Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.8)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Константин Асмолов

В.н.с. Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, эксперт РСМД

Приглашение посетить Россию было передано лидеру КНДР ещё в мае 2018 г. во время визита в Пхеньян Сергея Лаврова, после встречи с которым Ким Чен Ын сообщил, что хотел бы организовать переговоры с Путиным уже в 2018 году «в ознаменование 70-летней годовщины установления дипломатических отношений». Однако в ноябре 2018 г. в Кремле заявили, что рассчитывают на организацию встречи только в 2019 г.

Хорошее впечатление от саммита связано с тем, что в отношении него не было каких-то завышенных ожиданий. С самого начала было ясно, что это рабочая встреча, от которой не надо ждать сверхъестественных прорывов или эффектов. Саммит был важен для личного знакомства лидеров, которые явно оказали друг на друга благоприятное впечатление. Иначе общение тет-а-тет не продолжалось бы так долго. Для КНДР это очередная демонстрация договоровозможности Кима, который сумел посадить за стол переговоров с собой еще одного лидера великой державы, присутствующей в регионе. Это работает на его репутацию внутри страны, снижает его репутацию как лидера страны-изгоя и может усилить его позиции на переговорах с Д. Трампом и Си Цзиньпином. По целому ряду вопросов, связанных с разрядкой на полуострове (проблема гарантий безопасности, поэтапный процесс разоружения и т. п.), стороны продемонстрировали единство мнений. Ким получил дополнительный и на самом деле более весомый канал информирования внешнего мира о своей позиции, разрушив монополию Сеула. Представления некоторых экспертов о том, что В. Путин предложит Киму вернуть шестисторонние переговоры и отказаться от нынешней модели диалога, не оправдались.

Итак, визит лидера Северной Кореи в Россию, наконец, состоялся, и этому событию следует посвятить подробный обзор.

Подготовка визита и хроника мероприятия

Приглашение посетить РФ было передано лидеру КНДР ещё в мае 2018 г. во время визита в Пхеньян Сергея Лаврова, после встречи с которым Ким Чен Ын сообщил, что хотел бы организовать переговоры с Путиным уже в 2018 году «в ознаменование 70-летней годовщины установления дипломатических отношений». Однако в ноябре 2018 г. в Кремле заявили, что рассчитывают на организацию встречи только в 2019 г.

1 марта 2019 г. в Москву прибыла делегация из КНДР во главе с заведующим международным отделом Центрального комитета Трудовой партии Кореи Хан Ман Хёком, что было воспринято как знак того, что подготовка визита вошла в завершающую стадию. 20 марта 2019 г., выступая с закрытой лекцией в Сеуле, бывший руководитель центра корейских программ ЦРУ Эндрю Ким заявил, что Ким Чен Ын планирует посетить Россию, чтобы укрепить связи с Москвой. А 23 марта источник в российском парламенте сообщил РИА Новости, что приезд Кима может состояться в ближайшее время.

15 апреля южнокорейское агентство «Ёнхап» со ссылкой на «осведомленный источник» сообщило, что Ким, возможно, приедет во Владивосток в конце апреля. 18 апреля 2019 г. сообщение о саммите появилось на сайте президента РФ: По приглашению Владимира Путина Председатель Государственного совета Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ын посетит Российскую Федерацию с визитом во второй половине апреля. 22 апреля это подтвердило ЦТАК.

То, о чем будут говорить В. Путин и Ким Чен Ын, сразу стало темой спекуляций, особенно в СМИ РК и Японии. Указывалось, что Ким, вероятно, попросит поддержки России, чтобы получить некоторые рычаги влияния на предстоящих переговорах с Вашингтоном, а также будет обсуждать вопрос репатриации северокорейских рабочих, которые должны будут вернуться домой к концу 2019 г. (что крайне невыгодно ни КНДР, ни российским бизнесменам).

А японский телеканал NHK со ссылкой на неназванного высокопоставленного российского представителя сообщил, что Владимир Путин может предложить Ким Чен Ыну вернуться к формату шестисторонних переговоров, и Россия уже проинформировала о своем предложении Китай и США.

24 апреля 2019 г. Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) сообщило, что «высший руководитель нашей партии, государства и армии товарищ Ким Чен Ын для нанесения визита в Российскую Федерацию ранним утром 24 апреля отправился на спецпоезде». Кима сопровождали члены Политбюро ЦК ТПК, зампреды ЦК партии Ким Пхён Хэ и О Су Ён, которые отвечают за вопросы экономики и кадров, член Политбюро ЦК ТПК, министр иностранных дел Ли Ён Хо, кандидат в члены Политбюро ЦК ТПК, начальник Генштаба КНА генерал армии сухопутных войск Ли Ён Гиль, член Госсовета КНДР, первая заместительница министра иностранных дел Чве Сон Хи и другие члены ЦК партии и Госсовета, включая руководителя художественного ансамбля «Самчжиён» Хён Сон Воль, известную благодаря громкому вбросу о ее расстреле в 2013 г.

Среди отсутствовавших — первая леди Ли Соль Чжу и, как выяснилось, уже бывший глава отдела единого фронта ЦК ТПК Ким Ён Чхоль, считавшийся ответственным за переговоры на ядерную тему. Не было видно среди членов делегации и сестры лидера Ким Е Чжон, хотя южнокорейское издание «Чосон Ильбо» со ссылкой на свои источники писало, что она прилетала во Владивосток для окончательной проверки повестки встречи на высшем уровне.

По пути во Владивосток спецпоезд Кима сделал остановку на приграничной станции Хасан, где его встречали девушки с хлебом и солью, губернатор Приморского края Олег Кожемяко, министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов, заместитель министра иностранных дел Игорь Моргулов, чрезвычайный и полномочный посол РФ в КНДР Александр Мацегора, а также чрезвычайный и полномочный посол КНДР в РФ Ким Хён Чжун и генеральный консул КНДР во Владивостоке Чо Сок Чхоль. Именно эти дипломаты и чиновники в основном сопровождали лидера КНДР в поездке по России.

24 апреля Ким Чен Ын прибыл во Владивосток, поприветствовал почетный караул и направился в кампус Дальневосточного федерального университета на острове Русский, где 25 апреля прошли его переговоры с Владимиром Путиным. Участники встречи обсудили вопросы развития двусторонних отношений, регионального сотрудничества и денуклеаризации Корейского полуострова. Общение двух лидеров продолжались около пяти часов, включая личную встречу, переговоры в расширенном составе и торжественный банкет. При этом общение В. Путина и Кима за закрытыми дверями продолжалась около двух часов, что вдвое дольше, чем планировалось. Главы двух стран сели за стол переговоров впервые за восемь лет — тогда в Улан-Удэ встречались северокорейский лидер Ким Чен Ир и президент России Дмитрий Медведев.

Перед началом переговоров Владимир Путин еще раз поздравил Ким Чен Ына с избранием на должность председателя Госсовета КНДР и напомнил, что в 2018 г. страны отметили 70-летие установления двусторонних дипломатических отношений. Вспомнив, что Ким Чен Ир был одним из инициаторов подписания Договора о дружбе между КНДР и РФ, В. Путин отметил, что визит Кима послужит делу развития двусторонних отношений и поможет двум странам лучше понять, какими путями они могут урегулировать ситуацию на Корейском полуострове, что могут сделать вместе, что Россия может сделать для того, чтобы поддержать те позитивные процессы, которые сейчас происходят. Президент РФ поприветствовал северокорейские «усилия по развитию межкорейского диалога и по нормализации северокорейско-американских отношений» и подчеркнул, что «в двустороннем плане нам очень многое нужно сделать для развития торгово-экономических связей, развития гуманитарных контактов».

В свою очередь Ким Чен Ын выразил благодарность за приглашение и то, что, несмотря на чрезвычайную занятость, в РФ «уделили глубокое внимание осуществлению моего визита и преодолели тысячи километров, чтобы прийти сюда из Москвы». Российского президента поздравили с тем, что в 2018 г. российский народ еще раз доверил ему руководить Россией, и с тем, что он успешно ведет работу для построения сильной России. Ким Чен Ын также выразил надежду, что встреча «будет полезна для укрепления и развития традиционно дружеских отношений между КНДР и Россией, которые имеют глубокие корни», а переговоры по ситуации на Корейском полуострове «станут важным событием для того, чтобы вместе оценить эту ситуацию, обменяться мнениями по поводу этой ситуации и совместно урегулировать этот вопрос».

После личного общения оба руководителя вышли к журналистам. Владимир Путин отметил, что «у нас только что состоялась достаточно обстоятельная беседа с глазу на глаз», и стороны «смогли поговорить и об истории наших отношений межгосударственных, поговорили о сегодняшнем дне, о перспективах развития двусторонних связей». А также «обменялись мнениями о том, как и что нужно сделать для того, чтобы ситуация имела хорошие перспективы на улучшение».

Ким Чен Ын тем более не стал раскрывать подробностей, но заявил, что «приехал в Россию, чтобы обменяться мнениями по нынешней ситуации на Корейском полуострове, которая является одной из самых актуальных проблем в нынешней международной повестке дня, а также обсудить методы мирного урегулирования этого вопроса и обменяться мнениями по развитию наших двусторонних отношений в соответствии с требованиями нового столетия». Он согласился с тем, что «прошел очень содержательный обмен мнениями с глазу на глаз по вопросам, представляющим общий интерес, по всем актуальным проблемам», выразив надежду на то, что переговоры будут продолжаться в том же русле.

Суть переговоров в расширенном составе тоже была скрыта от посторонних глаз, но обратим внимание и на состав чиновников с российской стороны — вице-премьер Юрий Трутнев, министр иностранных дел Сергей Лавров, министр транспорта Евгений Дитрих, министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов, президент РЖД Олег Белозеров, заместитель министра энергетики Анатолий Яновский. С корейской стороны в них приняли участие министр иностранных дел Ли Ён Хо и первый заместитель министра иностранных дел Чхве Сон Хи. Все это говорит о том, что в рамках сессии обсуждались вопросы энергетики, сотрудничества в области транспортной инфраструктуры, а также взаимодействия на региональном уровне. ЦТАК дополняет, что лидеры государств «договорились продвинуть на более высокий уровень торгово-экономические отношения между странами и активизировать работу межправительственной российско-корейской комиссии по торговому, экономическому и научно-техническому сотрудничеству».

Как пишут СМИ КНДР, руководители двух стран обсудили вопросы по укреплению передвижения на высшем уровне, включая встречу и контакт на высшем уровне, и по развитию сотрудничества, обмена и содействия между правительствами, парламентами, регионами и организациями обеих стран в разнообразной форме. Обе стороны решили придать дополнительный импульс работе Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству между КНДР и РФ, принять активные меры в разных сферах для поднятия взаимовыгодных торгово-экономических отношений между двумя странами на более высокий уровень».

Окончательное подведение итогов визита произошло на приеме, во время обмена речами, где обе стороны снова отметили дружескую атмосферу и конструктивность общения. Владимир Путин отметил, что «во многом благодаря инициативам товарища Ким Чен Ына в последние месяцы ситуация вокруг Корейского полуострова стабилизируется. Россия стремится активно содействовать продвижению по пути политико-дипломатического урегулирования. Приветствуем шаги руководства КНДР, направленные на налаживание прямого диалога с Соединёнными Штатами Америки, нормализацию отношений между Севером и Югом Кореи. Исходим из того, что альтернативы мирному разрешению ядерной и других проблем региона нет и быть не может. Со своей стороны Россия готова к продолжению взаимодействия по снижению напряжённости на полуострове, укреплению безопасности в Северо-Восточной Азии в целом. Как гласит корейская мудрость, если соединить силы, то можно сдвинуть скалу. Убеждены, что именно в этом залог успеха. При активном участии международного сообщества, всех заинтересованных государств мы обязательно достигнем цели обеспечения прочного мира, стабильности и процветания на Корейском полуострове».

Ким Чен Ын передал «теплый братский привет российскому народу, который самоотверженно трудится во имя построения сильной и процветающей России» и отметил, что «посетил Российскую Федерацию с твердой решимостью непрерывно продолжать курс корейско-российской дружбы, имеющей глубокие исторические корни и давние традиции, и придать импульс дальнейшему развитию корейско-российских отношений в соответствии со стремлением народов наших стран и требованиями стремительно сменяющихся новых видений».

Помимо этого, в ходе саммита Ким Чен Ын заявил, что безопасность и мир на Корейском полуострове полностью зависят от дальнейших действий США. Как сообщило ЦТАК, «уважаемый высший руководитель отметил, что США заняли одностороннюю и недружественную позицию на недавнем 2-м саммите глав КНДР и США, в результате чего ситуация Корейского полуострова и региона находится на мертвой точке и даже добралась до опасной грани, чреватой возвратиться вспять к начальной точке. Также сказал, что мир и безопасность Корейского полуострова полностью зависят от последующего подхода США, и КНДР будет готова ко всяким обстоятельствам». По сути, Ким снова изложил свою позицию, которую он, в частности, огласил с трибуны Верховного народного собрания, подчеркнув, что будет «с терпеливостью ждать смелое решение США до конца нынешнего года», но «если США будут настаивать на текущем политическом способе расчета, перспектива решения вопроса будет мрачна и весьма опасна». Что же до «объявленной японскими СМИ» цели побудить Пхеньян вернуться к шестистороннему формату переговоров по ядерному разоружению, то, как заявил Дмитрий Песков, «такая формулировка неверна».

Перед отбытием высший руководитель КНДР отметил, что, «удовлетворенно завершив визит в РФ при особых вниманиях и любезном приеме господина президента Путина, правительства и народа России, отбывает на Родину с прекрасным впечатлением и чувством дружбы, и от всей души выразил признательность за это».

СМИ Южной Кореи сообщили, что из РФ сбежал северокорейский дипломат уровня посла, который прилетел во Владивосток, чтобы готовить приезд Ким Чен Ына Информация была быстро опровергнута. Затем появилась информация о том, что «Ким проигнорировал русское гостеприимство», не попробовав поднесенную хлеб-соль, хотя вскоре было опубликовано опровергающее видео. Под конец визита лидер КНДР «отказался почтить память павших моряков», хотя позднее выяснилось, что возложение венка было просто перенесено на два часа из-за сильного дождя. И хотя с самого начала по итогам мероприятия не планировалось делать заявлений или подписывать документы, некоторые журналисты забыли об этом, написав о «бесплодном саммите». Единственная накладка касалась южнокорейских репортеров, которые слишком назойливо осаждали северокорейских безопасников, и одного из журналистов ударили по камере.

Пресс-конференция Владимира Путина об итогах саммита и размышления автора на эту тему

Теперь, по традиции подобных анализов, проведем разбор пресс-конференции В. Путина, отчасти прокомментировав ответы российского президента, но вначале автор хотел бы отметить основные направления российской внешней политики по отношению к Корее. Она равно-ориентирована, и мы не поддерживаем Север против Юга или наоборот. На полуострове Россию интересуют разрядка и стабильность, и в этом контексте она поддерживает текущую ситуацию на полуострове.

Что же до собственно ядерного разоружения КНДР, то оно, по мнению Кремля, должно осуществляться поэтапно и под гарантии безопасности. Поэтому в Москве неоднократно говорили о необходимости частичной отмены санкций в ответ на прекращение Севером ракетных пусков и закрытия ядерного полигона.

Текст пресс-конференции выделен курсивом.

Вопрос: Владимир Владимирович, это была Ваша первая встреча с Ким Чен Ыном. Его личность в принципе вызывает большой интерес по всему миру. Не могли бы Вы в связи с этим рассказать, какое у Вас лично сложилось впечатление о нём как о человеке, политике и довольны ли Вы итогами переговоров с ним?

В. Путин: Да. Итогами переговоров мы все довольны – и я, и мои коллеги. Председатель Ким Чен Ын – человек достаточно открытый, ведёт свободную дискуссию. По всем вопросам, которые были в повестке дня: и по двусторонним отношениям, по вопросам, связанным с санкционными делами, с Организацией Объединённых Наций, со своими отношениями с Соединёнными Штатами и, конечно, по главной теме, по денуклеаризации Корейского полуострова, – мы с ним говорили очень подробно, затрагивая разные стороны всех этих проблем. Могу подтвердить, что он достаточно интересный и содержательный собеседник.

Хорошее впечатление, которое Ким произвел на В. Путина, подтверждается не только этой репликой, но и другими его выступлениями. А также тем, что общение тет-а-тет между ними продолжалось в два раза дольше, чем планировалось. И это понятно, потому что, судя по реплике президента РФ, обсуждался такой широкий круг проблем, который нельзя втиснуть в 50 минут. Харизма Ким Чен Ына и его определенная открытость отмечались и другими лидерами, в том числе Д. Трампом. В отличие от отца, Ким не интроверт, и на лице его довольно часто отражаются эмоции. Анализ текстов его речей также показывает, что он старается говорить правду.

Конечно, автор встречал мнение, что В. Путин, в отличие от Кима, умеет скрывать свои чувства и говорил округлым дипломатическим языком, поэтому со стопроцентной уверенностью утверждать, что Ким ему понравился, тоже не стоит. Однако посол РФ в КНДР Александр Мацегора заявил, что лидеры России и Северной Кореи сумели наладить хорошие личные отношения и между ними возникла хорошая «личная химия».

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков также отметил, что глава КНДР «показал себя как очень профессиональный, подготовленный глава государства». «Он [Ким Чен Ын] осведомлен обо всех нюансах двусторонних проектов или потенциально двусторонних проектов», «владеет деталями» и «очень живо реагирует», «осведомлен прекрасно обо всём, имеет свою позицию. Он производит впечатление достаточно опытного, образованного и очень сбалансированного лидера».

Вопрос: Владимир Владимирович, после сегодняшних переговоров, по Вашим ощущениям, какова перспектива реальной денуклеаризации Корейского полуострова и перспектива выстраивания отношений между Пхеньяном и Сеулом? Что для этого нужно сделать, какие шаги предпринять, какие барьеры, может быть, преодолеть и что мешает договориться?

В. Путин: Самое главное, и мы сегодня об этом говорили в ходе переговоров, – нужно восстановить силу международного права, вернуться к ситуации, когда международное право, а не кулачное право определяет положение, ситуацию в мире. Если мы этого добьёмся, то это будет первым шагом, важнейшим шагом на пути к разрешению подобных сложных ситуаций, как та, что сложилась на Корейском полуострове.

Здесь президент РФ поднимает очень важную проблему кризиса международного права, которая выходит за рамки корейского урегулирования. Его подменяют практикой двойных стандартов, принципом «делаем, потому что можем» или ситуацией, когда для введения санкций достаточно только «обоснованных подозрений», а не доказательств расследования. Здесь стоит вспомнить даже не столько дело Скрипалей, сколько следствие по делу об убийстве Ким Чжон Нама в Куала-Лумпуре. Напомним, что там северокорейский след доказать так и не удалось.

Северная Корея слишком часто оказывалась жертвой двойных стандартов. Например, применительно к ядерному кризису ее критики любят рассказывать о том, как КНДР нарушала Рамочное соглашение 1994 г. (не приводя конкретные примеры нарушений), но забывают вспомнить, какие шаги, по тому же документу, должны были сделать и не сделали США. Конечно, на самом деле неясно, насколько современный миропорядок, формально основанный на главенстве международного права, уступает место чему-то новому. Но В. Путин позиционирует себя как защитника «старых правил», что гармонирует с его общей консервативной позицией.

В. Путин: Конечно, что такое денуклеаризация? Это, в известной степени, разоружение Северной Кореи. Разумеется, – и я всё время об этом говорил, могу ещё раз подтвердить, об этом говорит и северокорейская сторона, – Корейской Народно-Демократической Республике нужны гарантии своей безопасности, сохранения суверенитета. Но какие это могут быть гарантии, кроме международно-правовых? Можно подумать, и, наверное, это будет правильно, о международных гарантиях, но они тоже лежат в сфере международного права. Поэтому ничего другого мы здесь не придумаем. Насколько будут эти гарантии существенными, насколько они будут отвечать интересам Корейской Народно-Демократической Республики – сейчас об этом рано говорить, но нужно сделать первые шаги к повышению доверия. И мне кажется, что в целом в конечном итоге это возможно.

Под денуклеаризацией В. Путин понимает разоружение «в известной степени». Это не равно ни классическому определению денуклеаризации как избавлению от ядерного оружия, ни трактовке Дж. Болтона и других ястребов, понимающих под этим лишение Северной Кореи любого ОМП и баллистических ракет. Важнее другое — В. Путин связывает денуклеаризацию с международно-правовыми гарантиями суверенитета страны. Этот вопрос о гарантиях, разумеется, волнует и Ким Чен Ына. Все помнят судьбу М. Каддафи, который много получил за сданную ядерную программу, включая полное забвение былых прегрешений и образ «диктатора, который из плохого стал хорошим». «Позитивный пример Ливии» упоминался как вариант решения северокорейской проблемы вплоть до событий арабской весны 2011 г., после чего задавался уже другой вопрос: был бы этот внутренний конфликт интернационализирован, если бы у Ливии было ядерное оружие?

Сегодня перед Кимом стоит важный вопрос: где гарантия, что преемник Д. Трампа не объявит, что все, что подписал его предшественник, не соответствовало национальным интересам США, и американское правительство вправе игнорировать эти документы? Кто в этом случае призовет к порядку Вашингтон и будет воздействовать на него как на нарушителя международного права?

С точки зрения автора, именно проблема гарантий делает решение вопроса маловероятным. Попытки возложить исполнение гарантий на группу стран приведут к ситуации «у семи нянек дитя без глазу». Но при этом односторонних гарантий безопасности Северной Корее не даст никто. Ни Китай, ни тем более Россия не будут вовлекаться в северокорейские проблемы настолько, чтобы, например, прикрыть КНДР своим «ядерным зонтом» или подписать с ней договор, по которому в случае вторжения США они будут обязаны незамедлительно защищать союзника всеми силами. Рискуя конфликтом с Америкой и воюя не за собственные интересы, а за государство с устойчиво негативной репутацией.

Известно, что в 2006–2007 гг. Китай прорабатывал планы введения войск на территорию КНДР, но делать это планировалось с разрешения ООН и только в том случае, если в результате падения режима по разным причинам в стране воцарится полный хаос. Можно представить себе и возмущение российской либеральной общественности в случае подобных планов правительства РФ. Наконец, и КНДР будет против «чужого зонтика» по идеологическим соображениям. Чучхе — это идеология опоры на собственные силы.

Можно, конечно, представить себе в качестве гарантии фантастическую на данный момент ситуацию, когда США убирают с полуострова свои военно-стратегические активы, включая систему «THAAD», однако, учитывая мощь военной логистики США и наличие у Южной Кореи соответствующей инфраструктуры, возможность перебросить войска или атаковать Север дальнобойным оружием никуда не исчезает.

В. Путин: Это было возможно еще в 2005 г., когда между Соединенными Штатами и Северной Кореей был заключен соответствующий договор, соглашение, но потом вдруг почему-то американским партнерам показалось, что положения, заложенные и согласованные Соединенными Штатами, не являются исчерпывающими, что нужно добавить туда ещё что-то. Эти вкрапления пошли в этот договор, и Северная Корея тут же из договора вышла.

Здесь В. Путин, видимо, имеет в виду подписанное в рамках шестисторонних переговоров Совместное заявление 2005 г., зафиксировавшее принципы решения ядерной проблемы на Корейском полуострове — стороны согласились на скоординированные шаги для практической реализации достигнутых договоренностей на поэтапной основе — «Северокорейская сторона заявляет о своем праве на мирное использование атомной энергии. Прочие участники переговоров выразили свое признание данного права и согласились обсудить вопрос о предоставлении КНДР реакторов на легкой воде в подходящее время». Кроме того, КНДР подтвердила «обязательства отказаться от всего ядерного оружия и осуществляемых ядерных программ, как можно скорее вернуться в Договор о нераспространении ядерного оружия, а также под инспекции МАГАТЭ». Китай, РК, США, Япония и Россия, в свою очередь, заявили о намерении предоставить Пхеньяну энергетическое содействие.

Процесс развивался, но был прерван КНДР после того, как Вашингтон фактически торпедировал решения совместного заявления, проведя целый пакет «враждебных действий». Речь идет о специальном решении Конгресса о выделении денег на подрывные действия внутри Северной Кореи, назначении специального представителя по проблеме прав человека в КНДР и санкциях против восьми северокорейских компаний, обвиненных в отмывании денег, торговле наркотиками и других преступных акциях. Согласно заявлениям официальных американских лиц, средства, полученные от деятельности этих компаний, использовались для финансирования ядерных программ КНДР. Вдобавок США заморозили северокорейские счета в банке «Дельта Азия» (Макао) на сумму 25 млн долл. Арест северокорейских денег был воспринят как доказательство их криминального происхождения, однако есть один важный нюанс. Эта акция была проведена согласно Патриотическому Акту, принятому в США на волне борьбы с терроризмом после 11/09 для облегчения проведения следственных процедур. В частности, применительно к деньгам, которые предположительно могли быть использованы террористами, акт предполагал возможность опережающего ареста денежных средств, чтобы сделать их недоступными, если они действительно криминальные. Иными словами, сначала наложить арест на счета, показавшиеся подозрительными, а потом разбираться с ними. Однако в глазах мировой общественности, которая привыкла к тому, что счета арестовывают только тогда, когда их криминальное происхождение подтверждено, этот факт стал лишним доказательством криминальности северокорейского режима.

Северная Корея восприняла этот арест как попытку отрезать ее от мировой финансовой системы и дать сигнал банкам, ведущим дела с КНДР, больше не делать этого из-за возможных проблем с США, тем более что последующие события привели к тому, что, опасаясь подобных последствий, азиатские банки фактически перестали сотрудничать с КНДР. Сложно сказать, было ли это продуманной попыткой торпедировать успех совместного заявления, но реакция Северной Кореи была предсказуемой — она в очередной раз «хлопнула дверью», объявив, что, пока санкции не снимут, переговоров не будет, тем более что серьезных доказательств того, что северокорейские деньги являются «грязными», предъявлено не было.

Подобная практика в ходу и по сей день. Например, хотя несмотря на то, что проект «Хасан-Раджин» и Расонская СЭЗ не находятся под санкциями Совбеза ООН, односторонние американские санкции, построенные по принципу «ты кому друг — мне или медведю», отбивают у российских и не только бизнесменов любую охоту иметь дело с Севером. Хороший пример — российская компания «Гудзон», которая после санкций Минфина США оказалась на грани краха. Во многом из-за этого российская позиция сводится к тому, что для ограничения Севера достаточно тех санкций, которые наложены Совбезом ООН, а дополнительные (односторонние) санкции, которые накладывают власти отдельных стран, в первую очередь, США, избыточны и должны быть отменены. Однако проблема в том, что введение подобных санкций — внутреннее дело каждого конкретного государства, и в современной системе международного права нет механизмов, которые могли бы принудить его не делать этого.

В. Путин: Если мы будем действовать таким образом, шаг вперёд, два шага назад, то не добьёмся желаемого результата. А если будем двигаться постепенно, с уважением относясь к интересам друг друга, в данном случае имею в виду все вовлечённые стороны в решение северокорейской проблемы, или денуклеаризации Корейского полуострова, если будем двигаться аккуратно, относясь с уважением друг к другу и к интересам друг друга, то добиться этой цели в конечном итоге можно.

Президент РФ выражает солидарность с северокорейской позицией не только по вопросу гарантий безопасности, но и относительно того, что денуклеаризация Севера должна проходить постепенно и с учетом его интересов — встречное движение и принцип «действие в обмен на действие». В этом контексте Россия последовательно обращает внимание на то, что уровень санкционного давления СБ ООН должен соответствовать поведению Севера, и за мораторий на ядерные испытания и ракетные пуски КНДР должна быть вознаграждена смягчением санкций.

К сожалению, здесь российская и китайская позиции разбиваются о непреклонность США. Ибо если Москва и Пхеньян воспринимают инициированный Севером диалог как проявление доброй воли руководства КНДР, Вашингтон и его союзники полагают, что начав разговор о разоружении, Ким попросил о пощаде, так как санкции его «прижали». Они — главный рычаг давления, и при его ослаблении Север вернется к прежней политике.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, Вы планируете рассказать о сегодняшней встрече Дональду Трампу или предпочтёте обсудить итоги переговоров с другими Вашими коллегами, которые завтра соберутся в Пекине? И вообще, насколько сочетаются усилия России и США на корейском треке и, главное, совпадают ли интересы наших стран по ситуации вокруг КНДР?

В. Путин: В чём-то совпадают. Я, конечно, буду говорить и завтра в Пекине наверняка с руководством Китайской Народной Республики, но так же открыто, откровенно мы будем обсуждать этот вопрос и сегодняшнюю встречу с американским руководством. Здесь нет никаких секретов, позиция России всегда открыта, нет никаких заговоров. Более того, Председатель Ким Чен Ын сам просил нас проинформировать американскую сторону о своей позиции, о тех вопросах, которые у него возникают в связи с процессами, которые происходят на Корейском полуострове, и со всем, что вокруг этого происходит. Поэтому здесь нет никаких, повторяю, секретов. Мы это будем обсуждать и с американцами, и с китайскими друзьями.

Выходит, что Ким просил В. Путина стать дополнительным каналом информации между ним и остальным миром. Это важно и с точки зрения открытой позиции Кима, и потому, что ранее руководство РК претендовало на роль эксклюзивного посредника между Пхеньяном и Вашингтоном. То, что В. Путин согласился проинформировать «внешний мир» об итогах встречи, говорит еще и о том, что Москва и Пхеньян не особенно воспринимают в качестве «честного посредника» Сеул, который старается монополизировать эту нишу.

И дело не только в том, что чиновники и СМИ КНДР периодически требуют от Юга «не служить внешним силам, а чувствовать голос нации». Позиционируя себя как мудрого дипломата, без которого диалог не работает, Мун Чжэ Ин на самом деле ведет собственные политические игры, нацеленные как на максимизацию рейтинга внутри страны, так и на то, чтобы понравиться и Пхеньяну, и Вашингтону. К сожалению, из-за этого он и другие чиновники РК не раз вольно трактовали позиции сторон, преувеличивая их готовность к диалогу, и каждая сторона получала о своем оппоненте не правду, а то, что ей хотелось бы услышать.

В. Путин: Что касается того, совпадают ли у нас интересы в чем-то с Соединенными Штатами здесь, — да, тоже это так. Мы, например, за полную денуклеаризацию, это правда. Мы вообще против распространения оружия массового уничтожения по планете. И именно поэтому значительная часть шагов в рамках Организации Объединённых Наций согласовывается. Правда, при принятии соответствующих решений – скрывать не будем, вы это хорошо сами знаете, – идёт часто борьба за определённые формулировки. Но что касается снижения угрозы ядерных конфликтов — это, безусловно, наш общий приоритет.

Действительно, Россия, как и США, выступает против расширения ядерного клуба и за сохранение миропорядка во главе с ООН, который в случае признания ядерного статуса КНДР получает серьезную пробоину. Так как Россия, подобно США, формально защищает старый миропорядок, она выступает против разрушающего его принципа «кем бы ты ни был, заведи себе ядерное оружие, и с тобой все будут считаться». Неслучайно местные критики российского курса в отношении КНДР периодически используют аргумент о том, какой была бы реакция России на обладающую ядерным оружием Грузию или Украину. Однако, хотя Россия не поддерживает северокорейские амбиции, она понимает причины, которые толкают Север на подобные действия. И поэтому, несмотря на то, что Москва никогда не накладывала вето на санкционные резолюции, в СБ ООН между РФ и США часто идут острые споры по поводу их содержания.

В. Путин: Но у меня сложилось впечатление, что и северокорейский лидер придерживается такой же точки зрения, им нужны только гарантии своей безопасности, вот и все. Об этом нужно думать всем вместе.

В. Путин считает, что действия КНДР носят вынужденный характер, и если бы у КНДР была возможность обеспечить свой суверенитет иным способом, она бы не держалась за ядерное оружие. Но, к сожалению, реальная политика показывает, что ЯО оказывается лучшей гарантией от «привнесения демократии на кончиках американских ракет».

Вопрос: Еще при Ким Чен Ире у России были планы по строительству газопровода в Южную Корею через территорию Северной Кореи и по модернизации железных дорог на территории КНДР. Но, видимо, из-за введения санкций против Пхеньяна многое из этого зависло в воздухе. Вы сейчас обсуждали с Ким Чен Ыном эти проекты? И вообще интересны ли российской стороне сейчас эти проекты?

В. Путин: Я говорил об этом. Мы уже говорим об этом не первый год. Это и прямое железнодорожное сообщение между югом Корейского полуострова, севером, Россией с выходом на Транссиб, это возможность прокладки трубопроводного транспорта, и можно и о нефти говорить, и о газе, и это возможное создание строительства новых линий электропередачи. Всё это возможно, более того, на мой взгляд, во всяком случае мне так всегда казалось, что это и в интересах Республики Корея, Южной Кореи. Но есть, видимо, дефицит суверенитета при принятии окончательных решений, есть какие-то союзнические обязательства у Республики Корея перед Соединёнными Штатами, и в какой-то момент всё останавливается. На мой взгляд, если бы эти проекты и подобные им были бы реализованы, то это создавало бы необходимые условия для повышения того самого доверия, которое так необходимо для решения проблем.

Существует довольно много двусторонних и трехсторонних инфраструктурных проектов (включая строительство через пограничный переход не только железнодорожного, но и автомобильного моста), в том числе способных оказать Северной Корее важную помощь энергоносителями. Ранее многие проекты разбивались о пассивность Южной Кореи и нежелание Сеула реально вкладываться в них. В. Путин объясняет это «дефицитом суверенитета; иными словами — тем, что Южная Корея несамостоятельна в своей внешней политике и слишком зависит от Соединенных Штатов в ключевых вопросах.

В какой-то степеи это так, но дефицит суверенитета распространяется не только на отношения Москвы и Сеула. Несмотря на формально левую риторику, даже режим Муна пока не может отстоять свои позиции ни в торговых спорах с США, ни в проблеме распределения расходов на содержание американских войск в РК, ни даже в том, чтобы межкорейские проекты, затрагивающие ДМЗ, проходили без визы Объединенного командования.

В. Путин: Вот недавно произошла стыковка железных дорог Севера и Юга. В принципе, есть уже выход, по сути, и в Россию. Но пока нам не удаётся хотя бы первые составы прогнать там в тестовом режиме. Будем над этим спокойно, напряжённо и терпеливо работать. Надеюсь, что когда-то мы сможем это сделать. И чем быстрее мы это сделаем, тем лучше.

Эта проблема упирается в целый ряд причин: от позиции Объединенного командования до плохого состояния северокорейской дорожной сети.

Вопрос: Готов ли Ким продолжать контакты с Соединёнными Штатами Америки? И какой настрой у северокорейского лидера?

В. Путин: Прежде всего настрой на защиту своих национальных интересов и обеспечение своей безопасности. Но если со стороны северокорейских партнёров (имею в виду прежде всего американцев) будет проявлено желание к конструктивному диалогу, я думаю, что в конечном итоге без переговоров не обойтись. Мне кажется, что другого пути нет. Ну, а на что он согласен, на что не согласен, это лучше у него спросить.

Опять В. Путин практически подтверждает северокорейскую позицию. Да, для него на первом месте отстаивание интересов страны, но если США будут готовы к переговорам, а не одностороннему диктату, он будет «за». Нечто подобное заявлял и сам Ким с трибуны Верховного народного собрания.

Вопрос: Скажите, поднималась ли на переговорах тема северных корейцев, которые работают в России? Они же должны вроде покинуть нашу Родину, а они не хотят. Спасибо.

В. Путин: Да, мы говорили об этом. Здесь существуют разные варианты. Есть вопросы гуманитарного характера, есть и вопросы, связанные с реализацией прав этих людей. Есть спокойные, не конфронтационные решения. Надо сказать, что корейцы работают у нас хорошо, никаких проблем местная власть не фиксирует с ними. Это очень трудолюбивые люди, законопослушные, дисциплинированные. Мы это обсуждали.

Тема северокорейских рабочих непроста. Ряд южнокорейских комментаторов даже выставлял ее как одну из самых важных. Дело в том, что, с одной стороны, экспорт северокорейской рабочей силы теперь под санкциями, и до конца 2019 г. они должны покинуть Россию. С другой — не только на Дальнем Востоке северокорейских рабочих в России очень высоко ценят, поскольку они почти идеально отвечают оптимальному соотношению цена — качество — безопасность.

В этом контексте не только южнокорейские авторы предполагали, что на переговорах стороны будут думать, как обойти санкции и оставить рабочих в России, или найти иные каналы их поступления — например, под видом туристов, которые будут приезжать на срок 2–3 месяца, работая вахтовым методом. Подобная модель часто применяется в Южной Корее с нелегальными гастарбайтерами из стран СНГ, которые, пользуясь безвизовым режимом, могут приезжать туда на срок до трех месяцев. Официального разрешения на работу у них, естественно, нет, и если власти их «накрыли», им грозит депортация. Однако это проекция южнокорейских представлений на российские реалии, а о чем договорились В. Путин и Ким по этому вопросу, станет видно к концу года.

Вопрос: В 2000-х гг. существовал шестисторонний формат по урегулированию корейского вопроса, и стороны даже умудрялись договариваться. Однако, по понятным причинам, формат сейчас приостановлен. На Ваш взгляд, имеет ли смысл в нынешних условиях возобновить его?

В. Путин: Не знаю, нужно ли прямо сейчас возобновлять этот формат, но я глубоко убеждён, что если мы дойдём до ситуации, когда нужно будет вырабатывать какие-то гарантии одной из сторон, в данном случае гарантии безопасности Корейской Народно-Демократической Республики, то без международных гарантий здесь не обойтись. Вряд ли здесь будет достаточно каких-то договорённостей между двумя странами. Но это в конечном итоге дело страны, которой это прежде всего касается, это прежде всего дело Корейской Народно-Демократической Республики. Если ей будет достаточно гарантий только со стороны Соединённых Штатов или со стороны соседа с юга, Южной Кореи, Республики Корея, – ну хорошо. Если этого будет недостаточно, мне думается, что, скорее всего, так и будет, если вообще мы дойдём до этого, чего бы очень хотелось, то такой формат шестисторонних переговоров, он, конечно, будет очень востребован для того, чтобы разработать систему международных гарантий безопасности Северной Кореи.

Как видно, вопреки японскому вбросу, В. Путин не пытался уговорить Кима отбросить практику двустороннего диалога и вернуться к шестисторонним переговорам, остановившимся в 2008 г. «Шестисторонка» для него, похоже, — один из вариантов разработки механизма многосторонних международных гарантий для КНДР, если американских или южнокорейских будет недостаточно.

Оценка итогов саммита в Сеуле и не только

Президент США Дональд Трамп выразил поддержку заявлениям президента России Владимира Путина по итогам встречи с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, отметил, что российский лидер тоже хочет добиться денуклеаризации Корейского полуострова, и заявил, что Россия и Китай помогают США в этом процессе.

Комментируя итоги саммита, в Госдепартаменте США отметили, что полная, необратимая и подконтрольная денуклеаризация Севера является единой целью мирового сообщества. Кроме того, выражена готовность продолжать тесное сотрудничество по этому вопросу с партнерами.

Китай приветствовал укрепление контактов на высоком уровне между КНДР и РФ и пожелал успешного проведения встречи руководителей этих двух стран в целях содействия урегулированию проблемы Корейского полуострова. Об этом заявил официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан: «Уверены, что это поможет дальнейшему развитию отношений между КНДР и РФ, а также благоприятствует обеспечению мира и стабильности на полуострове и в регионе». Китайский дипломат отметил, что Китай и Россия, будучи близкими соседями Корейского полуострова и постоянными членами Совета Безопасности ООН, поддерживают тесные контакты, проделали большую совместную работу для сохранения мира и стабильности на полуострове и разработали дорожную карту политического решения проблемы.

Представители МИД РК еще до саммита сделали серию заявлений о том, что он может дать толчок переговорам о денуклеаризации Корейского полуострова и будет способствовать диалогу между двумя Кореями, а также между КНДР и США. Однако после саммита они выразили отрицательное отношение к шестистороннему формату переговоров. В Вашингтоне такой формат также сочли несостоятельным, отдав предпочтение прямому диалогу между США и КНДР.

Консервативная и умеренная пресса РК, включая «Korea Times», посчитала, что саммит не дал крупного прорыва. Все основные заинтересованные стороны в ядерном диалоге находятся в процессе сужения своих разногласий, прежде чем найти общую почву, что займет много времени. Кроме того, со ссылкой на высокопоставленный дипломатический источник МИД РК газета писала, что «Ким хочет отправить Трампу сообщение о том, что его режим готов к финансовой помощи из Москвы». Было отмечено, что Россия последовательно призывает к отмене санкций, и предположено, что Ким Чен Ын согласился с В. Путиным в вопросе о продлении визового статуса северокорейских рабочих, находящихся в России, поскольку их труд является одним из ключевых источников денежных средств.

В целом, СМИ РК и не только пытались связать давно готовившийся визит с текущей ситуацией. Дескать, «после безрезультатного саммита в Ханое КНДР сделала выбор в пользу России, учитывая схожесть интересов. Север ищет способ обойти санкционный режим, а Россия стремится к усилению своего влияния на ситуацию на Корейском полуострове». Но это не совсем так. Подготовка визита началась осенью 2018 г., и любой саммит готовится два-три месяца, если речь не идет о политиках типа Мун Чжэ Ина. А здесь еще надо было грамотно совместить графики лидеров, учитывая тот же Ханой.

Если же говорить о тезисе «Пхеньян пытается сомкнуть ряды со своими традиционными сторонниками крупной державы, Китаем и Россией, призывая к гибкости в жесткой позиции Вашингтона в доселе бесплодных ядерных переговорах», то и этот процесс координации действий РФ, КНР и КНДР начался существенно ранее. С октября 2018 г. Москва, Пхеньян и Пекин стремятся координировать свои действия. Консультации И. Моргулова, Чхве Сон Хи и Кун Сюанью — это очень важный формат, которого ранее не было, и подобные действия продолжаются.

Другой распространенный в СМИ РК тезис заключается в том, что ничего хорошего для разоружения Севера саммит не сделал. При активном участии России международные санкции могут ослабнуть, и диалог между Пхеньяном и Вашингтоном может еще больше замедлиться. Как пишет международное радио Кореи, сближение двух стран «порождает опасения по поводу ослабления санкционного режима, возглавляемого США. Россия поддерживает Север, выступая за поэтапное смягчение санкций параллельно с решением ядерной проблемы. Хотя вероятность того, что Москва будет предпринимать какие-либо грубые действия по нарушению санкционного режима крайне мала, учитывая статус России как постоянного члена СБ ООН, возможны некоторые шаги по ослаблению санкционного давления. Поэтому характер дальнейшего диалога по КНДР может стать чуть более сложным. В этой связи высказываются опасения о возможности продолжения застоя в переговорном процессе».

В позиции южнокорейских комментаторов четко прослеживается желание интерпретировать слова В. Путина так, как им выгодно. Например, заявление одного из экспертов о том, что Россия поддерживает диалог, они расценивают как указание Киму, что он ведет себя недостаточно конструктивно. Почему бы не предъявить подобные претензии Муну? Особенно в контексте реплики президента РФ о дефиците суверенитета.

Как можно оценить итоги саммита, несмотря на отсутствие итоговых документов?

  • Хорошее впечатление от саммита связано с тем, что в отношении него не было каких-то завышенных ожиданий. С самого начала было ясно, что это рабочая встреча, от которой не надо ждать сверхъестественных прорывов или эффектов.

  • Саммит был важен для личного знакомства лидеров, которые явно оказали друг на друга благоприятное впечатление. Иначе общение тет-а-тет не продолжалось бы так долго.

  • Для КНДР это очередная демонстрация договоровозможности Кима, который сумел посадить за стол переговоров с собой еще одного лидера великой державы, присутствующей в регионе. Это работает на его репутацию внутри страны, снижает его репутацию как лидера страны-изгоя и может усилить его позиции на переговорах с Д. Трампом и Си Цзиньпином.

  • По целому ряду вопросов, связанных с разрядкой на полуострове (проблема гарантий безопасности, поэтапный процесс разоружения и т. п.) стороны продемонстрировали единство мнений.

  • Ким получил дополнительный и на самом деле более весомый канал информирования внешнего мира о своей позиции, разрушив монополию Сеула.

  • Представления некоторых экспертов о том, что В. Путин предложит Киму вернуть шестисторонние переговоры и отказаться от нынешней модели диалога, не оправдались.

Что же касается итогов договоренностей, не попавших в открытый доступ, то, как представляется, через некоторое время станет видно, в чем они заключались. Например, уже 29 апреля ТАСС сообщило, что Владимир Путин поручил Министерству по развитию Дальнего Востока и Арктики проработку проекта строительства автомобильного моста через реку Туманную на границе Приморского края и КНДР. Об этом журналистам уже заявил вице-премьер Юрий Трутнев. Ранее министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов сообщил в интервью ТАСС, что автомобильный мост через пограничную реку Туманная между РФ и КНДР будет строиться по российским стандартам. А в начале мая в этом контексте Александр Козлов посетит Пхеньян. Возможно, до конца года можно будет ожидать и нового заседания межправкомиссии и новых совместных действий трех стран, направленных на смягчение санкционного режима.

(Голосов: 10, Рейтинг: 4.8)
 (10 голосов)

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся