Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.31)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Татьяна Романова

К.полит.н., доц. каф. европейских исследований ф-та международных отношений СПбГУ

Евгений Трещенков

К.и.н., доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве СПбГУ

Глеб Коцур

К.полит.н., ассистент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ

Сергей Мазаник

Аспирант СПбГУ

Аналитическая записка №49/2023

Европейский союз в последние годы активно развивает концепцию европейского/стратегического суверенитета на наднациональном уровне. Этот процесс — не разрыв с прошлым, а вытекающий из прошлых достижений Евросоюза способ адаптироваться к кардинальным изменениям в мироустройстве. Видение ЕС отличается от того, как суверенитет понимает Россия. Для Брюсселя характерно, главным образом, инструментальное использование суверенитета, где цель — не только сохранить собственную самобытность, но и обеспечить продвижение своих ценностей вовне, в т.ч. за счет уменьшения возможностей других акторов вепонизировать взаимозависимость. Для России суверенитет — самоценность, гарантия ее самобытности, а также основа будущего мирового порядка. Становлению концепции стратегического суверенитета Евросоюза во многом содействовала политика ограничительных мер (санкций) в отношении Москвы. Их расширение шло параллельно упрочению концепции суверенитета в ЕС. Кроме того, ЕС использует суверенитет для углубления интеграции, а также как реакцию на неопределенности международной среды. Наконец, суверенитет становится ресурсом геополитического соперничества ЕС с Россией на евразийском пространстве. Новации в Евросоюзе могут быть учтены при выработке внешней политики России.

Появление категории «суверенитет» в дискурсе Евросоюза означает не резкое, а эволюционное изменение мировоззрения объединения и его отношений с Россией. Категория, однако, цементирует положение, в котором сотрудничество с Москвой для Брюсселя исключено. Интенсификация использования дискурса суверенитета Евросоюза в отношениях с другими акторами будет означать аналогичную динамику сотрудничества. Однако качество отношений может варьироваться от суверенитета взаимозависимости со странами, разделяющими ценности ЕС (like-minded countries/partners) и принимающими его интерпретацию этих ценностей, отдавая таким образом бразды контроля Брюсселю, до вестфальского суверенитета с Россией. В первом случае контакты будут развиваться, во втором — пресекаться во избежание вепонизации взаимозависимости.

Аналитическая записка №49/2023

Европейский союз в последние годы активно развивает концепцию европейского/стратегического суверенитета на наднациональном уровне. Этот процесс — не разрыв с прошлым, а вытекающий из прошлых достижений Евросоюза способ адаптироваться к кардинальным изменениям в мироустройстве. Видение ЕС отличается от того, как суверенитет понимает Россия. Для Брюсселя характерно, главным образом, инструментальное использование суверенитета, где цель — не только сохранить собственную самобытность, но и обеспечить продвижение своих ценностей вовне, в т.ч. за счет уменьшения возможностей других акторов вепонизировать взаимозависимость. Для России суверенитет — самоценность, гарантия ее самобытности, а также основа будущего мирового порядка. Становлению концепции стратегического суверенитета Евросоюза во многом содействовала политика ограничительных мер (санкций) в отношении Москвы. Их расширение шло параллельно упрочению концепции суверенитета в ЕС. Кроме того, ЕС использует суверенитет для углубления интеграции, а также как реакцию на неопределенности международной среды. Наконец, суверенитет становится ресурсом геополитического соперничества ЕС с Россией на евразийском пространстве. Новации в Евросоюзе могут быть учтены при выработке внешней политики России.

Появление категории «суверенитет» в дискурсе Евросоюза означает не резкое, а эволюционное изменение мировоззрения объединения и его отношений с Россией. Категория, однако, цементирует положение, в котором сотрудничество с Москвой для Брюсселя исключено. Интенсификация использования дискурса суверенитета Евросоюза в отношениях с другими акторами будет означать аналогичную динамику сотрудничества. Однако качество отношений может варьироваться от суверенитета взаимозависимости со странами, разделяющими ценности ЕС (like-minded countries/partners) и принимающими его интерпретацию этих ценностей, отдавая таким образом бразды контроля Брюсселю, до вестфальского суверенитета с Россией. В первом случае контакты будут развиваться, во втором — пресекаться во избежание вепонизации взаимозависимости.

При подготовке аналитической записки авторами использованы результаты исследований по проекту Российского научного фонда № 22-28-00682.

«Стратегический суверенитет» Евросоюза и интересы России. От теории к политическим рекомендациям, 6,4 Мб

(Голосов: 13, Рейтинг: 4.31)
 (13 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся