поле того, как хуситы, приверженные зейдизму (который считается одним из ответвлений шиизма) и составляющие самое многочисленное меньшинство в стране, подняли восстание на севере Йемена. Боевое крыло движения хуситов — группировка «Ансар Аллах» — борется не только с правительственными войсками, но и с Аль-Каидой, а также связанной с ней группировкой «Ансар аш-Шариа». Напомним, что хуситы активизировались на севере Йемена в 2011 г., во время протестов против режима президента Али Абдаллы Салеха. В этот раз они призывали открыто выступить против сокращения субсидий на нефтепродукты, что привело к увеличению цен на бензин в два раза. Основным же требованием была отставка правительства во главе с президентом Абд Раббу Мансуром Хади, которое открыто обвиняли в коррумпированности, а также прекращение вмешательства Запада в дела страны. Конфликт быстро перешел в вооруженную стадию, а к концу января хуситы уже захватили ключевые здания в столице Сане, взяли под контроль обширные территории в самой заселенной части страны, после чего президент Хади подал прошение об отставке и был заключен под домашний арест, а затем бежал в Аден (важный порт на юге страны), а впоследствии — и за границу.

Новый виток вооруженного конфликта в Йемене начался после того, как в конце февраля 2015 г. на территорию страны вторглись коалиционные силы арабских государств под руководством Эр-Рияда. Саудовская Аравия пошла на открытое военное вмешательство, оправдывая его намерением восстановить в Йемене законную власть и вернуть в президентское кресло избранного главу государства. Принц Мухаммед бен Сальман был активным сторонником ее проведения, рассматривая успешное осуществление наземной операции не только как единственное средство ликвидации нарастающей шиитской угрозы на южных рубежах Саудовской Аравии, но и как механизм поднятия своего рейтинга в глазах мирового сообщества как фигуры, способной осуществлять масштабные проекты с участием многонациональных международных сил. То есть КСА фактически выступила в роли ближневосточного аналога «регионального жандарма».

Операция под кодовым названием «Буря решимости» («Decisive Storm») началась в ночь на четверг 26 марта 2015 г. Наряду с саудовской армией в ней приняли участие военные Бахрейна, Катара, Кувейта, ОАЭ, Египта, Иордании, Марокко, Пакистана и Судана. Интервенты постепенно закрепились в южных провинциях, начав с боями продвигаться на Север. Основу коалиции составляли подразделения вооруженных сил ОАЭ, а также сторонники «Народных комитетов», которые выступали на стороне президента Абд Раббу Мансура Хади. Общую позицию озвучил президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, когда сказал, что все эти действия на территории Йемена ведутся «для сохранения его единства и суверенитета».

На стороне хуситов выступил шиитский Иран. Эр-Рияд утверждает, что Тегеран наряду с политической и финансовой поддержкой долгое время помогает хуситам оружием и боеприпасами; ракетами, которые летят в сторону Саудовской Аравии из районов расположения хуситов, их тоже снабжает Иран. Кроме Тегерана, в поддержке хуситов КСА обвиняет и Хезболлу, боевики которой, по словам посла КСА в США Аделя аль-Джубейра (сейчас глава МИД КСА), «консультируют» их. Хуситы находятся почти в такой же ситуации, как Хезболла в Ливане — обе группировки являются главными силами в своих странах, однако текущие политические и демографические условия не позволяют им управлять государством единолично.

Геополитические причины йеменского конфликта

Разумеется, одним из основных действующих лиц в данном конфликте является Саудовская Аравия, для которой Йемен, с которым она имеет общую протяженную границу на юге, особенно важен. Распространение иранского влияния на этот горный регион, расположенный непосредственно на юге от Саудовской Аравии, Эр-Рияд воспринимает как серьезную проблему безопасности. К тому же, захват боевиками-хуситами ряда имеющих стратегическую важность объектов экономики страны, а именно нефтедобывающей инфраструктуры, электростанции в Марибе и портовых городов на Красном море, крайне невыгодно КСА. Дело в том, что экономическое усиление хуситов, которое могло произойти за счет экспорта углеводородов, в сочетании с военными успехами создавало опасный прецедент. А обнаружение энергоносителей на своей территории вполне могло бы вдохновить шиитское население южных провинций Саудовской Аравии на попытку пересмотреть свой внутренний политический статус в виде требований дополнительной автономии или даже попытки отделиться. И для всего этого вовсе не потребовалось бы наличие «третьей силы» в виде «руки Тегерана», которой так опасаются арабские страны. Ведь хуситы олицетворяют изменение в балансе власти в Йемене и даже на Аравийском полуострове, которое открыло дверь для Ирана, как крупного игрока в регионе, который еще недавно был сферой исключительных интересов Саудовской Аравии. А усиление роли Тегерана совсем не нужно Эр-Рияду.

Есть еще одна версия того, почему КСА так заинтересована в продлении своего пребывании в Йемене. По некоторым оценкам, согласно анализу космических снимков южноаравийского региона и пробных бурений там, в пограничной зоне между Йеменом и Саудовской Аравией может находиться гигантский нефтеносный бассейн, содержащий объемы нефти сравнимые с пятой частью запасов углеводородов у северного соседа. Поэтому многие аналитики утверждают, что в планах Саудовской Аравии сделать из Йемена своего рода «вассальное государство», которое будет зависеть от нее. Эта версия не далека от реальности, и здесь хотелось бы привести доводы экономиста, доктора политических наук (Принстонский университет) Уильяма Энгдаля; а также американского политолога и исследователя Фила Батлера.

Ситуация с добычей и экспортом нефти и привлечением иностранных компаний в страну не будет нормализована, пока не закончится военный конфликт в этой стране.

По мнению Вильяма Энгдаля, «продолжающийся в Йемене военный конфликт, который западные СМИ недавно внезапно для себя “открыли”, как и все конфликты на Ближнем Востоке за прошедшие 100 лет, ведется с подачи англосаксов за контроль над нефтяными ресурсами». Однако учитывая тот факт, что на стороне йеменского государства выступают племенные группы с севера страны, в то время как Саудовская Аравия снабжается оружием практически всеми странами западного мира, определение «конфликт» представляется автору неточным. Скорее, утверждает он, «речь идет о карательной операции, в ходе которой 2,5 млн человек стали беженцами, в то время как еще 20 млн испытывают перебои с доступом к провизии, медикаментам и питьевой воде». Другими словами, речь идет о геноциде йеменского народа во имя западных и саудовских нефтяных интересов. Вильям Энгдаль обращается к частично рассекреченному и тщательно отредактированному отчету ЦРУ «Нефтяные ресурсы Южного Йемена: Химера богатства». ЦРУ указывает на запасы нефти и газа в районе бывшей «спорной пограничной нейтральной зоны» между Северным и Южным Йеменом. Вильям Энгдаль вспоминает, что два десятилетия назад имел возможность во время интервью с неким чиновником (имени он не называет — прим. автора), связанной с правительством США, обсудить прогнозы добычи нефти и нефтяной геополитики. В этот момент его собеседник сказал, что некие «пустынные земли между Саудовской Аравией и Йеменом, согласно неопубликованным воздушным и геофизическим исследованиям США, имеют потенциал запасов нефти, который, вероятно, превышает потенциал самой Саудовской Аравии» (а это свыше 270 млрд баррелей нефти — прим. автора). Американский экономист замечает: «насколько это утверждение является точным, сказать сложно»; однако напоминает также и о том, что пространство, окруженное Персидским заливом и Красным морем, включая Йемен и Сомали, является одной из самых тектонически активных зон на нашей планете, с большими предпосылками для открытия углеводородов. Вильям Энгдаль подытоживает, что военное противостояние в Йемене, без сомнения, «связано с разделом стратегического контроля над мировой энергетикой». США также опасаются, что в случае попадания потенциальных нефтегазовых месторождений под контроль хуситов Йемен автоматически станет потенциальным клиентом для российских или китайских нефтяных компаний, которые немедленно начнут проводить серьезную разведку их потенциала.

Американский политолог Фил Батлер также утверждает, что поддерживаемые США военные действия Саудовской Аравии против Йемена не связаны ни с давней межконфессиональной борьбой между суннитами и шиитами, ни с широко обсуждаемой военной кампанией, направленной против влияния Аль-Каиды или про-иранских хуситов в регионе. Он уверен, что, несмотря на то, что западные СМИ обычно называют Йемен «сравнительно небольшим» нефтегазовым производителем, правда заключается в том, что «на территории страны расположены значительные запасы нефти и газа, которые Саудовская Аравия и ее союзники хотят контролировать». Он цитирует секретную телеграмму американского посла Стивена А. Сече от 2008 г., опубликованную на сайте «Wikileaks», в которой речь идет о том, что «провинции Шабва, Мариб и Аль-Джауф имеют высокий потенциал для значительных месторождений газа». Что касается нефти, то Фил Батлер приводит данные детальной Геологической службы США (USGS) за 2002 г., где указано, что «Йемен обладает огромными запасами нефти на шельфе в дополнение к 3 млрд баррелей доказанных запасов нефти». В отношении Саудовской Аравии американский политолог утверждает, что «Эр-Рияд постепенно исчерпывает свои сырьевые ресурсы». В одном из предыдущих аналитических докладов для New Eastern Outlook Фил Батлер обращает внимание на то, что нефтяные богатства Саудовской Аравии объективно обречены на сокращение: «Учитывая характер нефтяных запасов страны (Саудовской Аравии — прим. автора) и почти неограниченную добычу на протяжении десятилетий, вполне возможно, что у саудовцев они могут просто закончиться».

Насколько верна вышеупомянутая информация, утверждать сложно, но в любом случае территория Йемена является лакомым куском для многих внешних игроков.

Текущие проблемы и перспективы йеменского нефтегазового сектора

В 2018 г., после трех лет гражданской войны и явного упадка углеводородной отрасли, ситуация в нефтегазовом секторе Йемена постепенно стала меняться к лучшему. Напомним, что в середине 2017 г. правительственные войска наконец оттеснили боевиков Аль-Каиды из нефтяной провинции Шабва на юге Йемена и закрепились там. Месторождение вновь было запущено в апреле 2018 г. Благодаря этому в августе 2018 г. министр нефти Йемена Абдулазиз Оулуки сообщил о том, что Сана экспортировала первую партию нефти после трехлетнего перерыва, вызванного военными действиями в стране. Груз нефти объемом 500 тысяч баррелей был отправлен на экспорт с нефтяного терминала Резум. Отгрузка была произведена китайской нефтеперерабатывающей компанией после проведения масштабного аукциона, в котором приняли участие 35 компаний из разных стран. Разумеется, это событие имело особую важность для беднейшей арабской страны, стремящейся преодолеть экономические потери от конфликта. Было также заявлено о том, что Министерство нефти и минеральных ресурсов Йемена намерено возвращать Шабве и другим нефтедобывающим провинциям 20% доходов от продажи сырой нефти, которые они производят, поддерживая политику, введенную президентом А. Хади после его избрания в 2012 г. Также Министерство работает над возобновлением добычи на оставшихся нефтяных блоках в провинциях Шабва, Хадрамаут и Мариб.

В 2019 г. министр нефти Йемена Авс Абдулла Аль-Авд сообщил о том, что поддерживаемое там силами саудовской коалиции правительство надеется увеличить добычу нефти до 110 тыс. баррелей в сутки в текущем году, при этом предполагается, что экспорт достигнет порядка 75 тыс. баррелей в сутки. Агентство Reuters также сообщает со ссылкой на министра нефти страны, что Йемен добывал в среднем 50 тыс. баррелей нефти в сутки в 2018 г. по сравнению с 127 тыс. баррелей нефти в сутки в 2014 г.

Также стало известно о том, что Йемен намерен возобновить производство на СПГ-заводе «Balhaf». Напомним, что производство на единственном в Йемене экспортном СПГ-заводе «Balhaf» было приостановлено в апреле 2015 г. из-за военного конфликта в стране, поскольку линия боевых действий вплотную приблизилась к производственному объекту. В настоящее время ситуация относительно стабилизировалась, поэтому правительство готово возобновить работу предприятия. Завод, введенный в эксплуатацию в 2015 г., состоит из двух технологических линий общей производительностью 6,7 млн т в год. Предприятие и порт погрузки находятся на побережье Шабва, примерно в 200 км к западу от города Мукаллы и в 400 км к востоку от города Адена. У него существует возможность принимать танкеры-газовозы вместимостью 70–205 тыс. кубометров. По словам Авс Абдуллы Аль-Авда, в 2020 г. страна рассчитывает экспортировать все объемы производимого СПГ — в основном, азиатским потребителям.

Однако из-за нестабильной политической ситуации в Йемене на данный момент нет четкого финансового механизма распределения полученных компаниями доходов. По данным тех же источников, добывающие компании (хотя они и являются государственными) в последний год не координировали действия с Центральным банком Йемена или Министерством финансов. Компании распоряжались доходами по своему усмотрению, направляя средства на зарплаты, пожертвования, премии, восстановление инфраструктуры; и далеко не все эти траты были законными и отвечали плану расходов государственного бюджета. Исходя из данных, полученных изданием «Аль-Араби аль-Джадид» со ссылкой на источники в Министерстве нефти и минеральных ресурсов Йемена, в период с января до начала августа 2018 г. две крупнейшие нефтегазовые компании страны реализовали нефти на 1 млрд долл. Так, компания «Сафир», добывающая сырье в Марибе (в центральной части страны), получила порядка 400 млн долл. с Блока 18 (известный как блок Мариб Аль-Джауф). Другая крупная компания — «Петромасиля», добывающая на месторождениях на юге страны, заработала порядка 550 млн долл. По заявлению же профессора социологии Университета Саны Фуада ас-Саляхи, государственные компании делают все возможное, чтобы скрыть объемы добычи и экспорта для ограничения доступа населения к информации о нефтегазовых доходах.

Йеменский экономист Мустафа Наср в комментарии «Аль-Араби аль-Джадид» отметил, что доходы от проданной нефти компания «Петромасиля» направляет на счета правительства страны, находящиеся в Саудовской Аравии. Средства идут в том числе на зарплаты йеменских госслужащих, находящихся в Саудовской Аравии; на счета Министерства иностранных дел и дипкорпуса, а также на программы финансирования обучения йеменцев за рубежом. Другой йеменский экономист Абдель-Салам ат-Тури также отмечает, что в стране на данный момент отсутствует понятие национального бюджета, а есть лишь принятые «финансовые регламенты», зачастую идущие вразрез с законом. По данным «Аль-Араби аль-Джадид», опубликованным в другой статье в июле 2018 г., правительство Йемена, контролирующее компанию «Сафир», продавало значительные объемы нефти хуситам. Эти действия руководство компании скрывало, ссылаясь на якобы сокращение добычи из-за подрывов трубопроводов. Другой источник в компании «Сафир» сообщил, что компания продает хуситам очень легкую нефть, которая не требует переработки, что делает это сырье еще более привлекательным.

По данным источника «Аль-Араби аль-Джадид», сначала «Сафир» закачивает всю добытую нефть в крупные трубопроводы, затем направляет ее часть в одни нефтецистерны, а другую — в другие, из которых уже и происходит продажа сырья хуситам. При этом сообщается, что ранее были задержаны несколько цистерн, незаконно транспортирующих нефтепродукты в районы, подконтрольные хуситам, однако задержанных за это граждан пришлось отпустить, а дела закрыть по просьбе ряда военных и политических лидеров.

«Аль-Араби аль-Джадид» также отмечает, что хуситы могут использовать нефть не только для эксплуатации сельскохозяйственной техники, но и для использования заводского оборудования в Имране и Сане, а также как топливо для их генераторов и котельных. Так, издание получило копию соглашения между Министерством нефти и минеральных ресурсов хоуситов и находящегося под их контролем Сельскохозяйственного союза о снабжении его нефтью. Сырье планировалось получать из нефтепровода, протянутого из провинции Мариб.

Подводя итоги, можно лишь сказать, что ситуация с добычей и экспортом нефти и привлечением иностранных компаний в страну не будет нормализована, пока не закончится военный конфликт в этой стране. К сожалению, в краткосрочной перспективе это представляется невозможным.


Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся