Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Николай Власов

К.и.н., доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ, эксперт РСМД

Политическую драму, развернувшуюся во второй половине мая в Вене, пресса уже называет самым серьезным кризисом в истории Австрии после 1945 года. Скандальное видео двухлетней давности привело к крушению правящей коалиции и отставке правительства. На повестке дня — новые выборы. Что скрывается за этой историей и какие последствия она может иметь для Австрии и для Европы в целом?

Вечером 17 мая несколько авторитетных средств массовой информации, среди которых журнал «Шпигель» и газета «Зюддойче Цайтунг», синхронно опубликовали на своих сайтах фрагменты видеозаписи, сделанной в конце июля 2017 г., в преддверии очередных парламентских выборов в Австрии. Место действия — вилла на Ибице, где лидеры правопопулистской Австрийской партии свободы (АПС) Хайнц-Кристиан Штрахе и Иоганн Гудениус ведут переговоры с девушкой, называющей себя Аленой Макаровой, племянницей российского олигарха Игоря Макарова. Суть обсуждаемой сделки — финансирование избирательной кампании АПС в обмен на выгодные контракты после победы правых на выборах. Штрахе и Гудениус также предлагали «русской миллиардерше» приобрести крупнейшую газету Австрии — «Кронен-Цайтунг», чтобы проводить редакционную политику в их общих интересах. В ходе беседы, продолжавшейся несколько часов и сопровождавшейся распитием алкоголя, затрагивался и более широкий круг тем; оба политика не стеснялись в выражениях, обсуждая ситуацию в Европе, прессу и своих коллег. В частности, весьма нелестную оценку Штрахе дал молодому председателю Австрийской народной партии (АНП) Себастьяну Курцу. Высказываний представителей АПС с лихвой хватило бы на несколько скандалов; естественно, что ни Штрахе, ни Гудениус не знали, что каждый их жест и слово будут зафиксированы на видеозаписи.

Традиционный вопрос о том, кому была выгодна вся эта история, в данном случае не имеет особого смысла. За сценой может скрываться кто угодно — различные политические силы, бизнес-группировки, общественные организации, выступающие против правого популизма.

Кризис в Австрии вновь продемонстрировал, что у популистов на сегодняшний день существует достаточно серьезная опора в обществах европейских стран, лояльность которой не в состоянии поколебать даже самые масштабные скандалы. Ключевая задача правых сегодня заключается в том, чтобы расширить эту базу. Сделать это в сложившихся условиях весьма непросто, а наличие шансов на успех будет во многом зависеть от развития общей ситуации в ЕС — и, конечно же, от того, смогут ли сами правые популисты в дальнейшем избежать ошибок, которые допустил Штрахе.


Политическую драму, развернувшуюся во второй половине мая в Вене, пресса уже называет самым серьезным кризисом в истории Австрии после 1945 года. Скандальное видео двухлетней давности привело к крушению правящей коалиции и отставке правительства. На повестке дня — новые выборы. Что скрывается за этой историей и какие последствия она может иметь для Австрии и для Европы в целом?

Племянница российского олигарха

Вечером 17 мая несколько авторитетных средств массовой информации, среди которых журнал «Шпигель» и газета «Зюддойче Цайтунг», синхронно опубликовали на своих сайтах фрагменты видеозаписи, сделанной в конце июля 2017 г., в преддверии очередных парламентских выборов в Австрии. Место действия — вилла на Ибице, где лидеры правопопулистской Австрийской партии свободы (АПС) Хайнц-Кристиан Штрахе и Иоганн Гудениус ведут переговоры с девушкой, называющей себя Аленой Макаровой, племянницей российского олигарха Игоря Макарова. Суть обсуждаемой сделки — финансирование избирательной кампании АПС в обмен на выгодные контракты после победы правых на выборах. Штрахе и Гудениус также предлагали «русской миллиардерше» приобрести крупнейшую газету Австрии — «Кронен-Цайтунг», чтобы проводить редакционную политику в их общих интересах. В ходе беседы, продолжавшейся несколько часов и сопровождавшейся распитием алкоголя, затрагивался и более широкий круг тем; оба политика не стеснялись в выражениях, обсуждая ситуацию в Европе, прессу и своих коллег. В частности, весьма нелестную оценку Штрахе дал молодому председателю Австрийской народной партии (АНП) Себастьяну Курцу. Высказываний представителей АПС с лихвой хватило бы на несколько скандалов; естественно, что ни Штрахе, ни Гудениус не знали, что каждый их жест и слово будут зафиксированы на видеозаписи.

Спустя несколько месяцев в Австрии по итогам парламентских выборов была сформирована правящая коалиция в составе АНП и АПС; Курц занял пост канцлера, Штрахе — вице-канцлера. Ключевыми задачами нового кабинета назывались сокращение бюджетного дефицита, снижение налогов, улучшение условий для бизнеса и борьба с нелегальной миграцией. В действительности за время существования правительства Курца удалось принять закон о гибком рабочем времени (12-часовой рабочий день и 60-часовая неделя), ввести налоговые льготы для семей с детьми, согласовать бездефицитный бюджет и налоговую реформу. Правый уклон правительства нашел свое отражение в серии жестких мер, направленных на ограничение миграции и сокращение пособий мигрантам. Инициатором этих мер была, естественно, Австрийская партия свободы.

Состоявшиеся 26 мая выборы в Европейский парламент показали, что скандал пошел на пользу АНП: она набрала 34,5% голосов, улучшив свой предыдущий результат на 7,5%.

На протяжении полутора лет существования кабинета Курца действия ключевых фигур АПС приводили к регулярным скандалам. В их адрес звучали обвинения в неонацистских высказываниях и попытках ограничить свободу прессы. Скрупулезные немецкие журналисты насчитали за это время в общей сложности более шестидесяти скандалов различного масштаба. Себастьян Курц старался не реагировать на выходки партнеров по коалиции, за что получил прозвище «молчащего канцлера» (этот термин был назван в 2018 году в Австрии «словом года»).

Во внешней политике новое правительство придерживалось прагматичной линии, выступая, в частности, за «политику разрядки в отношениях между Западом и Россией»; самым громким событием в этой сфере стал, пожалуй, визит Владимира Путина в качестве гостя на свадьбу министра иностранных дел Карин Кнайссль в августе 2018 г. Позицию кабинета Курца в европейской политике можно назвать умеренно евроскептической; делая упор на австрийские интересы, коалиция, однако, не поддержала линию Будапешта и Варшавы.

Именно в преддверии очередных выборов в Европейский парламент в средствах массовой информации была опубликована скандальная видеозапись. В России вся эта история вызвала интерес в первую очередь потому, что в ней в качестве одного из ключевых действующих лиц фигурировала «племянница российского олигарха». Однако «Шпигель» и «Зюддойче Цайтунг» с самого начала заявили, что переговоры на Ибице были заранее расставленной ловушкой для правых политиков, а девушка являлась лишь «подсадной уткой», блестяще сыгравшей свою роль. Обвинять Россию в попытке вмешательства в австрийскую политику в данном случае никто не планировал. Мишенью провокации были исключительно австрийские правые политики. Выбор же именно «российской легенды» определялся тем обстоятельствам, что у России к тому моменту сложилась репутация государства, охотно поддерживающего правых популистов в Европе. В справедливости этой репутации не сомневаются, судя по всему, в первую очередь сами правые — по крайней мере, Штрахе и Гудениус сравнительно легко попались в расставленную им ловушку.

На сцене и за ней

Любые сомнения в подлинности видеозаписи, если они и существовали изначально, рассеялись, когда ее признали основные участники встречи на Ибице. При этом Штрахе поначалу пытался оправдываться, заявляя, что всего лишь вел светскую беседу, в процессе которой указывал своей собеседнице на необходимость строго соблюдать законы, а все его высказывания являются лишь отвлеченными размышлениями, на которые любой политик имеет право. Однако уже на следующий день ему пришлось смириться с неизбежным, уйдя со всех постов (включая партийные) и открыто признав: «Это было глупо и безответственно, это была ошибка».

В тот же день Себастьян Курц заявил о том, что разрывает коалицию с АПС, и призвал как можно скорее провести новые парламентские выборы. Канцлер предпринял все усилия для того, чтобы откреститься от недавнего партнера, жестко осудив действия Штрахе; одновременно он стремился представить себя жертвой сложившейся ситуации. Впервые в австрийской истории 27 мая правительству был выражен вотум недоверия. Одновременно было внесено предложение о проведении досрочных парламентских выборов. Они, по всей видимости, состоятся в сентябре. Президент Австрии 30 мая назначил главой правительства на период до выборов и формирования новой правящей коалиции Бригитту Бирляйн, ранее возглавлявшую конституционный суд страны.

Но кто же был автором блестящей провокации? На этот вопрос отсутствует не то что точный, а даже наиболее вероятный ответ. Как в классическом детективном романе Агаты Кристи «Убийство в Восточном экспрессе», круг подозреваемых оказывается весьма широк — у АПС в Австрии много противников. Поэтому традиционный вопрос о том, кому была выгодна вся эта история, в данном случае не имеет особого смысла. За сценой может скрываться кто угодно — различные политические силы, бизнес-группировки, общественные организации, выступающие против правого популизма. Мотивы также могут быть различными: от сугубо практических (нанесение мощного удара конкуренту) до идеологических (неприятие правой идеологии), при этом первые совершенно не исключают вторых. На данный момент все подозреваемые — от группы акционистов «Центр политической красоты» до скандально известного политтехнолога Таля Зильберштейна — категорически отрицают свою причастность к появлению компрометирующей видеозаписи. «Шпигель» и «Зюддойче Цайтунг», в свою очередь, отказываются раскрывать свои источники — по словам немецких журналистов, видеозапись была передана им в обстановке, напоминающей шпионский триллер.

Но так ли важно в данной ситуации знать, кто именно изначально стоял за провокацией? Гораздо интереснее в данный момент проанализировать ее последствия. И здесь парадоксальным образом выясняется, что вся эта история может оказаться на руку, в первую очередь, Себастьяну Курцу. Да, скандал привел к падению его кабинета; однако для 32-летнего политика это явно не станет окончанием карьеры, тем более что АНП в данном случае никак не скомпрометирована. Сам Курц полностью открестился от недавнего партнера, заявив о том, что ему и раньше было непросто сотрудничать с АПС, которая своими действиями «наносит ущерб репутации нашей страны». Естественно, эти заявления были продиктованы, в первую очередь, стремлением дистанцироваться от оскандалившегося союзника; однако можно с уверенностью утверждать, что в них имелась и немалая толика правды. Правые популисты на практике оказались не самыми удобными партнерами, и союз с ними постепенно превращался в обузу для Курца.

После бури

Уже состоявшиеся 26 мая выборы в Европейский парламент показали, что скандал пошел на пользу АНП: она набрала 34,5% голосов, улучшив свой предыдущий результат на 7,5%. Главной проигравшей стороной, как и следовало ожидать, оказалась АПС — набранные ею 17% были существенно ниже того результата, который партия получила как на предыдущих выборах в Европарламент, так и на национальных парламентских выборах 2017 года.

Что касается будущих выборов в Национальный совет, то, по данным опроса, проведенного в последних числах мая, и здесь партия Курца уверенно лидирует — за нее готовы отдать свои голоса 38% избирателей (рост примерно на 5% по сравнению с результатами предыдущих опросов). Главный соперник, Социал-демократическая партия Австрии (СПА), существенно отстает и набирает лишь 21%. Ущерб для АПС оказался вполне очевидным, но сравнительно умеренным — уровень их электоральной поддержки составляет 19% (по сравнению с 22–24% в марте–апреле текущего года). Достаточно хороший результат у либералов (партия NEOS) и Зеленых — по 10%. В нынешнем составе парламента первая из этих двух партий представлена лишь маленькой фракцией, а вторая не представлена вообще, поскольку в 2017 году не сумела преодолеть пятипроцентный барьер.

Поэтому у Себастьяна Курца в текущей ситуации нет причин особенно переживать из-за того, что возглавляемое им правительство стало самым недолговечным за всю послевоенную историю Австрии. 29 мая партия вновь номинировала его на пост канцлера, и можно с высокой степенью уверенности говорить о том, что за первым кабинетом Курца последует второй. Вопрос заключается лишь в том, кто в данном случае выступит в качестве партнеров по коалиции.

Сами австрийцы, по данным опросов, предпочли бы коалицию в составе АНП, либералов и Зеленых. По крайней мере, за нее высказалось 25% опрошенных (за коалицию АНП и социалистов — лишь 7%). Для обоих младших партнеров это стало бы первым опытом участия в правительстве. Однако вопрос о том, удастся ли согласовать общую правительственную программу и насколько устойчивой окажется такая коалиция, остается открытым. Традиционный, проверенный вариант коалиции АНП и СПА, судя по всему, не устраивает обе стороны; Курц еще 18 мая заявил, что с социалистами у него имеются существенные разногласия по вопросам социально-экономической политики, которые не позволяют создать правящую коалицию. Возобновление союза с АПС после случившегося скандала, в свою очередь, вряд ли возможно.

У Себастьяна Курца в текущей ситуации нет причин особенно переживать из-за того, что возглавляемое им правительство стало самым недолговечным за всю послевоенную историю Австрии.

Можно подвести следующий итог сказанному выше: АНП удалось несколько усилить свои позиции, позиции АПС несколько ослабли, а либералы и Зеленые получили шанс сформировать заметные фракции в новом парламенте, расширив, тем самым, круг потенциальных партнеров АНП по правящей коалиции. Однако австрийский кризис имеет не только национальное, но и европейское измерение.

Далеко не случайно на события в Альпийской республике сочли необходимым откликнуться многие зарубежные политики. Так, германский федеральный канцлер Ангела Меркель в контексте австрийского скандала заявила, что правые популисты ненавидят европейские ценности, ставят под вопрос элементарные права человека и склонны к коррупции — «со всем этим мы должны решительно бороться, и мы будем бороться».

В европейских странах сегодня быстрыми темпами нарастает политическая поляризация общества. Усиливаются две противостоящие друг другу группы: левые, либералы, еврооптимисты с одной стороны и правые, популисты, евроскептики с другой. Это наглядно продемонстрировали недавние выборы в Европарламент, в ходе которых смогли значительно усилить свои фракции как евроскептики и правые популисты, так и либералы и Зеленые. Условные «центристы» — христианские демократы и социал-демократы — напротив, понесли существенные потери. Аналогичные процессы можно наблюдать и на национальном уровне — так, в ФРГ на протяжении последних лет быстрыми темпами растет популярность «Альтернативы для Германии» и Зеленых, в то время как «народные партии» находятся в состоянии кризиса. Поляризация политических сил и общества в целом приводит, естественно, к обострению борьбы между противостоящими друг другу акторами.

Разразившийся в Австрии скандал объективно является лишь одним из эпизодов данной борьбы, за которым наверняка последуют другие. При этом одна из ключевых задач противников правых популистов заключается в изоляции последних, исключении возможности создания коалиции с их участием в том числе и там, где такие альянсы регулярно формируются (в частности, в Австрии). В то же время кризис вновь продемонстрировал, что у популистов на сегодняшний день существует достаточно серьезная опора в обществах европейских стран, лояльность которой не в состоянии поколебать даже самые масштабные скандалы. Ключевая задача правых сегодня заключается в том, чтобы расширить эту базу. Сделать это в сложившихся условиях весьма непросто, а наличие шансов на успех будет во многом зависеть от развития общей ситуации в ЕС — и, конечно же, от того, смогут ли сами правые популисты в дальнейшем избежать ошибок, которые допустил Штрахе.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся