Блог Вартана Эйрияна

«Перекуем мечи на орала»: место религиозных организаций в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе

22 Октября 2020
Распечатать

Вновь притянувший внимание всего мира к Южному Кавказу конфликт в Нагорном Карабахе обладает сразу несколькими измерениями. В качестве одного из наиболее опасных, но при этом одного из наименее освещаемых можно выделить измерение религиозное. Исторически в Закавказье сложился мультиконфессионализм: в Армении чтят традиции Армянской апостольской церкви (древневосточная православная церковь, не признавшая в свое время Халкидонский и последовавшие за ним церковные соборы), в Грузии установилась Грузинская православная церковь со своим национальным колоритом, в то время как азербайджанцы являются преимущественно мусульманами шиитского толка. Стоит ли говорить о том, что в регионе можно встретить приверженцев и зороастризма, и иудаизма, и бахаизма… В подобных условиях любое неосторожное высказывание может привести к ненависти на религиозной почве, особенно учитывая нестабильность самого региона.

i.jpg

Фото: facebook.com/Vehapar

К сожалению, все эти рассуждения абсолютно справедливы и для конфликта в Нагорном Карабахе. В конце 1980-х годов религиозная тема еще не так активно педалировалась враждующими сторонами, а в мае 1988 года Его Святейшество Патриарх и Католикос всех армян Вазген I даже попытался найти общий язык с председателем Духовного управления мусульман Закавказья шейх-уль-исламом Гаджи Аллахшукюром Пашазаде. Встреча двух религиозных лидеров в Ростове-на-Дону была направлена, помимо прочего, именно на предотвращение придания этому конфликту религиозного окраса. Однако быстро разворачивавшиеся события не позволили тогда церковным деятелям предотвратить практически неизбежное.

Несмотря на то, что из уст многих политиков можно услышать постоянные пожелания и надежды на то, что стороны смогут избежать превращения конфликта в религиозный, церковные институты не могли не сыграть в нем важную роль. Разговоры о том, что Нагорный Карабах – это поле для цивилизационного противостояния, к счастью, редки и имеют под собой не так много оснований. Однако с учетом того влияния, которое данные церковные институты имеют в Армении и Азербайджане, упускать их из виду было бы глупо. Не будучи конфликтом религиозным, война за Нагорный Карабах все-таки является конфликтом национальным. Для местных народов же он выглядит воистину национально-освободительным и даже экзистенциальным, а потому каждая из сторон стремится заручиться максимальной поддержкой церкви не только для поднятия боевого духа своих солдат, но отчасти и для демонстрации своей позиции на внешнеполитической арене в соответствующих религиозных учреждениях.

Для того, чтобы ответить на вопрос, какую роль играет церковь в текущем конфликте и что она может сделать для его скорейшего урегулирования, достаточно обратить внимание на риторику различных игроков на этом необычном поле. Помимо Армянской апостольской церкви (ААЦ) и Управления мусульман Кавказа (УМК), важное значение следует придать и Русской православной церкви (РПЦ). Предстоятель РПЦ во многом представляет позицию Российской Федерации, а потому призывы к миру со стороны этого деятеля церкви несут в себе не просто осуждение военных методов решения конфликтов, но и прозрачный намек на то, как скоро от сторон ждут реального прекращения военных действий. В этом плане показательно то, что последняя встреча глав ААЦ, РПЦ и УМК состоялась еще в 2017 году: тогда стороны приняли совместное заявление, наиболее конкретным пунктом которого можно считать призыв освободить мирных жителей, не участвовавших в сражениях. Даже эта отчасти запоздалая реакция на «Четырехдневную войну» апреля 2016 года дает понять, что Москва может выступать площадкой для переговоров не только глав или министров государств, но и религиозных лидеров. Сегодня Московский Патриархат занимает примирительную, но выжидающую позицию: в первый день начала военных действий Патриарх Московский и всея Руси Кирилл помолился за скорейшее разрешение конфликта, а затем председатель Отдела внешних церковных сношений митрополит Волоколамский Иларион еще раз отметил важность недопущения межрелигиозного противостояния. Что симптоматично, пара слов была сказана и в адрес Турции: «Создается впечатление, что турецкий лидер в своих высказываниях, прежде всего, сейчас ориентируется на националистически настроенную часть своих граждан, потому что такие заявления подчас носят популистский характер». Таким образом, и церковь не строит сомнений относительно роли Турции в данном конфликте.

Мусульманские структуры России, важнейшей из которых можно считать Центральное духовное управление мусульман России, не претендуют на первенство среди возможных посредников для урегулирования военного конфликта. Однако и Верховный муфтий России Талгат Таджуддин отметил, что, кроме переговоров, другого пути решения вопроса быть не может. Особенно важно в данном случае то, что, несмотря на крупные армянскую и азербайджанскую диаспоры в России, религиозные институты не стали подливать масла в огонь и требовать лишь от одной стороны непомерных уступок.

Вместе с тем, на закавказском религиозном фронте ситуация не столь радужная. Если Бакинско-Азербайджанская епархия МП РПЦ не прокомментировала начало военных действий и не призвала стороны к диалогу, что отчасти можно связать с желанием Баку вести войну до победного конца, то ААЦ и УМК без колебаний выступили на стороне Армении и Азербайджана, соответственно. Шейх-уль-ислам Гаджи Аллахшукюр Пашазаде обратился и к генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу, и к председателю ОБСЕ Эди Раме, фактически обвинив армянскую сторону в террористических действиях. Апелляция азербайджанского деятеля к международным организациям понятна, однако его риторику едва ли можно воспринять в качестве примирительной. Прямая поддержка председателя Управления по делам религий Турции Али Эрбаша азербайджанской стороны безусловно следует в фарватере турецкой внешней политики, но тоже слабо способствует началу переговорного процесса. Вызывает некоторые опасения и обращение Гаджи Аллакшукюра Пашазаде к азербайджанскому народу 29 сентября: согласно ему, Армения пытается и всегда пыталась представить войну за Карабах как межрелигиозный конфликт. Вне зависимости от позиций сторон по этому вопросу заметим, что идея обнажать эту якобы существующую проблему заранее обречена на провал, ведь она влечет за собой только дальнейшую эскалацию религиозного измерения конфликта. Особенно пугающе это воспринимается в контексте прошлых высказываний азербайджанского богослова: по меньшей мере дважды, в 2006 и 2016 годах, в прессу попадали его утверждения о том, что Азербайджан в противостоянии с Арменией может прибегнуть к священной войне, джихаду, и тем самым призвать на свою сторону радикальные силы. На фоне сегодняшних сообщений о присутствии в регионе членов запрещенных в России террористических группировок эти угрозы могут толковаться совсем не так, как, возможно, того желал Гаджи Аллахшуюкюр Пашазаде… Интересно, что мусульманская солидарность не всесильна. Ряд ближневосточных государств выступил за скорейшие переговоры между сторонами и обратил внимание на роль Турции в конфликте, а известный богослов и философ Имран Назар Хосейн и вовсе заявил о необходимости поддержать Армению в этой войне.

Позиция ААЦ выглядит все же несколько мягче. Верховный Католикос и Патриарх всех армян Гарегин II в своем молебне, обращенном ко всей нации, удержался от резких слов в адрес Азербайджана, отметив лишь, что его в этой войне напрямую поддерживает Турция. Представители других христианских церквей в своих письмах в Эчмиадзин, где расположена резиденция католикоса, также призывают к миру и надеются на скорейшее прекращение военных действий: ни архиепископ Кентерберийский, ни Евангелическая церковь Германии не позволили себе ничего лишнего. Безусловно, это не означает, что армянский иерарх меньше азербайджанского духовного лидера переживает за свой народ. Это показывает и тот факт, что последнее внеочередное заседание Совета безопасности Армении открылось с молитвы Гарегина II. Куда важнее, на наш взгляд, цитирование предстоятелем ААЦ книги пророка Исаии: «…и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Исаия 2:4). Этот призыв нужен сейчас, как никогда. Примеру первоиерарха последовал и Католикос великого дома Киликии Арам I, покровительствующий армянам-христианам на Кипре, в Ливии и Сирии. Несмотря на то, что его заявления жестче, и он не перешел невидимую грань и не стал обвинять Азербайджан во всех смертных грехах. В то же время Арам I указал и на террористов на полях сражений, и на участие Турции в конфликте, не забыв отметить, что экуменические организации в лице Всемирного Совета Церквей и Ближневосточного Совета Церквей осуждают азербайджанскую агрессию и призывают к мирным переговорам.

Список религиозных лидеров, не замедливших высказать свою позицию, можно продолжать долго, но важно другое. Межрелигиозное противостояние не нужно ни одной стороне, а остальному миру и подавно. Некоторые рассмотренные нами религиозные организации занимают отнюдь не ту позицию, что вела бы к прочному и стабильному сосуществованию двух народов на Южном Кавказе. С учетом того, как тесно переплелись церкви с национальными традициями и надеждами, ряду духовных лидеров стоило бы вести себя аккуратнее и не провоцировать еще большего раскола. Вместе с тем, переговоры глав ААЦ и УМК, как показывает история, возможны. Могут ли они открыть дорогу миру истинному – вопрос непростой, но попытаться иерархи могли бы. Надеемся, что при необходимости Русская Православная Церковь будет готова принять в Москве гостей из Еревана и Баку.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся