Блог Варвары Абатуровой

Пакет мер по выходу из кризиса после эпидемии: есть ли в них место экологическим вопросам?

23 Июля 2020
Распечатать

В декабре 2019 г. в Китае впервые был обнаружен COVID-19 и уже 11 марта 2020 г. Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию, что стало причиной реализации ограничительных мер, принятых государствами для предотвращения эпидемии. Всё это оказало влияние не только на экономическую и социальную составляющие жизни, но и экологическую обстановку — процесс изменения климата и биоразнообразие. Согласно данным, представленным в журнале Nature Climate Change, по состоянию на конец апреля 2020 г., ежедневный объём СO2 в мире в среднем сократился на 17% (от 11% до 25%), а прогноз о годовом сокращении СO2 (принимая во внимание, что поэтапный выход из карантина начался в середине июня) равен в среднем 4% (от 2% до 7%)[1]. Эти значения никак не связаны с радикальными долговременными изменениями в экономической и социальной сферах жизни человека, что в свою очередь делает недостоверными ранее дававшиеся комментарии о долгосрочном положительном влиянии эпидемии на окружающую среду и о её способствовании реализации Парижского соглашения 2015 года[2], таким образом, влияние COVID-19 на эффективность проведения политики декарбонизации (основана на замене систем, работающих за счёт ископаемого топлива, электроэнергией, производимой с использованием низкоуглеродистых ресурсов, таких как возобновляемые источники энергии[3]) и сохранения биоразнообразия будет зависеть от тех действий, которые предпримет мировое сообщество.

ecocovid.jpg

REUTERS/Arnd Wiegmann

COVID-19 и декарбонизация: ответ Европейского союза

Актуальность вопроса изменения климата подчеркивается тем, что именно начиная с этого десятилетия мировые выбросы CO2, согласно Парижскому соглашению 2015 г.[4], должны сократиться на 45%, чтобы повышение температуры не превысило 1,5°С. В данном контексте необходимо рассмотреть действия Европейского союза, как двигателя мирового устойчивого развития. Для Европейского союза 2020 год является важным с точки зрения изменения климата, так как уже все 27 стран приняли национальные климатические и энергетические планы (финальные версии были представлены 13 июля 2020 г.)[5] в рамках общеевропейской инициативы Green Deal от декабря 2019 г[6], главной целью которого является полное прекращение эмиссии CO2 к 2050 году с промежуточной целью — сокращение к 2030 г. выбросов CO2 на 50% по сравнению со значениями 1990 года, что, по расчетам Европейской Комиссии (далее — Комиссия), потребует как минимум 1 трлн евро государственных и частных инвестиций в течение следующего десятилетия.

Именно Green Deal, по мнению исполнительного вице-президента Green Deal Франца Тиммерманса и председателя новой Инициативной группы Green Deal Томаса Бюрберла, должен быть дорожной картой по выходу из экономического и социального кризисов, которая приведёт к устойчивому развитию европейского общества[7]. Согласно Всемирному экономическому форуму, у Европейского союза есть возможность обеспечить выход из кризиса в «постковидную» эпоху параллельно с декарбонизацией через направление пакета инвестиций на восстановление экономик членов организации, принимая во внимание экологический аспект. И именно такой дуалистический подход решила разрабатывать Комиссия. Объединение концепций Green Deal и восстановления экономик стран Европейского союза легло в основу предложения Комиссии «Следующее поколение ЕС» (Next Generation EU)[8], в котором 750 млрд евро, а также целевые подкрепления в долгосрочный бюджет ЕС на 2021–2027 гг. доведут общую финансовую поддержку со стороны ЕС до 1,85 трлн евро. В целях скорейшего предоставления средств для удовлетворения наиболее насущных потребностей Комиссия предлагает внести поправки в многолетние финансовые программы на 2014–2020 годы, с тем чтобы уже в 2020 году было выделено дополнительно 11,5 млрд евро. В данном случае Green Deal является стратегией по восстановлению экономик, связанному с реновацией инфраструктуры и укрепления циркулярной экономики, с разворачиванием проектов по использованию возобновляемой энергии и развитию чистой водородной экономики (clean hydrogen economy), со становлением транспортной системы, наносящей минимальный урон окружающей среде, и с расширением «Фонда по переходу стран на нулевые эмиссии парниковых газов» (Just Transition Fund) до 40 млрд евро для помощи бизнесу осуществлять переквалификацию персонала с ориентиром на новые цели в рамках концепции низкоуглеродного развития и помогать находить новые экономические возможности, раскрывающие потенциал зелёных технологий для предпринимателей. Денежные средства, собранные в рамках инициативы «Следующее поколение ЕС» (Next Generation EU), будут реализованы по трём направлениям, каждое из которых имеет отношение к устойчивому развитию: (1) оказание финансовой поддержки странам-членам Европейского союза (например, будет создан «Фонд восстановления и повышения устойчивости» (Recovery and Resilience Facility), размером 560 млрд евро, предоставляющий гранты максимум в 310 млрд евро и займы до 250 млрд евро странам, находящимся в наиболее бедственном положении, для восстановления национальных экономик, предполагающего цифровизацию и соответствие принципам устойчивого развития); (2) восстановление экономики ЕС через активизацию частных инвестиций (например, создание нового Стратегического инвестиционного фонда (Strategic Investment Facility) в струтктуре InvestEU, с целью инициирования инвестиций свыше 150 млрд евро для укрепления устойчивости стратегических секторов экономики, в большей степени связанных со снижением негативного влияния на окружающую среду и цифровизацию, и для построения цепочек добавочной стоимости на внутреннем рынке организации); (3) решение проблем, проявившихся во время пандемии.

COVID-19 и сокращение биоразнообразия

Три сферы деятельности человека оказывают негативное влияние на 80% исчезающих и находящихся под угрозой исчезновения животных: пользование землями и водными ресурсами; инфраструктурные проекты; добывающая промышленность и выработка энергии с использованием традиционных видов топлива. Большая часть существующих международных соглашений направлена на переориентирование вышеперечисленных трёх факторов с точки зрения снижения их негативного влияния на окружающую среду, подразумевающая радикальные изменения концепции business as usual, поддержку со стороны государственных органов через соответствующую политику и нормативно-правовые акты и изменения социальных норм. Эффективности созданных дорожных карт, представленных разными формами в зависимости от страны и/или международной организации, угрожает острая эпидемиологическая ситуация, связанная с COVID-19, которая привела к мировому экономическому спаду и гуманитарному кризису.

Согласно докладу Всемирного экологического форума[9], пакет мер, направленных на комплексное восстановление государств, не должен усугубить существующие экологические проблемы, а наоборот, способствовать их решению через дополнительное инвестирование тех решений, которые одновременно являются необходимыми для восстановления «постковидного» периода и в то же время экологически ориентированны. Эксперты утверждают, что придание современным глобальным экологическим проблемам второстепенного значения при разработке антикризисных мер является ошибкой, так как (1) возможность избежать сокращения биоразнообразия будет безвозвратно упущена, потому что стратегии по выходу из кризисов на всех уровнях разрабатываются на десятки лет вперёд с учётом размеров потерь; (2) принятие мер экологически ориентированного стимулирования экономики может привести к еще более эффективному экономическому росту и росту занятости, а также к формированию более экологически-устойчивых обществ за счёт увязки глобальной экономики с потенциалом планеты. Например, реализуя концепции, которые задокументированы в международных договорах, по восстановлению океанов и устойчивого менеджмента сельско-хозяйственных угодий, лесов и морей, «устойчивого» сельского хозяйства, разумного потребления, к 2030 году бизнес будет иметь дополнительный доход в размере 3,6 трлн долл. США при увеличении числа рабочих на 191 млн. Идею активного внедрения экологической составляющей в стратегии выхода из кризиса, в масштабах больше, чем в период до пандемии, поддерживает Генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш, подчеркивая, что такой подход приведёт к совершенно новому устройству экономики при сохранении статуса quo повестки на 2030 год и целей устойчивого развития[10].

Более того директор лаборатории SENSEable City Массачусетского технологического института Карло Ратти утверждает[11], что снижение антропогенной нагрузки во время пика пандемии является краткосрочным результатом, которое вновь начинает нивелироваться по мере снятия ограничительных мер, введённых в период карантина. Но в то же время рост приоритета среди граждан и представителей бизнеса зелёных пространств в пределах городов и иных видов урбанизированных территорий может дать импульс по продолжению в долгосрочной перспективе развитию методов и способов, связанных с поддержанием связи между природой и человеком, так например, понимание хрупкости глобальных производственно-сбытовых цепочек может ускорить рост сельскохозяйственного движения в пределах урбанизированных территорий через рост гидропоники и аэропоники как методов земледелия или же COVID-19 дал понять важность качества воздуха, что может быть улучшено за счет развития проектов, сочетающих в себе технологические наработки и природные элементы. Открытие новых возможностей развития, имеющих положительное влияние на окружающую среду, неразрывно связано и с дистанционным форматом работы, который, как считается, поможет разрешить проблему остановки роста урбанизированных пространств и перенаправления денежного потока в другие наиболее важные сферы.

[1] Le Quéré, C., Jackson, R.B., Jones, M.W. et al. Temporary reduction in daily global CO2 emissions during the COVID-19 forced confinement. Nat. Clim. Chang. 10, 647–653 (2020). // URL: https://www.nature.com/articles/s41558-020-0797-x

[2] Парижское соглашение, // URL: https://unfccc.int/files/essential_background/convention/application/pdf/russian_paris_agreement.pdf

[3] Декарбонизация экономики и энергетических систем, // URL: https://neftegaz.ru/tech-library/ekologiya-pozharnaya-bezopasnost-tekhnika-bezopasnosti/521106-dekarbonizatsiya-ekonomiki-i-energeticheskikh-sistem/

[4] Парижское соглашение, // URL: https://unfccc.int/files/essential_background/convention/application/pdf/russian_paris_agreement.pdf

[5] National energy and climate plans (NECPs)

// URL: https://ec.europa.eu/info/energy-climate-change-environment/overall-targets/national-energy-and-climate-plans-necps_en

[6] A European Green Deal, // URL: https://ec.europa.eu/info/strategy/priorities-2019-2024/european-green-deal_en

[7] The European Green Deal must be at the heart of the COVID-19 recovery// URL: https://www.weforum.org/agenda/2020/05/the-european-green-deal-must-be-at-the-heart-of-the-covid-19-recovery/

[8] Europe's moment: Repair and prepare for the next generation, // URL: https://ec.europa.eu/commission/presscorner/detail/en/ip_20_940

[9] New Nature Economy Report II. The Future Of Nature And Business// URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_The_Future_Of_Nature_And_Business_2020.pdf

[10] Tackling the Environmental Crisis Can Boost the Economy Says WEF Report https://unfccc.int/news/tackling-the-environmental-crisis-can-boost-the-economy-says-wef-report

[11] New Nature Economy Report II. The Future Of Nature And Business// URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_The_Future_Of_Nature_And_Business_2020.pdf

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся