Блог Ивана Тимофеева

Перезагрузка в определенной степени себя исчерпала

6 Марта 2014
Распечатать

6 марта 2009 года глава МИД РФ и госсекретарь США обменялись символической кнопкой "перезагрузки", дав старт пересмотру отношений Москвы и Вашингтона. Об итогах проекта РИА Новости рассказал программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев.

— Что можно занести в актив перезагрузки?

— Один из основных результатов — это заключение нового договора по СНВ — это ключевое достижение. Вообще стратегическая сфера традиционно является одним из ключевых объектов двусторонних отношений России и США. Именно на этом направлении был достигнут значимый успех.

 

Еще одним успехом стало то, что планы Джорджа Буша-младшего по развитию инфраструктуры ПРО в Восточной Европе не получили своего развития в период президентства Обамы, это тоже стало важным этапом перезагрузки. Не произошло какого-то серьезного прорыва в экономических отношениях, но и регресса, отката здесь тоже не было. Хотя все-таки экономическая взаимозависимость между нашими странами все еще низкая.

— Это было взаимовыгодное партнерство? Может быть, кто-то получил больше, кто-то — меньше?

— Обе стороны извлекли пользу (из перезагрузки — прим. ред.), потому что если даже взять договор по СНВ, то это снижение военных расходов, это снижение количества ядерных зарядов и носителей, то есть здесь обе стороны оказались в плюсе. Если брать другие аспекты, то я бы не сказал, что кто-то потерял больше, а кто-то меньше, перезагрузка шла очень прагматично и во взаимных интересах. Тут не было кого-то, кто больше выиграл или больше потерял.

 

Перезагрузка пережила и позитивные и негативные моменты. Но позитива, конечно, было больше. В сухом остатке можно считать, что наши отношения в ходе перезагрузки вышли в плюс.

— Но сейчас наши отношения не назовешь движущимися вперед…

— Перезагрузка в определенной степени себя исчерпала: были достигнуты определенные высоты, после которых наступила определенная стагнация в отношениях, пауза. И, конечно, сейчас текущие события накладываются на исчерпанность этой повестки. То есть требуются новые, что ли, технологии роста для наших отношений, их стимулирования. А в условиях отсутствия таких явных стимулов события, подобные украинским, естественно, получают очень негативный резонанс.

 

— Что мешает выработке таких стимулов?

— Уровень недоверия между странами высокий, мы продолжаем друг другу не доверять по целому ряду вопросов. В плане сотрудничества в области безопасности, несмотря на новый договор по СНВ и последующее взаимодействие по Сирии, несмотря на успехи во взаимодействии по иранскому вопросу, в принципе, тоже мы не стали близкими партнерами.

 

Мы взаимодействуем ситуативно, а не как стратегические партнеры. Этот контекст, конечно, делает наши отношения уязвимыми к текущему кризису. То есть в украинском кризисе мы оказались серьезными оппонентами, а не партнерами. Тогда как в идеале украинские события, наоборот, требовали совместных координированных усилий ключевых игроков, а этого нет. Мы играем в совершенно разных направлениях.

— Как на Украине?

— Украинский кризис — это вообще отдельная тема. И для двухсторонних отношений эта ситуация стала достаточно нестандартной. В нашей повестке двухсторонних отношений постсоветское пространство не занимало ведущие позиции. То есть мы так или иначе взаимодействовали, но это не сопоставимо с нашим диалогом с американцами по Сирии или в стратегической сфере. Но в целом происходящее стало сюрпризом и для той, и для другой стороны. Это новая реальность. И в том, что произошло на Украине, в какой-то степени заложниками ситуации являются и Россия, и США.

 

Источник: РИА Новости: Перезагрузка. Пять лет спустя

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся