Блог Василия Грамолина

Треугольник отношений: США – Скандинавия – Россия

21 Марта 2022
Распечатать

Отношения между Соединённым Штатами Америки и странами Скандинавии начали развиваться после завершения Второй мировой войны, однако развивались они нелинейным образом. Стокгольм, подчёркивая приверженность политике нейтралитета, инициировал создание Северного оборонительного союза в мае 1948 года со следующей целью: отделить Скандинавию от набиравшего обороты геополитического противостояния между СССР и США.

febiyan_hwdgrqzaem_unsplash.jpg

Источник: Unsplash

В интервью зимой 1948 года премьер-министр Дании Х. Хеттетофт заявил о нежелании Копенгагена присоединяться к какому-либо политическому блоку и о приверженности дальнейшему взаимодействию с Норвегией и Швецией по линии Организации Объединённых Наций, но позиция официального Копенгагена изменилась в марте 1948 года из-за появившейся депеши датского посланника в Праге о том, что в Дании якобы планируется коммунистический переворот.

В сентябре 1948 года Форин Офис проинформировал посольства Дании и Норвегии в Лондоне о решении Вашингтона предложить датскому и норвежскому правительству присоединиться к Североатлантическому альянсу. Вашингтон с Лондоном подчеркнули, что не будут выделять военную помощь нейтральному Северному оборонительному союзу. Такой расклад в значительной степени повлиял на отказ Дании от принципа нейтралитета, которому официальный Копенгаген придерживался с 1864 года.

Следует отметить, что в НАТО с самого начала существовали разногласия в контексте ”Burden-sharing” (разделение расходов). Государства-члены Североатлантического альянса были в первую очередь заинтересованы в делегировании финансовых ассигнований на своих союзников по военно-политическому блоку. Бюджетные ассигнования Дании на протяжении длительного периода времени были низкими по сравнению с другим странами-участниками НАТО, т.к. меняющиеся политические лидеры Дании считали целесообразным перераспределять финансовые средства в пользу социального сектора экономики (повышая траты на образование, науку, медицину). Кроме этого, социал-демократические силы в Дании регулярно критиковали внешнюю политику США на протяжении 1970-1980-х гг.

Скромная доля Копенгагена в бюджете западного блока в значительной степени повлияла на ухудшение репутации Дании среди ее союзников по НАТО и у руководства альянса, которое в свою очередь требовало у Копенгагена создание системы военной обороны в обмен на гарантии безопасности.

Кооперация с США постепенно развивалась, предметом торга исторически являлась Гренландия. Крупнейший на Земле остров с начала 1950-х стал местом дислокации стратегической авиации США и РЛС. Датское правительство в процессе решения дилеммы безопасности выбрало путь сотрудничества Вашингтоном (нарушив демократические принципы и ранее заявленные официальные обещания о недопустимости размещения ядерного оружия на территории Дании, Копенгаген дал тайное согласие на размещение американского ЯО в Гренландии в ноябре 1957 года. Общественность Дании узнала об этом факте лишь в 1995 г.).

После распада Организации Варшавского договора Дания заняла лидирующую позицию в вовлечении стран Балтии в военное сотрудничество по линии НАТО и политическое по линии ЕС. Смена парадигм была прежде всего обусловлена исчезновением уязвимости – статуса «форпоста» Запада в Балтийском море и возможностью использования униполярного момента для реализации своих внешнеполитических амбиций, находясь в подчинении Вашингтона на добровольной основе.

Уффе Эллеманн Йенсен, будучи министром иностранных дел Дании ( 1982-1993 гг.), инициировал переход Копенгагена от пассивной внешней политики (по мнению ряда политических исследователей, близкой к нейтральной) к политике активного американоцентричного интернационализма открывая сессию Комиссии по иностранным делам в апреле 1989 года.

Стоит отметить, что на заре своей карьеры, Уффе Эллеманн Йенсен дослужился до звания старшего лейтенанта запаса Военной разведки Дании и на протяжении всей своей политической карьеры являлся ярым сторонником американской внешней политики и НАТО в частности.

По всей видимости, карьера в датской спецслужбе в совокупности с ярко выраженными либеральными взглядами повлияла на его намерение изменить представление США о Дании после «эпохи оговорок» (альтернативное парламентское большинство, выступавшее против инициатив Вашингтона и НАТО, существовавшее в 1982-1988 гг.).

С начала 1990-х гг. датские власти начали направлять военных на Балканы, Афганистан и Ирак, оказывая исключительную поддержку инициативам Вашингтона в военно-политической сфере. Помимо этого, Копенгаген принял решение о сокращении сил мобилизационной обороны для высвобождения средств на проведение международных миссий. По мнению датского политического исследователя Миккеля Ведбю Расмуссена, правительство Фога (Андерс Фог Расмуссен, член Бильдербергского клуба, премьер министр Дании в 2001-2009 гг., в 1998-2009 гг. – лидер Либеральной партии Дании, в 2009-2014 гг. – генсек НАТО) приравняло активную внешнюю политику и политику безопасности к тесному союзу с США. Копенгаген стал рассматривать США как единственную гарантию безопасности Дании в начале 00-х гг.

Копенгаген упрочил свой статус в Североатлантическом альянсе участием в различных военных интервенциях США. Ключевое отличие от биполярной эпохи: вооружённые силы Дании в большинстве случаев стали использоваться для решений задачей НАТО, а не ООН (с середины 1990-х гг. институциональные рамки НАТО стали основополагающими для датского истеблишмента при принятии решений в сфере безопасности). За период 1945-1989 гг. Копенгаген принял участие в 13 международных военных операциях, а с 1990-2018 гг. – в 76 (25 из которых проводились исключительно по линии НАТО, в том числе и без мандата СБ ООН, нарушая международное право).

Иными словами, с начала 1990-х гг. политические руководители Дании (уже вне зависимости от партийного происхождения) с пониманием начали относится к просьбам США о участии в военных авантюрах, несмотря на ограниченную поддержку со стороны международной общественности и населения страны. Копенгаген за 20 лет стал одним из ключевых союзников США в Европе. Об этом свидетельствуют в том числе и следующие факты:

1) недавно рассекреченные данные о тайном прослушивании датских интернет-кабелей, которое осуществляла (осуществляет?) Военная разведка Дании в интересах Агентства национальной безопасности США с 1990-х гг.;

2) дополнительное «Соглашение Игалику» (к американо-датскому Договору об обороне Гренландии 1951 г.), подписанное в 2004 году, разрешающее использование РЛС в Туле в рамках американской системы ПРО;

3) активная поддержка расширения НАТО со стороны Копенгагена (учитывая роль Дании на Мадридском саммите НАТО в 1997 г. в преддверии первой «волны» расширения на восток);

4) тесное сотрудничество датских корпораций (Terma, Multicut Systematic, Multicut, Weibel) с американским ВПК;

5) импорт американского вооружения (F35, MH-60R Seahawk) на 6 млрд долларов США в 2015-2020 гг.

Не смотря на членство в НАТО, и схожесть позиций в области безопасности и обороны, Осло, в отличие от Копенгагена занимает более пассивную позицию в контексте экспансии НАТО (прежде всего, это обусловлено наличием сухопутной границей с Российской Федерацией, протяженность – 196 км) и действующим статусом ”форпоста” Североатлантического альянса. Норвегия по аналогии с Данией запретила размещение ядерного оружия (в мирное время) на своей территории в соответствии с договором от 1957 г. Внешняя политика Осло основана на евроатлантизме с вытекающими отсюда последствиями для отношений с Москвой. На территории Норвегии располагаются:

1) учебные полигоны НАТО, отвечающие климатическим и топографическим требованиям Североатлантического альянса.

2) радионавигационные станции, военно-морская инфраструктура, 8 авиабаз, самолеты спецназначения (ДРЛО, РЭБ, противолодочные), склады с вооружением альянса;

3) РЛС «Глобус-2» – двусторонний военный проект космического командования ВС США и военной разведки Норвегии (РЛС в собственности США) по заявлению Пентагона (октябрь 2005 г.) – «важная составляющая программы ПРО США».

Кроме этого, морская стратегия США еще в 1980-х предусматривала развертывание 2-3 авианосцев ВМС США в Норвежском Море. Очевидно, что такая способность сохраняется и в настоящее время.

Норвегия, как и Дания, принимала активное участие в осуществлении воздушных ударов НАТО по Югославии в марте 1999 г., нарушая международное право. Норвежское правительство затем поддержало США в военных операциях в Афганистане и Ираке. Учитывая вышестоящие факты можно сделать вывод, что Норвегия заинтересована в сохранении теплых союзнических отношений с Вашингтоном несмотря на моральные издержки и ухудшение региональной/глобальной безопасности.

Швеция, в отличие от Дании и Норвегии не входит в блок НАТО. Официально придерживается политики нейтралитета с 1814 года, является страной-членом ЕС.

Внешнеполитическую активность Стокгольма в 1960-1980-х годах в целом можно охарактеризовать созидательной, учитывая ангажированность Швеции при решении международных кризисов и вклад в усиление роли Организации Объединенных Наций.

В то же время существенно развивался шведский ВПК, а вооруженные силы поддерживались в состоянии постоянной боеготовности.

При этом следует отметить, что изменение внешнеполитического вектора, произошедшее после убийства премьер-министра Швеции Улофе Пальме в 1986 году, усилило сближение Стокгольма с Вашингтоном. С 1994 года Швеция стала государством-участником «Партнерства ради мира» а в 2006 году присоединилась к силам реагирования НАТО, в 2011 году ВВС Швеции приняли участие в международной операции НАТО в Ливии.

В настоящее время Швеция активно взаимодействует с Североатлантическом альянсом по нескольким направлениям:

1) обмен информации, как военного так и разведывательного характера;

2) участие в миротворческих операциях;

Помимо усиления взаимодействия с НАТО, Стокгольм в лице занимавшего в 1991-1994 гг. пост премьер-министра Карла Бильдта поддержал дискриминационную инициативу Латвии и Эстонии – т.н. концепт «негражданства». В исследовательском сообществе существует мнение, что Карл Бильдт сыграл ключевую роль в создании данного юридического статуса с целью усложнить правовое положение русских в бывших советских республиках Прибалтики и подорвать отношения перечисленных государств с Россией. Необходимо понимать, что Карл Бильдт также являлся лидером Умеренной коалиционной партии Швеции в 1986-1999 гг., которая отличалась про-американской позицией. Происходившие во время нахождения Бильдта у власти нео-либеральные реформы привели к росту безработицы и экономическому кризису, однако Швеция занялась активным экономическим освоением бывших советских республик в Прибалтике, способствуя расширению американоцентричного влияния. В настоящее время Швеция также сотрудничает с Вашингтоном в рамках Североевропейского оборонного сотрудничества (Nordic Defence Cooperation NORDEFCO) по вопросам региональной безопасности, обучения личного состава, повышения технологического обеспечения и боеспособности войск. Симптоматично, что Стокгольм приступил к закупке продукции американского ВПК: зимой 2021 года Швеция получила первую партию ЗРК «Patriot», сумма контракта – 3.2 млрд долларов США. Тем не менее, в феврале 2022 года официальный Стокгольм отказался от вступления в НАТО, отмечая важность сохранения дипломатического диалога для снижения напряженности в Европе.

Выводы:

Политическим истеблишментом в странах Скандинавии в начале 1990-х годов был выбран следующий вектор: обслуживание интересов Вашингтона. Это подтверждается многочисленными фактами:

1) участие стран Скандинавии в международных военных операциях США (спровоцировавшие разрушение государственности и миграционные кризисы);

2) обновление вооруженных сил посредством закупки продукции американского ВПК (необоснованная милитаризация);

3) анти-российская кампания в СМИ Скандинавии, основанная на однобоком и предвзятом освещении России;

4) введение нелегитимных анти-российских санкций;

5) длительные процессы сертификации/недопуск продукции российской промышленности («Северный поток-2», Спутник-V, гражданская авиационная техника).

Уровень прагматизма во внешнеполитических решениях скандинавских стран в отношении России достиг абсолютного минимума, в том числе из-за отказа в праве доступа пророссийски настроенным политиков в местные структуры власти. Не потеряли свою актуальность слова генерала Г. Хэгглунда, начальника обороны Финляндии в 1994-2001 гг.: “…через НАТО Соединенные Штаты хотят получить власть для оказания политического влияния

Учитывая эпохальные перемены, происходящие в мире в настоящее время, указывающие на возможность изменения миропорядка и соответствующее сокращение американоцентричной составляющей, автор допускает вероятность частичной нормализации отношений между странами Скандинавии и России при соблюдении следующих условий:

1) прекращение расширения НАТО / ЕС;

2) трансформация внешнеполитической траектории государств Скандинавии;

3) уважение национальных, экономических и политических интересов России и соответствующей сферы интересов / влияния;

4) взаимовыгодное сотрудничество по линии СБЕР / СГБМ без привязки Скандинавских стран к евроатлантизму.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся