Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.85)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

25 октября 2023 г. в рамках проекта Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ «Мониторинг глобальных экономических и геополитических рисков» прошел научный семинар «Технологическое соперничество США и Китая: последствия для мира и России».

Целью научного семинара было обсуждение современного состояния соперничества между Вашингтоном и Пекином в технологической сфере, оценка перспектив его последствий и эффектов для будущего мироустройства и России. 

На мероприятии с докладами выступили: директор ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Василий Кашин, заведующий сектором международных военно-политических и военно-экономических проблем ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Прохор Тебин, научный сотрудник ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Эдуард Галимуллин, программный менеджер РСМД Константин Суховерхов, программный менеджер и редактор сайта РСМД Анастасия Толстухина.

Модератором семинара выступил доцент Департамента зарубежного регионоведения, старший научный сотрудник ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Лев Сокольщик.

25 октября 2023 г. в рамках проекта Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ «Мониторинг глобальных экономических и геополитических рисков» прошел научный семинар «Технологическое соперничество США и Китая: последствия для мира и России».

Целью научного семинара было обсуждение современного состояния соперничества между Вашингтоном и Пекином в технологической сфере, оценка перспектив его последствий и эффектов для будущего мироустройства и России. 

На мероприятии с докладами выступили: директор ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Василий Кашин, заведующий сектором международных военно-политических и военно-экономических проблем ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Прохор Тебин, научный сотрудник ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Эдуард Галимуллин, программный менеджер РСМД Константин Суховерхов, программный менеджер и редактор сайта РСМД Анастасия Толстухина.

Модератором семинара выступил доцент Департамента зарубежного регионоведения, старший научный сотрудник ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Лев Сокольщик.

Тезисы

Василий Кашин

  • Импортозамещение — главная задача, которую ставит китайское руководство. Оно сводится к двум направлениям — производство оборудования для микроэлектронной промышленности и производство компонентной базы. Однако крайняя сложность оборудования и относительно медленный прогресс не позволяет нам предугадать, когда Китай достигнет надлежащего уровня самодостаточности.

  • Ключевая слабость Китая заключается в том, что он выступает в качестве единственного национального игрока, в то время как США создают вокруг себя сеть союзников. Выход для себя Пекин видит через скупку иностранных специалистов и ученых, например, математиков (вне зависимости от направлений, им сразу предлагают большие зарплаты, переезд в Китай, и пытаются создать пул талантов, имеющих отношение к развитию отрасли ИИ). Также для Китая напрашивается сотрудничество со странами, у которых есть технологический потенциал и которые находятся в одном политическом лагере, например, Россия и Иран.

  • Китай в ответ на американские санкции вводит лицензирование на экспорт ряда редких элементов, которые используются в технологических отраслях. Цель — замедлить введение новых ограничений, сохранить возможности для обхода санкций и выиграть время для программ замещения. Этот вариант можно назвать «соревнованием нападения и обороны».

  • Технологическая и экономическая биполярность в будущем может быть сформирована, но она будет носить асимметричный характер. Китай, скорее всего, будет выбит за пределы экономик развитых стран и столкнется с различными ограничениями на индийским рынке, а также, возможно, в Юго-Восточной Азии (например, Вьетнам и Филиппины). В других регионах, например, на БВ и в Африке, где равная конкуренция, он сможет продвинуться.

  • В России ввиду маленького объема рынка и небольших масштабов экономики возможность создавать всю линейку технологий нет. Задача состоит в правильной стратегии, сочетающей опору на собственные силы в критически важных технологических областях (поскольку это вопрос национальной безопасности). В остальных высокотехнологичных сферах мы можем стараться встроиться в создаваемые китайцами производственные цепочки, в отдельных звеньях которых будем трудно заменимы.

Анастасия Толстухина

  • В США происходит очередная активизация технологической политики на фоне успехов Китая в отдельных направлениях hi-tech и его стремительного технологического прогресса. В 2022 году американское руководство решилось на целенаправленное государственное вмешательство в технологический сектор, включая многомиллиардные вливания в критически важные технологические отрасли.

  • В центре внимания технологической политики администрации Байдена находится микроэлектроника. Поставлена задача выстроить надежную цепочку поставок как за счет расширения внутреннего производства, так и френдшоринга.

  • Среди основных уязвимостей технологической политики США можно выделить проблему дорогого локального производства полупроводников, дефицит кадров (инженеров, менеджеров, технологов и т.д.) и cохранение зависимости от импорта самых передовых чипов, оборудования, материалов и т.д.

  • Много вопросов вызывает френдшоринг. Такие страны, как Индия, Вьетнам, Таиланд, Филиппины и т.д. пока несопоставимы с материковым Китаем с точки зрения полноты производственной цепочки, инфраструктуры, производственных навыков. Этим странам потребуется не менее двух десятилетий для создания столь же благоприятных условий, как в Китае.

  • Ограничительные меры США, призванные сдержать технологический прогресс Китая, рикошетом бьют по американским технологическим корпорациям. Закрытие для компаний доступа к динамично растущему китайскому рынку приведет к существенному сокращению объема их прибыли и, как следствие, объема их инвестиций в инновации, жизненно важных ввиду сложной, динамично развивающейся и чрезвычайно дорогой полупроводниковой отрасли.

Константин Суховерхов

  • В США две ключевые политические партии имеют различные подходы к регулированию цифровой среды. Республиканцы выступают за свободный рынок, и за минимальное вмешательство государства в дела бизнеса, а демократы — за мощную регуляторную базу и больший государственный контроль, в том числе в киберпространстве. На практике такие стремления демократов воплотились в жизнь в виде Стратегии национальной кибербезопасности 2023 г. В частности, в документе отмечается необходимость того, чтобы частные компании, которые в Америке де-факто контролируют большую часть киберпространства, предоставляли больше отчетов правительству о попытках кибератак на объекты критической информационной инфраструктуры и различные цифровые платформы. Также в Стратегии говорится о необходимости увеличения государственного контроля над киберпространством. Среди основных киберугроз называют Россию, Китай, КНДР и Иран.

  • У демократов и республиканцев есть консенсус по технологическому сдерживанию Китая, однако в то же время возникают разногласия по характеру сотрудничества с партнерами и частным сектором.

Эдуард Галимуллин

  • Тенденция на обострение китайско-американского конфликта сохранится. Это соперничество — важный фактор влияния на других международных игроков, в том числе на Россию. Параллельно с усилением соперничества между Пекином и Вашингтоном растет стремление к углублению партнерства незападных стран для снижения политических и экономических издержек и выстраивания альтернативной системы международных институтов.

  • Представляется важным сотрудничество между Пекином и Москвой в технологической сфере, однако есть большие риски асимметрии в пользу первого ввиду большего технологического и экономического веса.

  • Китайские компании осознают санкционные риски и проявляют осторожность в сотрудничестве с Россией, однако нарастающая деградация отношений Китая и США может изменить к лучшему ситуацию для нашей страны.

  • Строгой биполярности, похожей на ту, что существовала в период холодной войны, не будет в строгом смысле, поскольку невозможно создание полностью независимых цепочек поставок в силу специфики рынка hi-tech. Однако контуры биполярности проявляются.

Прохор Тебин

  • Меняются стратегические условия — происходит слияние военного и гражданского секторов экономики, технологий, инновационных экосистем; наблюдается интеграция ядерного и конвенционального компонентов военной мощи, а также развитие концепций и инструментов многосферных операций. Это ведёт к росту эскалационных рисков. Конвергенция потенциалов порождает конвергенцию уязвимостей. «Вепонизация всего» — весьма тревожная тенденция.

  • Быстрое и непредсказуемое развитие новых технологий, включая ИИ, и связанное с ним увеличение военных потенциалов может привести к стремительному обострению дилемм безопасности, острым кризисам, возникновению технологических разрывов между странами.

  • России следует развивать технологии ИИ, в том числе их военное применение. Приоритетом является развитие кадрового потенциала отрасли ИИ, включая сферу высшего образования.

  • Особое значение приобретает развитие двухсторонних и многосторонних форматов диалога, в том числе в рамках второго и полуторного трека для обмена мнениями, восприятия приоритетов и рисков, а также развитие механизмов и каналов предотвращения инцидентов в гражданской сфере и на объектах критической инфраструктуры.

(Голосов: 13, Рейтинг: 4.85)
 (13 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся