Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Любовь Беликова

Магистрант РГГУ, эксперт РСМД

В последние годы в российском информационном поле слова «Прибалтика» и «русофобия» стали практически синонимами. Политики сдержанно называют Литву, Латвию и Эстонию «лидерами русофобии», а журналисты и эксперты соревнуются в изобретении остроумных заголовков: здесь и «русофобский угар», и «извилистые тропы русофобии», и даже «русофобия головного мозга». На RuBaltic — главном русскоязычном аналитическом портале, посвященном прибалтийским странам, — даже есть отдельный тематический указатель с названием «Русофобия в Прибалтике».

Такое восприятие возникло, конечно, не на пустом месте: даже беглое изучение новостных заголовков по теме Прибалтики наводит на мысль о том, что русофобия в Литве, Латвии и Эстонии заменяет национальную идею — по крайней мере на уровне политической элиты. Литва в этом смысле выбилась в лидеры не только среди прибалтийских стран, но и во всей Европе.

Для анализа того, как литовцы видят Россию, автор собрал и проанализировал две группы текстов: 1) все публикации по теме «Россия», вышедшие в период с декабря 2018 г. по май 2019 г. в трех самых крупных по объему ежедневной аудитории литовскоязычных СМИ — DELFI.lt, Lietuvos rytas и 15min; 2) все доступные комментарии к публикациям из первой группы: комментарии читателей DELFI.lt и Lietuvos rytas к текстам о России за период с апреля по май 2019 г.

Публикации медиа были собраны в качестве ориентира, который, по подтвердившемуся впоследствии предположению, отражает дискурс официального Вильнюса в отношении России. Что касается дискурса в собранной коллекции комментариев, то он от заданного ориентира несколько отклонился. Помимо русофобии здесь удалось найти много любопытного: скептическое отношение к «российской угрозе», недовольство социально-экономической ситуацией в Литве, повышенный интерес к Украине и российско-украинским отношениям и другие тенденции.

Какие выводы можно сделать на основе такой статистики?

Во-первых, литовское общество воспринимает Россию гораздо более неоднозначно, чем литовское правительство и СМИ. Среди литовцев есть и русофобы, и русофилы.

Во-вторых, литовцы часто оценивают Россию не с исторических или политических, а с сугубо практических позиций. Заметно, что те, кто выступает против антироссийской политики Вильнюса, мотивируют свою позицию не столько симпатией к России, сколько недовольством политикой литовского правительства в целом. Пророссийские настроения часто рождаются на почве негативного отношения к социально-экономической ситуации в самой Литве. В последнем, по мнению многих литовцев, виновато государство, которое, среди всего прочего, проводит убыточную для литовской экономики русофобскую политику. Эта политика автоматически становится объектом критики. Возможно, если бы Литва была более состоятельной в сфере экономики, литовцы относились бы к антироссийскому курсу Вильнюса с большим энтузиазмом.

В-третьих, огромное число публикаций про войну и оборону с посылом о том, что Россию надо бояться, имеют, скорее, обратный эффект: значительная часть литовского общества устала от разговоров о российской агрессии. Фраза «русские нападают» превратилась в шутку, в которой многие литовцы не видят уже и доли правды.

В-четвертых, следует различать явления советофобии и русофобии в литовском обществе. Они имеют общие истоки, но советофобия, с течением времени превратившись в русофобию, часть последователей потеряла: СССР воспринимается литовцами более негативно, чем Россия.

В последние годы негативные тенденции в отношениях России и Литвы стали проявляться как никогда активно. Каков выход из сложившейся ситуации — пока неясно. Однако на уровне общества, вероятно, не все потеряно: адекватный диалог россиян и литовцев, без взаимного недоверия и всевозможных «фобий», еще возможен.


Такая русофобская Литва

В последние годы в российском информационном поле слова «Прибалтика» и «русофобия» стали практически синонимами. Политики сдержанно называют Литву, Латвию и Эстонию «лидерами русофобии», а журналисты и эксперты соревнуются в изобретении остроумных заголовков: здесь и «русофобский угар», и «извилистые тропы русофобии», и даже «русофобия головного мозга». На RuBaltic — главном русскоязычном аналитическом портале, посвященном прибалтийским странам, — даже есть отдельный тематический указатель с названием «Русофобия в Прибалтике».

Такое восприятие возникло, конечно, не на пустом месте: даже беглое изучение новостных заголовков по теме Прибалтики наводит на мысль о том, что русофобия в Литве, Латвии и Эстонии заменяет национальную идею — по крайней мере на уровне политической элиты. Литва в этом смысле выбилась в лидеры не только среди прибалтийских стран, но и во всей Европе.

Истории об установке СПГ-терминала «Независимость» в Клайпеде, строительстве забора на границе с Россией и о том, что «Россия — террористическое государство», стали уже классикой, а за последнее время к ним прибавилось много новых, не менее занятных и, увы, не менее русофобских сюжетов. Например, в марте 2019 г. Литва вынесла ряд резонансных приговоров по «делу 13 января»: нескольким бывшим советским военным и чиновникам литовский суд назначил наказание в виде 4–16 лет лишения свободы. При этом некоторые факты заставляют усомниться в аполитичности и правомерности этого судебного процесса. Во-первых, уголовным делам по событиям 13 января 1991 г. уже 28 лет, а во-вторых, подобный приговор стал возможным только благодаря поправкам в УК Литвы, которые были внесены в 2010 г. и позволили отменить срок давности по делам в отношении 23 подозреваемых — именно в рамках «дела 13 января». Внимания также заслуживает реакция Литвы на встречу В. Путина с президентом Эстонии К. Кальюлайд, состоявшуюся в апреле 2019 г.: это мероприятие глава литовского МИД Л. Линкявичюс назвал попыткой «расколоть» Прибалтику и «проверить единство европейских и балтийских стран». Еще одно событие, демонстрирующее предвзятое отношение Вильнюса к Москве, произошло в мае 2019 г.: в вильнюсском аэропорту задержали шеф-редактора Sputnik Литва и после допроса установили ему запрет на въезд в Литву сроком на пять лет. Журналист якобы «представляет угрозу национальной безопасности» страны.

Похожих примеров можно привести много, а вывод напрашивается один: дополнительной (а иногда и основной) мотивацией многих внешне- и внутриполитических действий Литвы является неприязненное отношение к России, которое, по всей видимости, широко распространено среди литовских политиков. Именно поэтому образ Литвы в российском медиа-пространстве так тесно связан с русофобией. Однако у негативной риторики в адрес Литвы на уровне СМИ и экспертного сообщества есть побочный эффект: в массовом сознании россиян литовцы, точно так же, как и литовские власти, становятся русофобами. Так, один из самых популярных вопросов, которые россияне задают на туристических форумах перед поездкой в Литву, — это вопрос о том, «как в стране относятся к русским», «не зашвыряют ли камнями машину с русскими номерами» и т.п. Некоторые даже отмечают, что после изучения отзывов на российских туристических сайтах в Литве «не то, что громко говорить, — было страшно думать на родном языке». Существует, конечно, и альтернативная точка зрения: некоторые пытаются развеять устоявшиеся мифы и пишут о том, что русофобии в Литве нет.

Сложно сказать, какие взгляды доминируют, но факт остается фактом: литовскую политику и литовский социум в России часто воспринимают как единое целое. Есть ли у такой позиции реальные основания? Правда ли, что русофобия в Литве тотальна и распространена не только на уровне власти, но и на уровне общества?

Самый очевидный источник ответов на подобные вопросы — это результаты социологических опросов. Однако на их основе сложно сделать однозначные выводы. Согласно опросу, который по заказу литовского МИД провел Центр исследования общественного мнения и рынка «Вилморус», две трети литовцев считают, что Россия (среди всех стран) представляет для Литвы наибольшую угрозу. Эта цифра кажется правдоподобной, но судить об отношении литовцев к России исключительно по ней было бы не вполне корректно. Следует обратить внимание еще на несколько фактов. Во-первых, 52% участников того же опроса заявили о том, что необходимо «возобновить контакт» с Россией. Во-вторых, ряд литовских экспертов отмечают, что не все респонденты интерпретируют задаваемые им вопросы одинаково: кто-то под словом «угроза» понимает прямую военную угрозу, а кто-то — дезинформацию. Несмотря на это, ответы большинства респондентов совпадают. Эксперты объясняют это тем, что в литовском обществе «есть определенный консенсус по поводу того, что Россия — единственная страна, внешняя политика которой напрямую угрожает Литве». Иными словами, многие литовцы считают Россию опасной просто потому, что так принято считать. Вместо соцопроса получается что-то вроде школьного тестирования: часть респондентов выбирают не тот ответ, который им ближе, а тот, который «правильный», т. е. соответствует устоявшимся в обществе стереотипам. Более того, разные соцопросы показывают разные результаты. Например, опрос, проведенный агентством «TNS LT» по заказу Евробарометра, показал, что целых 42% респондентов симпатизируют России, а 54% — оценивают ее негативно.

Одним словом, результаты исследования общественного мнения бывают противоречивыми. С одной стороны — страх перед «российской агрессией», с другой — симпатии к России и тезисы литовских экспертов о том, что «общество может устать от действительно частых разговоров о российской угрозе». Кому верить? Исследование дискурса литовскоязычных медиа показало, что верить можно и тем, и другим, однако о тотальной русофобии в Литве речи идти не должно.

Для анализа того, как литовцы видят Россию, автор собрал и проанализировал две группы текстов: 1) все публикации по теме «Россия», вышедшие в период с декабря 2018 г. по май 2019 г. в трех самых крупных по объему ежедневной аудитории литовскоязычных СМИ — DELFI.lt, Lietuvos rytas и 15min; 2) все доступные комментарии к публикациям из первой группы: комментарии читателей DELFI.lt и Lietuvos rytas к текстам о России за период с апреля по май 2019 г.

Публикации медиа были собраны в качестве ориентира, который, по подтвердившемуся впоследствии предположению, отражает дискурс официального Вильнюса в отношении России [1]. Что касается дискурса в собранной коллекции комментариев, то он от заданного ориентира несколько отклонился [2]. Помимо русофобии здесь удалось найти много любопытного: скептическое отношение к «российской угрозе», недовольство социально-экономической ситуацией в Литве, повышенный интерес к Украине и российско-украинским отношениям и другие тенденции.

Ажиотаж вокруг российской повестки

Первое, что бросается в глаза при анализе собранных публикаций и комментариев, — это их количество. За полгода в исследуемых литовских СМИ было опубликовано в общей сложности 3 285 статей, посвященных России. Для сравнения: за аналогичный период в трех российских СМИ, входящих в российский топ-10 по объему ежедневной аудитории, — Lenta.ru, РИА «Новости» и Russia Today — вышли лишь 302 статьи о Литве. То есть одно литовское СМИ в день публикует в среднем шесть статей о России, а на российском ресурсе то же количество статей о Литве выходит примерно за полмесяца.

Ажиотаж вокруг российской тематики в Литве заметен и на уровне общества. К каждой публикации о России литовцы в среднем оставляют 91 комментарий. Это число также проще осмыслить в сравнении со статистикой по количеству комментариев к статьям российских медиа о Литве: здесь аналогичный показатель равен 24. При этом важно обратить внимание на ежедневный объем аудитории исследуемых литовских и российских СМИ: в первом случае он составляет в среднем 500 тыс. человек, во втором — 2,25 млн человек [3] (что сопоставимо с численностью населения Литвы). На графике ниже показано, как выглядит интерес аудитории литовских и российских СМИ к взаимной повестке с учетом объема этой аудитории (см. Рис. 1).

Рис. 1.
Интерес аудитории литовских/российских СМИ к российской/литовской повестке

Негативное инфополе

Как и ожидалось, литовские СМИ пишут о России примерно то же, что о ней говорят литовские политики. Информационное поле, которое медиа формируют вокруг российской повестки, в целом, негативно. Около 54% публикаций о России в литовских СМИ негативны. Позитивно окрашены 41% статей, нейтрально — около 5% [4]. На первый взгляд может показаться, что такой результат настраивает на позитивный лад: суммарный процент позитивно и нейтрально окрашенных статей довольно высок, несмотря на преобладающее число негативных публикаций. На самом деле повода для радости нет: сортировка статей по тэгам показала, что самыми «позитивными» в основном являются тэги, которые используются редко и не относятся к внешней политике [5]. В Lietuvos rytas в их число вошли «Спорт», «Узнай» (статьи о технологиях), «IT и наука», в DELFI — «Спорт», «Политика» (внутренняя), «Футбол», «Рынок», «Энергетика», «Евровидение», в 15min — «Эстония», «Николас Мадуро». В то же время статьи на самые популярные и волнующие темы окрашены чаще негативно.

«Запад», «Украина» и «война»

Три кита, на которых держится высокий интерес литовских медиа к России, — это темы Украины, западных стран и военного конфликта с Россией. Это удалось выявить с помощью анализа слов и словосочетаний, наиболее часто встречающихся в собранных публикациях.

Первая из упомянутых тем — Украина — настолько интересна литовским СМИ, что само слово «Украина» по количеству употреблений уступило только очевидному «Россия». Чуть ниже в списке находятся слова «Крым» и «украинец». Дополняет картину список 100 самых популярных словосочетаний: в нем оказались «Керченский пролив», «президент Украины», «Восточная Украина», «аннексировать Крым», «украинский военный», «украинский корабль», «Крымский полуостров», «российско-украинский».

Еще одна популярная тема — западные страны, а именно, США и европейские государства. Слово «США» оказалось четвертым в рейтинге после слов «Россия», «Украина» и «страна», а «Европа» — на 10-м месте. Чуть ниже в списке лидеров — слова «Трамп», «НАТО», «Запад», «ЕС» и «Вашингтон».

Такой результат довольно четко отражает условный «геополитический треугольник», в котором существует Литва: с одной стороны Россия, с другой — США и Евросоюз. Украинский кризис, присоединение Крыма к России и связанные с этим явления выступают в роли раздражителей и провоцируют, как мы увидим далее, обсуждение пресловутой «российской угрозы». Примечательно, что само словосочетание «российская угроза» встречается в текстах литовских СМИ не так часто, как можно было бы предположить — по крайней мере заметно реже, чем в текстах российских экспертов о Литве.

Тем не менее тема войны в собранных текстах является, пожалуй, самой острой и выделяется на фоне остальных наиболее отчетливо. Внимание привлекает не только тот факт, что слово «война» оказалось 14-м в списке самых часто употребляемых слов. Поражает само по себе количество слов и словосочетаний, относящихся к военной тематике, в составленных частотных рейтингах. Например, из 100 самых популярных словосочетаний целых 24 связаны с темой войны и обороны. Среди них (по убыванию количества употреблений) «договор РСМД», «ракетная система», «средняя дальность», «национальная безопасность», «ядерные силы», «Совет безопасности», «начало войны», «российский военный», «холодная война», «ядерное оружие», «контроль над вооружениями», «министерство обороны».

Очевидно, распространению пророссийских настроений такой медиа-дискурс совсем не способствует. Было бы логично предположить, что литовцы, регулярно слушая негативные высказывания политиков о России и читая статьи о том, что Россия вот-вот нападет, и сами будут придерживаться русофобских взглядов и бояться российской агрессии. Однако на практике все не так просто.

Русские (не) нападают

Темы для обсуждения в комментариях к публикациям литовских СМИ о России очевидным образом совпадают с повесткой, которую задают сами медиа. Литовское общество неравнодушно к темам Украины и российско-украинских отношений, Соединенных Штатов, Евросоюза и, конечно, «российской угрозы». Правда, в отличие от дискурса медиа, для общественного дискурса характерно гораздо большее разнообразие мнений. Более того, информационное поле вокруг России в комментариях несколько мягче и позитивнее, чем в публикациях СМИ. Негативную окраску носят около 47% всех комментариев, позитивную — около 38% и примерно 15% — нейтральную. Проще говоря, в отличие от большинства публикаций, абсолютное большинство комментариев (около 53%) не являются негативными (см. Рис. 2). Тем не менее процент негативных комментариев очень высок, и это также следует учитывать.

Рис. 2.
Тональность статей и комментариев о России в литовских медиа. Числа указаны в процентах от общего числа.

Самая интересная находка частотного анализа комментариев о России — это выражение «русские нападают», которое в литовском языке стало уже почти крылатым. По частоте употреблений оно стоит на первом месте (см. Рис. 3) и, что важно, почти во всех комментариях употребляется с иронией (и часто в кавычках). Литовцы используют фразу «русские нападают», когда хотят показать абсурдность и нелепость разговоров о российской агрессии на Литву. Конечно, популярность этого выражения ничего не говорит о соотношении числа скептиков и алармистов среди литовцев. Однако налицо тот факт, что значительная часть литовского общества относится к теме «российской угрозы» с недоверием. После более внимательного изучения комментариев, где встречается фраза «русские нападают», в этом не остается никаких сомнений. Ниже — несколько выдержек из таких комментариев.

К статье DELFI «Эксперты по безопасности: “В случае кризиса Россия смогла бы атаковать одну или больше Балтийских стран”»: «Мне интересно было бы посмотреть на статистику о том, сколько литовцев заболели паранойей из-за всех этих статей в духе “русские нападают”».

К статье DELFI «Россия плетет новую газовую сеть вокруг Европы — на этот раз крадется с юга»: «Крадется… Дельфи, пиши прямо — “русские нападают”».

К статье DELFI «Посчитали военные расходы: Россия впервые за 13 лет не попала в пятерку лидеров»: «Русские расходуют больше [на военную сферу] — значит, русские нападают, русские расходуют меньше — все равно русские нападают. Может, проблема все-таки в головах европейцев…».

Рис. 3.
Топ-100 наиболее часто употребляемых словосочетаний в комментариях к публикациям литовских СМИ о России.

К статье DELFI «Эли Лэйк: чего боится Владимир Путин? »: «И так все знают, на него же русские всё нападают и нападают…».

Прочитав все эти комментарии и еще много похожих, можно было бы обрадоваться и решить, что справедливость восторжествовала и русофобия в литовском обществе — миф, не имеющий ничего общего с действительностью. Однако все не так радужно: дальнейший анализ результатов показывает, что истина где-то посередине.

«Оккупанты» против «америкосов»

Среди комментариев со словосочетанием «русские нападают» все же удалось найти один, свидетельствующий о наличии алармистских настроений среди литовцев. Он был оставлен к статье DELFI «Кремль о паспортах, раздаваемых на Донбассе: фактически они уже стали жителями России» и звучит так: «Поведение не меняется: в иностранном государстве можно отравлять, отбирать территории, готовить террористические акты. Они сегодня говорят, что хотят общаться, а завтра уже шашкой размахивают. Это ответ тем наивным ватническим головам, которые смеются над фразой “русские нападают”». К слову о «ватнических головах»: в списке наиболее часто употребляемых в комментариях слов оказались как «вата» и «оккупант», так и «америкос» и «янки» — очевидно, среди литовцев находятся критики и пророссийского, и прозападного курса.

Плюрализм мнений в литовском обществе становится заметным и при анализе других терминов, которые часто используют комментирующие. В топ-5 самых популярных словосочетаний, помимо фразы «русские нападают», вошли словосочетания «российский паспорт» (в двух грамматических вариациях), «День Победы» и «российский газ». Эти три темы вызвали в аудитории литовских СМИ массу споров, и именно по ним хорошо заметно разделение литовского общества на разные группы по восприятию России.

«Российский паспорт». Словосочетание «российский паспорт» оказалось отсылкой к указу В. Путина о выдаче российских паспортов жителям ДНР и ЛНР по упрощенной схеме. Значительная часть комментариев к статьям, посвященным этой теме, сводится к такому тезису: «Раз они граждане России, пусть и валят обратно в Россию». Или такому: «Могли бы и всем литовским ватникам выдать российские паспорта. Наше условие — за 24 часа уезжайте из Литвы и никаких комментариев на литовских сайтах». Такие комментарии, а также их количество свидетельствуют, во-первых, о том, что в Литве существуют так называемые «ватники», которые придерживаются пророссийских взглядов, а во-вторых, о том, что есть большое число людей, которые подобные взгляды осуждают.

«День Победы». В собранной коллекции текстов есть только две публикации, в которых употребляется словосочетание «День Победы». В комментариях к ним таких употреблений значительно больше — 105. Если внимательно изучить содержание этих комментариев, становится понятной причина бурной реакции со стороны аудитории. Здесь всех комментирующих можно разделить на две группы: тех, кто пишет поздравления «С Днем Победы!»; и тех, кто доказывает, что 9 мая — это не праздник, а день победы оккупантов и начало конца для литовского государства.

«Российский газ». Комментарии со словосочетанием «российский газ» отражают отношение литовцев к энергетическому вектору литовской внешней политики, а точнее — к попыткам Литвы стать независимой от Газпрома путем диверсификации поставок газа в страну. Как оказалось, литовскому обществу, на которое финансовое «бремя» энергонезависимости ложится в первую очередь, готовность Вильнюса платить больше, но зато не России, не всегда кажется понятной и разумной.

В комментариях со словосочетанием «российский газ» отчетливо выделяются три распространенных точки зрения. Каждую из них можно емко описать комментариями к уже упомянутой выше статье DELFI с ярким названием «Россия плетет новую газовую сеть вокруг Европы — на этот раз крадется с юга». Первая группа комментариев принадлежит людям, придерживающимся резко антироссийских взглядов. Один из таких комментариев звучит так: «Я бы лучше покупал американский газ, хоть и втридорога. Главное, что не из России и Россия погибнет». Есть, однако, и альтернативное мнение: «“Плетет сеть”, “крадется с юга”, “российская интервенция в Сирию”. Это так наша пропаганда описывает развитие российского газового бизнеса? Дорогие, с такой бизнес-риторикой далеко не уйдешь, поэтому у нас и такое государство. Оказывается, Россия “плетет” и “крадется”. А Америка предлагает “газ свободы”». Наконец, третья группа комментариев принадлежит более прагматично настроенным литовцам: «Мне совсем не интересно, что плетет Россия и сколько закупает Европа… Мне интересно, почему литовские умники столько наплели угроз и схем, что люди покупают самый дорогой газ».

В целом, анализ комментариев, которые литовцы оставляют к публикациям о России, позволяет сделать по крайней мере два вывода. Во-первых, антироссийский дискурс литовских СМИ не оказывает тотального эффекта на общество: среди литовцев есть не только сторонники покупки «газа свободы» из США, но и пророссийски настроенные граждане. Во-вторых, последние часто связывают свои взгляды не с любовью к России, а с практическими экономическими соображениями.

Русофобия = советофобия?

Когда эксперты и журналисты пишут о русофобии в Литве, они часто ставят знак равенства между неприязнью к России и неприязнью к Советскому Союзу. Например, снос советских памятников или высказывания политиков о периоде «оккупации» воспринимаются как признак русофобии, а не советофобии. Несмотря на наличие у такого подхода объективных исторических оснований, он не во всем является верным. Русофобия и советофобия в Литве проявляются с разной интенсивностью. С одной стороны, Россия, будучи правопреемницей СССР, становится в глазах литовцев если не «оккупантом», то, как минимум, бывшим «оккупантом». С другой стороны, риторика в отношении России в литовских медиа выглядит несколько более мягкой, чем риторика в адрес Советского Союза.

В собранной коллекции комментариев семантически близкими словам «Россия» и «Москва» [6] оказались слова «захватить», «развалить», «воевать», «напасть», «испортить», «оккупационный», «противоречивость», «обостриться», «контрпродуктивный», «сопротивляться», «террористический». У комментирующих российская повестка вызывает похожие, совсем не позитивные, ассоциации: в контексте обсуждения России литовцы часто говорят о «ватниках», «идиотах» и «клоунах». Можно предположить, что такие характеристики применяются по отношению к тем, кто придерживается пророссийских взглядов.

Такие результаты выглядят довольно безрадостно. Однако если сравнить то, как литовские медиа видят Россию, с тем, как они видят Советский Союз, становится понятно, что негативная риторика Литвы в адрес современной России — не предел.

В публикациях литовских СМИ слова «СССР» и «советский» ассоциируются с понятиями «фашизм», «Гитлер», «нацистский», «диктатор», «империя», «милитаристский». Аудитория СМИ оперирует похожими понятиями («нацистский», «фашистский», «оккупант», «воевать», «империя», «террористический», «агрессия», «конфликт», «кровь») в отношении СССР.

Заметно, что у образов России и Советского Союза есть пересечения: оба государства ассоциируются с оккупацией, войной и терроризмом. Однако, говоря об СССР, литовские СМИ и сами литовцы в выражениях абсолютно не стесняются. В то же время о России говорят все-таки мягче: несмотря на «нападения», «обострения» и «контрпродуктивность», хотя бы до «крови», «фашизма» и «Гитлера» дело пока не дошло. Тем не менее общее восприятие России в Литве на уровне СМИ и общества позитивным назвать нельзя. Оно часто копирует алармистские настроения литовской власти.

***

Какие выводы можно сделать на основе такой статистики?

Во-первых, литовское общество воспринимает Россию гораздо более неоднозначно, чем литовское правительство и СМИ. Среди литовцев есть и русофобы, и русофилы.

Во-вторых, литовцы часто оценивают Россию не с исторических или политических, а с сугубо практических позиций. Заметно, что те, кто выступает против антироссийской политики Вильнюса, мотивируют свою позицию не столько симпатией к России, сколько недовольством политикой литовского правительства в целом. Пророссийские настроения часто рождаются на почве негативного отношения к социально-экономической ситуации в самой Литве. В последнем, по мнению многих литовцев, виновато государство, которое, среди всего прочего, проводит убыточную для литовской экономики русофобскую политику. Эта политика автоматически становится объектом критики. Возможно, если бы Литва была более состоятельной в сфере экономики, литовцы относились бы к антироссийскому курсу Вильнюса с большим энтузиазмом.

В-третьих, огромное число публикаций про войну и оборону с посылом о том, что Россию надо бояться, имеют, скорее, обратный эффект: значительная часть литовского общества устала от разговоров о российской агрессии. Фраза «русские нападают» превратилась в шутку, в которой многие литовцы не видят уже и доли правды.

В-четвертых, следует различать явления советофобии и русофобии в литовском обществе. Они имеют общие истоки, но советофобия, с течением времени превратившись в русофобию, часть последователей потеряла: СССР воспринимается литовцами более негативно, чем Россия.

В последние годы негативные тенденции в отношениях России и Литвы стали проявляться как никогда активно. Каков выход из сложившейся ситуации — пока неясно. Однако на уровне общества, вероятно, не все потеряно: адекватный диалог россиян и литовцев, без взаимного недоверия и всевозможных «фобий», еще возможен.

1. DELFI принадлежит эстонской компании Ekspress Group и, по официальным данным, существует за счет рекламы. 15min принадлежит эстонской медиакомпании Eesti Media. У Lietuvos rytas владельцев несколько, и государственной газета не является.

2. Важно понимать, что мнения, которые высказываются в комментариях к публикациям СМИ, не обязательно отражают настроения всего общества. Однако они позволяют выявить популярные точки зрения и увидеть причины их возникновения.

3. Анализ проводился на основе комментариев к публикациям Lenta.ru и Russia Today.

4. Тональность 1% публикаций не удалось определить — эти публикации не учитывались при анализе.

5. Рейтинг «позитивных» тэгов был составлен на основе доли позитивно окрашенных статей среди общего числа статей по каждому тэгу.

6. Семантическая близость слов в собранной коллекции текстов была определена с помощью метода дистрибутивного анализа (Word2Vec). Суть метода заключается в том, что чем чаще два слова встречаются в тексте в одном контексте (то есть рядом друг с другом), тем они семантически более близки.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся