Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 5)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Сергей Андреев

Редактор ТАСС-ДОСЬЕ, эксперт РСМД

Дискуссии о происхождении коронавируса перешли на новый уровень — теперь ими всерьёз занимаются даже первые лица некоторых государств. Если на вопрос «что делать?» они ответили беспрецедентными социально-экономическими мерами и бюджетными «вливаниями», то с ответом на вопрос «кто виноват?» не все так однозначно. Одни винят в стремительном распространении вируса недостаток международной кооперации и провалы в национальных системах здравоохранения, другие перекладывают вину на Китай как страну, откуда пришёл COVID-19. Но за обвинениями, по мнению последних, должна следовать компенсация.

На фоне избирательной кампании в США антикитайская риторика будет усиливаться, что показали ранее упомянутые законопроекты, выдвинутые представителями Республиканской партии. Они обвиняют Китай в дезинформации, их противники-демократы нападают на Д. Трампа, потому что тот поздно среагировал на пандемию. Судебные иски и ухудшение отношения рядовых американцев к Китаю дали импульс законодательным инициативам, которые предусматривают санкции и возможный арест китайских активов в США. Вероятность принятия этих законов неочевидна, но их цель не столько добиться принятия, а сколько продвижение антикитайского нарратива республиканской администрацией. Впрочем, введение санкций на уровне исполнительных указов президента США является куда более реальной альтернативой нынешним искам и инициативам республиканцев в Сенате. В США понимают, что Китай никогда не пойдёт на прямые выплаты компенсаций, не признает вирус «китайским», но двусторонние противоречия уже обострились. Вашингтон, используя «коронавирусный повод», усилит антикитайскую риторику (что будет частью предвыборной кампании Д. Трампа и всей внутриполитической дискуссии в США), будет поэтапно повышать ставки в торговой войне (резко взять и уйти из Поднебесной сейчас не представляется возможным), а вероятные новые санкции на сотрудничество китайских компаний с США поставят другие страны перед выбором, с чьей стороной сотрудничать. Ограничения будут иметь скорее «сигнальный» характер и не нанесут существенного ущерба китайской экономике, но это поспособствует дальнейшему обострению отношений между двумя крупнейшими экономиками мира.

Дискуссии о происхождении коронавируса перешли на новый уровень — теперь ими всерьёз занимаются даже первые лица некоторых государств. Если на вопрос «что делать?» они ответили беспрецедентными социально-экономическими мерами и бюджетными «вливаниями», то с ответом на вопрос «кто виноват?» не все так однозначно. Одни винят в стремительном распространении вируса недостаток международной кооперации и провалы в национальных системах здравоохранения, другие перекладывают вину на Китай как страну, откуда пришёл COVID-19. Но за обвинениями, по мнению последних, должна следовать компенсация.

С чего всё начиналось

В марте 2020 года тезис об ответственности Китая за вирус раскрутился до нового юридического тренда. 12 марта в суд Южного округа штата Флорида (США) был подан коллективный иск против КНР, её трёх министерств, а также правительства провинции Хубэй и города Ухань. Китаю были предъявлены обвинения, ставшие позже отправной точкой для подобных исков и заявлений — сокрытие информации о вспышке заболевания, запоздалом предупреждении мирового сообщества, преуменьшение опасности и количества жертв COVID-19, что привело к «многочисленным жертвам» и негативным экономическим последствиям. Отдельным пунктом упоминается Уханьский институт вирусологии, чья лаборатория с уровнем биобезопасности 4 (наивысший риск, работа с самыми смертоносными вирусами) [1] не проявила достаточных усилий по локализации пандемии. Также в качестве предположения описывается альтернативная теория, что SARS-CoV-2 является продуктом вышеупомянутой лаборатории, а её сотрудники продавали лабораторных животных на рынке, вместо того, чтобы их кремировать. Таким образом, было задано два основных направления против Пекина — вина за пандемию и искусственное происхождение вируса. К концу марта к данному иску присоединились порядка пяти тысяч американцев.

17 марта похожий иск был предъявлен в суд Северного округа штата Техас (США), инициатором которого выступила связанная с республиканскими ультраконсерваторами организация Freedom Watch. В отличие от Флориды, в техасском иске Китай обвинили не только в «сокрытии информации», но и создании «незаконного биологического оружия». Несколько другой и состав ответчиков — КНР, Народно-освободительная армия Китая (НОАК), эпидемиолог генерал-майор НОАК Чэнь Вэй, Уханьский институт вирусологии и его сотрудница Ши Чжэнли (в иске ошибочно указана как директор Института). Freedom Watch оценила нанесённый ущерб в $20 трлн. В качестве приглашенного эксперта выступил бывший офицер израильской разведки Дэни Шохам, который и ранее заявлял, что лаборатория в Ухане занимается разработкой биологического оружия. Таким образом, обвинители рассчитывают выйти не только на общенациональный, но и международный уровень, заручившись поддержкой американских союзников. Это могло бы сыграть свою роль в Международном уголовном суде, в корпусе которого находится широкое представительство Великобритании, Канады, ЕС и Японии (США в работе МУС не принимают участия).

23 марта одна из юридических фирм Лас-Вегаса (штат Невада, США), выступая от имени малых предприятий (с числом занятых менее 500 человек), также обвинила Китай, 3 его министерства, провинцию Хубэй и город Ухань в распространении вируса. Обвинения те же, что и в вышеописанных случаях. Также как и во Флориде, истцы требуют сделать исключения из закона «Об иммунитетах иностранных государств» (FSIA) [2] — американские юристы пытаются добиться компенсации путём возможного ареста китайской дипсобственности в США.

6 апреля две калифорнийские риэлтерские компании и ряд малых предприятий штата подали иск в суд Центрального округа штата Калифорния (США), требуя также признать вину КНР за «распространение вируса» и «сокрытие информации» и применить исключения из закона FSIA. Истцы утверждали, что выступают от имени 32 млн малых предприятий США, а заявленная сумма ущерба составила 8 трлн долл.

Во всех случаях адвокаты призывали рядовых американцев присоединиться к искам и не скрывали, что хотят создать этим прецедент. Который и был успешно создан и вышел за пределы США.

31 марта израильская организация «Герцлия в защиту своих граждан» подала в окружной суд Тель-Авива коллективный иск против Китая на сумму 100 млрд шекелей. Истцы обвинили КНР в росте безработицы, потере доходов, смертях от COVID-19, а также отметили, что «Китай несёт прямую ответственность за пандемию, каким бы ни был источник ее происхождения». Они также призвали власти страны поддержать иск.

5 апреля британский аналитический центр «Общество Генри Джексона» [3] опубликовал доклад «Компенсация за коронавирус? Оценка потенциальной вины Китая и путей юридического урегулирования», в котором обвинил Китай в:

  • нарушении санитарных правил;
  • сокрытии того факта, что вирус способен передаваться от человека к человеку;
  • запоздалом применении карантинных норм и локализации очагов эпидемии;
  • намеренном сокрытии данных о количестве заболевших на ранних этапах эпидемии.

По оценкам центра, нанесённый странам G7 ущерб составил 4 трлн долл. (при этом подчеркивается, что это не прогнозируемые расходы, а оценка на 5 апреля 2020 г.; за весь период эпидемии эта цифра вырастет). Авторы доклада отмечают, что путь к компенсациям лежит через ООН, Международный суд, Постоянную палату третейского суда, ВТО и пересмотр двусторонних инвестиционных договоров. Также они призывают использовать исключения из британского Закона о государственном иммунитете 1978 г. по аналогии с американским FSIA. В обращении авторов сказано, что рядовые граждане Китая являются невинными жертвами, как и остальные, а основная вина лежит на Коммунистической партии Китая, которая «не извлекла уроков из эпидемии пневмонии 2002–2003 гг.».

Акцент на идеологию и постоянные обвинения в «сокрытии информации» рождают новое противопоставление «свободного Запада» и «тоталитарного Востока», как уже было во времена холодной войны. Авторы не обошли стороной политику и упомянули Россию и Китай как «ревизионистские державы, которые уже эксплуатируют неспособность мира обеспечить соблюдение правовых норм». А призыв к международной солидарности и «историческому сражению» с пандемией также оборачивается обвинением Китая в «агрессии» и «угрозах». Напрашивается вывод, что США, Великобритания, их союзники и им сочувствующие должны сами предпринимать шаги по выходу из кризиса, не сотрудничая с теми, кого они долгое время характеризуют как «страны-изгои» или «ось зла» (с ухудшением международных отношений список этих стран может пополниться). Британский министр иностранных дел Доминик Рааб придерживается похожего мнения — на пресс-конференции 16 апреля он заявил, что после пандемии отношения с КНР «не будут прежними».

19 апреля израильский телеканал N12 сообщил, что неправительственная организация Shurat HaDin собирается подать в США иск против Китая. Адвокаты утверждают, что «Китай действовал небрежно, прикрываясь национальным суверенитетом», а выбор США как места подачи иска объясняется тем, что «большинство других стран боятся последствий экономической мощи Китая». Примечательно, что Shurat HaDin специализируется на защите прав евреев, пострадавших от терроризма — это косвенное обвинение, что коронавирус якобы является биологическим оружием КНР.

Подобного рода шаги некоторых юридических фирм и неправительственных организаций слабо освещались в масс-медиа и не привлекали внимания властей КНР. Отдельные заявления СМИ и призывы ряда политиков взыскать компенсацию с китайских властей изредка вызывали негативную реакцию Пекина, а масштаб антикитайских настроений был ограничен. Но судебные разбирательства продолжились и вышли на новый уровень.

Миссури vs Китай

21 апреля генпрокурор штата Миссури (США) Эрик Шмитт подал исковую жалобу на китайские власти в суд Восточного округа штата. Согласно опубликованным данным, Шмитт обвиняет Китай, его Компартию, ряд министерств и ведомств, правительства провинции Хубэй и города Ухань, Китайскую академию наук и Институт вирусологии в Ухани по следующим пунктам:

  • сокрытие факта вспышки инфекции и того факта, что вирус может передаваться от человека к человеку;
  • аресты и оказание давления на врачей, которые в декабре 2019 г. сообщали информацию, идущую вразрез с официальными заявлениями правительства;
  • запоздалое введение карантинных мер, что усилило распространение коронавируса;
  • отказ от передачи информации о вирусе мировому сообществу и, в частности, ВОЗ; запоздалое признание кризиса, из-за чего было проиграно время, и вирус успел выйти далеко за пределы Китая;
  • манипулирование фактами и обвинения США в использовании коронавируса как биологического оружия против КНР;
  • экспорт неисправного медицинского оборудования и средств защиты; накапливание исправных образцов у себя с целью получить в дальнейшем коммерческую выгоду.

Всё вышеописанное, по мнению генпрокурора Миссури, делалось «преднамеренно» и привело «к непоправимому ущербу для всего мира, вызвав болезни, смерть, экономические потрясения и человеческие страдания». Точная сумма ущерба штату не называется, всё ограничивается фразой «миллиарды, возможно, десятки миллиардов долларов», хотя сам Шмитт в интервью каналу Fox News упомянул цифру в 44 млрд долл.

Вопросы вызывает размытая доказательная база иска. Здесь отсутствуют мнения и свидетельства экспертов, врачей, прямые данные статистики, ибо всё измеряется через призму сообщений американских СМИ и китайского мессенджера WeChat. Чтобы обезопасить себя от обвинений в лжесвидетельстве, генпрокурор в отдельных случаях использовал формулировку «на основании полученной информации, которая представляется верной» (on information and belief), что подразумевает использование вторичных источников, которые истец считает верными (но это не означает, что они объективно являются таковыми). Это только сыграет на руку ответчикам, которые могут с лёгкостью обвинить истца в предвзятости и выдёргивании фактов, к тому же, полностью неподтверждённых. Этот недочёт присутствует также и в предыдущих американских исках к Китаю.

Иск целого штата стал первым случаем, когда жалоба была инициирована административной единицей государства, а с учётом роли и значения прецедента в американской правовой системе это способно спровоцировать цепную реакцию. После подачи заявления в суд, президент США Дональд Трамп пообещал с ним ознакомиться и заявил, что подобный иск «не будет последним». Учитывая характер политической системы Соединённых Штатов, такого рода оценка главы Белого Дома может трактоваться как проявление и уважение прав и свобод штатов, так и скрытая поддержка подобного рода жалоб и попустительство антикитайским настроениям в политике и обществе, которыми активно смогут воспользоваться на Капитолийском холме, ссылаясь на «глас народа».

Миссисипи vs Китай

На следующий день, 22 апреля, о намерении подать иск против Китая заявила генпрокурор штата Миссисипи Линн Фитч. Обвинения те же, что и прежде, однако на этот раз упор сделан на поддержку реформы закона FSIA, поправки к которому сейчас предложены сенатором Томом Коттоном. Благодаря этому, по мнению Фитч, американцам будет проще предъявить иск к Китаю за убытки из-за коронавируса. Она также положительно отнеслась к инициативе своего коллеги из Миссури и призвала Конгресс поддержать его жалобу. Фитч напомнила, что ранее США приняли закон «О правосудии против спонсоров терроризма» (Justice Against Sponsors of Terrorism Act, JASTA) [4], соответственно нечто похожее, по её мнению, можно предпринять и в нынешней ситуации. Но в случае с Миссисипи иск в суд не подан — он пока остаётся инициативой генпрокурора штата.

Реакция Китая и перспективы подобных исков

Пекин закономерно отверг все обвинения и призвал прекратить подобную юридическую практику. Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан назвал иск штата Миссури «абсурдным, не имеющим фактической и правовой основы». Министерство и другие правительственные ведомства Китая также категорически отвергают все обвинения. Китайский таблоид Global Times ограничился следующей характеристикой происходящего: «В прошлом США действовали как хулиганы в сфере политики и общественного мнения, а теперь хулиганство распространилось и на судебную сферу».

Вероятность успеха этих судебных процессов крайне мала, так как законодательство США в соответствии с принципом суверенного иммунитета запрещает судебные иски против иностранных правительств. В большинстве стран утвердилась концепция ограниченного (вместо абсолютного) иммунитета — иностранное государство пользуется судебным иммунитетом, когда его действия связаны с осуществлением публичной власти, но не может ссылаться на судебный иммунитет, если оно действует в коммерческих интересах. По американским законам все иностранные государства, а также их министерства, агентства и другие организации, которым делегирована реализация полномочий публичной власти, пользуются таким иммунитетом. Иммунитет упраздняется в случае добровольного отказа о части своего суверенитета, ведения коммерческой деятельности, причинения вреда жизни, здоровью и имуществу на территории США. И нынешняя полемика относительно искусственного происхождения вируса — один из методов приписать Китаю «акт биотерроризма», который нанёс вред жизни и здоровью людей на территории США, отчего уже можно оттолкнуться и ввести соответствующие санкции.

Официальные лица США неоднократно заявляли, что американское разведсообщество проанализирует причины появления коронавируса. 16 апреля Пентагон не подтвердил искусственное происхождение вируса, 30 апреля с таким же заявлением выступило управление директора Национальной разведки; при этом издание The New York Times утверждало, что высокопоставленные чиновники администрации Трампа оказывали давление на разведку с целью убедить широкую общественность в обратном. Канал Fox News в свою очередь утверждал, что китайские специалисты в уханьской лаборатории работали с вирусом, но с мирными научными целями, а не ради разработки биологического оружия. По версии альянса разведок «Пять глаз» (куда входят США, Великобритания, Канада, Новая Зеландия, Австралия), досье которого утекло в СМИ 2 мая, Китай намеренно скрывал данные о распространении коронавируса и возможности его передачи от человека к человеку (Китай признал это только 20 января, хотя эксперты в Гонконге и Тайване предупреждали об этом ещё в декабре), а причиной начала эпидемии стало нарушение санитарных норм в лаборатории (только австралийская разведка согласилась с китайской версией, согласно которой очагом эпидемии стал рынок). На заявление госсекретаря США Майкла Помпео о допуске иностранных специалистов в лабораторию Ухане Китай отвечает опровержением обвинений в искусственном происхождении вируса.

США могут пойти и другим путём — по аналогии с JASTA, который уже прорабатывается некоторыми членами Конгресса. Законодательных инициатив несколько. Сенатор Тед Круз выдвинул законопроект «О противодействии медицинской цензуре и утаиванию информации в Китае 2020 года» (Ending Medical Censorship and Cover Ups in China Act of 2020), который позволит вводить санкции против препятствовавших распространению информации об эпидемии. Сенаторы-республиканцы Марша Блекберн и Марта Максалли подготовили законопроект с довольно антикитайским подтекстом «Остановить вирусные инфекционные заболевания китайского происхождения» (Stop China-Originated Viral Infectious Diseases (COVID) Act of 2020), в котором обещают отменить судебный иммунитет для стран, распространяющих биологических агентов на территории США. Сенатор Джош Хоули внёс законопроект «О справедливости для жертв коронавируса» (Justice for Victims of Coronavirus Act of 2020) , призывая лишить Китай иммунитета, создать целевую группу по правосудию для жертв коронавируса в Госдепартаменте, предоставить судам США полномочия замораживать китайские активы и провести международное расследование действий Пекина в самом начале эпидемии. Сенатор Том Коттон предложил законопроект «О привлечении Коммунистической партии Китая к ответственности за заражение американцев» (Holding the Chinese Communist Party Accountable for Infecting Americans Act of 2020), который вводит ответственность иностранных государств за преднамеренное сокрытие или искажение информации в области мирового здравоохранения. 5 мая пять сенаторов предложили законопроект «О глобальной ответственности в области общественного здравоохранения» (Li Wenliang Global Public Health Accountability Act of 2020), который назван в честь китайского врача Ли Вэньляна [5]. По замыслу законодателей, у президента США будут полномочия вводить санкции против лиц, которые скрывали информацию о распространении COVID-19, а круг источников для их определения ограничится данными Конгресса и «внушающих доверие» государств и НКО. Из названия понятно, что основная цель законопроекта — Китай, хотя страна напрямую не упоминается.

***

На фоне избирательной кампании в США антикитайская риторика будет усиливаться, что показали ранее упомянутые законопроекты, выдвинутые представителями Республиканской партии. Они обвиняют Китай в дезинформации, их противники-демократы нападают на Д. Трампа, потому что тот поздно среагировал на пандемию. Судебные иски и ухудшение отношения рядовых американцев к Китаю дали импульс законодательным инициативам, которые предусматривают санкции и возможный арест китайских активов в США. Вероятность принятия этих законов неочевидна, но их цель не столько добиться принятия, а сколько продвижение антикитайского нарратива республиканской администрацией. Впрочем, введение санкций на уровне исполнительных указов президента США является куда более реальной альтернативой нынешним искам и инициативам республиканцев в Сенате. В США понимают, что Китай никогда не пойдёт на прямые выплаты компенсаций, не признает вирус «китайским» (обратное заявляют Трамп и Помпео), а двусторонние противоречия уже обострились. Вашингтон, используя «коронавирусный повод», усилит антикитайскую риторику (что будет частью предвыборной кампании Д. Трампа и всей внутриполитической дискуссии в США), будет поэтапно повышать ставки в торговой войне (резко взять и уйти из Поднебесной сейчас не представляется возможным), а вероятные новые санкции на сотрудничество китайских компаний с США поставят другие страны перед выбором, с чьей стороной сотрудничать. Ограничения будут иметь скорее «сигнальный» характер и не нанесут существенного ущерба китайской экономике, но это поспособствует дальнейшему обострению отношений между двумя крупнейшими экономиками мира.

1. Система из четырёх уровней биологической безопасности, где первый — минимальный, четвёртый —максимальный, используется, в частности, Всемирной организацией здравоохранения (уровни биобезопасности), в США (уровни биобезопасности), Канаде (уровни содержания). В РФ приняты четыре группы патогенности, где I — наиболее опасная, IV — наименее опасная.

2. Закон «Об иммунитетах иностранных государств» (Foreign Sovereign Immunities Act, FSIA) 1976 г. определяет юрисдикцию судов Соединенных Штатов в отношении исков против иностранных государств, обстоятельства, при которых иностранные государства не подлежат судебному преследованию и особую процедуру подачи иска против иностранного государства. Все иностранные государства пользуются иммунитетом от судебных разбирательств в федеральных судах и судах штатов США. Но в случае, если «насильственное действие или бездействие иностранного государства или любого должностного лица этого иностранного государства» привело к коммерческим спорам или «телесным повреждениям или смерти», то иммунитет иностранного имущества может быть нарушен.

3. Назван в честь Генри Джексона — американского конгрессмена и сенатора, одного из авторов поправки Джексона-Вэника, ограничивающей торговлю со странами, препятствующих эмиграции.

4. Закон «О правосудии против спонсоров терроризма» (Justice Against Sponsors of Terrorism Act, JASTA) 2016 г. разрешил предъявлять иски к иностранным государствам для возмещения ущерба в результате террористических актов, совершенных при поддержке соответствующего государства.

5. Ли Вэньлян (1986-2020), по некоторым данным, первым сообщил о вспышке коронавирусной пневмонии в Ухане, однако позже был вызван в полицию по подозрению в распространении ложных данных. В январе китайские власти признали ошибочность действий полиции. В американских масс-медиа он часто позиционируется как жертва китайской цензуры и, следовательно, политической системы. Несколько сенаторов-республиканцев даже предложили переименовать улицу, на которой находится китайское посольство, в честь Вэньляна.

Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 5)
 (21 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся