Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

7 июля 2020 г. Российский совет по международным делам (РСМД) совместно с адвокатским бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ) и коллегией адвокатов «Pen & Paper» провел онлайн-семинар «Как будет работать закон о переносе санкционных споров в Россию?» В рамках мероприятия программный директор РСМД Иван Тимофеев, советник судебно-арбитражной практики ЕПАМ Татьяна Невеева и советник по санкционному праву «Pen & Paper» Сергей Гландин обсудили текущие вопросы применения и последствий санкций США и ЕС для международного бизнеса, а также последствия вступления в силу «закона Лугового» как с точки зрения защиты интересов российских физических и юридических лиц, так и с точки зрения последствий для иностранных инвесторов и контрагентов в России.

7 июля 2020 г. Российский совет по международным делам (РСМД) совместно с адвокатским бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ) и коллегией адвокатов «Pen & Paper» провел онлайн-семинар «Как будет работать закон о переносе санкционных споров в Россию?» В рамках мероприятия программный директор РСМД Иван Тимофеев, советник судебно-арбитражной практики ЕПАМ Татьяна Невеева и советник по санкционному праву «Pen & Paper» Сергей Гландин обсудили текущие вопросы применения и последствий санкций США и ЕС для международного бизнеса, а также последствия вступления в силу «закона Лугового» как с точки зрения защиты интересов российских физических и юридических лиц, так и с точки зрения последствий для иностранных инвесторов и контрагентов в России.

Некоторые тезисы:

  • Экстерриториальность американских санкций приводит к глобализации американского правового режима. Компаниям, оперирующим на мировых рынках, приходится соблюдать не только национальное законодательство своей страны или страны, где она осуществляет свои операции, но и санкционное законодательство США, в случае если компания хочет остаться глобальной;

  • Риск американских санкций и в особенности вторичных санкций не зависит напрямую от характера, а также динамики политических отношений между США и другими странами;

  • Политическая подоплека появления «закона Лугового» как раз и заключается в попытке усиления собственного суверенитета, т.е. возвращения отношения российских компаний и их контрагентов в плоскость российского права, в особенности с учетом сложностей рассмотрения дел, связанных с вопросом санкций в судах США и ЕС;

  • Юридической предпосылкой появления закона стало то, что т.н. «арбитражная оговорка» (т.е. прописанное в контракте условие о рассмотрении дела в конкретном арбитраже) далеко не всегда является исполнимой;

  • В последние 2 года основная проблема арбитражного процесса с участием подсанкционных лиц заключается не столько в отказе со стороны арбитров, сколько в отказе банков принимать и проводить соответствующие платежи из-за опасения вторичных санкций США;

  • Причиной подобного поведения является ключевая роль банков как агентов комплаенса, поскольку банки и финансовые институты наиболее активно привлекаются к ответственности за нарушение санкций США. При этом, несмотря на запрет на т.н. «значительные транзакции» (significant transactions) их размер далеко не всегда определяется санкционным законодательством;

  • Шансы на выход из-под санкций США у разных компаний неодинаковы. Для большинство малых и средних компаний получить даже лицензию OFAC для обращения в суд, используя действующие процедуры практически невозможно. Крупный бизнес, обращающийся за консультациями к профильным американским компаниям, может быстро получить и лицензию OFAC (не в последнюю очередь благодаря принципу «вращающихся дверей» и в целом лоббистским возможностям в США).

  • При этом не стоит переоценивать лоббистские возможности американских контрагентов. Санкции всегда напрямую связаны с понятием «национального интереса», поэтому даже получение лицензии американского регулятора не гарантирует успеха в выходе из «черного списка»;

  • Ключевые проблемы нынешней редакции «закона Лугового» в том, что в текущих условиях он становится применим не только к санкциям как таковым, но и к любым спорам между контрагентами (антимонопольные, энергетические); Другая проблема заключается в отсутствии необходимости предоставить четкие доказательства препятствия в доступе к правосудию;

  • Единственным рабочим механизмом обхода санкций США в настоящее время является использование в расчетах альтернативных доллару валют (евро, юани, рубли, национальные валюты других стран), поскольку американские регуляторы имеет прямой доступ ко всем транзакциям в долларах США. Однако фактор санкций останется серьезным риском для международного бизнеса, вне зависимости от успеха применения «закона Лугового» или других способов избегания санкций.


Репортаж о дискуссии от Яны Овсянниковой: Закон Лугового: защита от санкций или мина замедленного действия?

Видео


Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся