Блог Сергея Лебедева

По следам новозеландской трагедии: психологические и социально-политические корни ультраправого терроризма на примере Брентона Тарранта

18 Марта 2019
Распечатать

Трагические события в Новой Зеландии (расстрел в мечети) ребром ставят вопрос об ультраправом терроризме. Как показывают подсчеты экспертов Университета Мэриленда, если в 2000-е годы ультраправые террористические атаки составляли лишь 6% всех терактов, то в 2010-х их доля увеличилась до 35%. С 2013 по 2017 год жертвами ультраправых атак стали 66 человек.

pic_70e464950a426f3b74662c6ec89bd14e.jpg

Фото: Mark Baker / AP

Психологические корни ультраправого терроризма

Исламофобия и расизм

Большинство ультраправых атак совершаются белыми мужчинами-одиночками, исповедующими исламофобию и имеющих расистские установки. Судя по всему, Брентон Таррант радикализировался, наблюдая за событиями в Европе. К примеру, в своем манифесте он упоминает стокгольмское нападение в 2017 году, ответственность за которое на себя взяла запрещенная в России террористическая группировка «Исламское государство». Если посмотреть на надписи на его оружии, то там можно обнаружить в частности имена исторических фигур, противостоявших Османской империи на Балканах. Также там упомянуты другие ультраправые террористы, совершавшие убийства на почве ксенофобии. Среди вдохновителей Тарранта – Андреас Брейвик, а также Дилан Руф, который устроил расстрел в африканской церкви в Чарльстоне. Об исламофобии Брентона Тарранта очень ярко говорит тот факт, что он неоднократно стрелял по телам и это не было похоже на «контрольные выстрелы».

Низкий уровень образования

Важная черта ультраправого террориста – отсутствие систематического образования, помноженное на эклектическое самообразование. Таррант не демонстрирует особенной способности к критическому мышлению – он очень избирательно выбирал идеи, которые подкрепляли его идеологию. Он активно цитирует мыслителей правого крыла, а также стихи Редъярда Киплинга, активно поддерживавшего колониальную политику Британской Империи. Некритический отбор источников и селективное восприятие вели к дальнейшей радикализации.

В пользу тезиса о низком уровне критического мышления Тарранта говорит тот факт, что он верит в теорию глобального заговора, в которой некие «марксисты» якобы контролируют корпорации, рынки, масс-медиа и ВУЗы. В его манифесте неоднократно упоминается капитализм в сочетании с глобализмом, марксизмом и корпорациями.

Экзистенциальный страх

Судя по всему, Брентон Таррант испытывал экзистенциальный страх, считая, что европейская культура уступает под натиском эммигрантов, низкой рождаемости и т.п. Как утверждает теория управления страхом смерти (terror management theory), культура, производящая смыслы и символы, позволяет преодолеть ощущение небытия. Соответственно, ксенофобия и неприязнь к другим культурам – это желание утвердить свои ценности, направленное на преодоление страха смерти. Парадоксальным образом, Таррант был готов теоретически погибнуть, преодолевая экзистенциальный страх. В этом плане особенно грустным выглядит тот факт, что мечеть Аль-Нур неоднократно выступала в качестве площадки для межкультурного диалога, призванного сплотить представителей разных религий.

Социальные корни ультраправого терроризма

Ультраправые террористы обычно одиночки, но было бы некорректно утверждать, что ультраправый терроризм основывается исключительно на личностной психологии терроризма. У ультраправого терроризма есть определенные социальные корни.

Социальные медиа

Развитие социальных медиа облегчает поиск единомышленников и позволяет образовывать «цифровые анклавы», члены которых исповедуют общую идеологию и взаимо-радикализуют друг друга. В качестве примера можно привести американский неонацистский форум The Daily Stormer. Брентон Таррант активно пользовался социальными медиа и участвовал в неонацистских сообществах. Важно отметить, что ультраправые активисты создают закрытые непубличные сообщества, что затрудняет их преждевременную идентификацию и блокировку.

Идейный туризм

Глобализация, рост благосостояния и развитие транспорта позволяет ультраправым активистам встречаться с единомышленниками по всему миру. К примеру, американские неонацисты Rise Above Movement в 2018 году встречались на Украине с неонацистами из батальона «Азов» (экстремистская организация, запрещенная в России*). Эти встречи способствуют радикализации, обмену идеями и опытом. Брентон Таррант активно путешествовал по Европе и Азии, в том числе посещал Турцию.

Политические триггеры

Ультраправые активизируются, реагируя на социальные и политические события, которые являются для них психологическим триггером. Например, таким триггером, очевидно, стала волна беженцев, а также избрание президентом США Дональда Трампа, чьи взгляды во многом симпатичны ультраправым. В частности, Брентон Таррант заявил, что считает Дональда Трампа своим единомышленником.

Заключение

Ультраправый терроризм представляет собой растущую политическую и социальную проблему, внося дополнительный хаос в межконфессиональные и межэтнические отношения.

В целом можно отметить, что такие трагедии наглядно иллюстрируют мысль, что в современном мире основная линия идеологического разлома проходит не между различными религиями или идеологиями, а между умеренными сторонниками цивилизованного дискурса и гуманистических ценностей (вне зависимости от того, к какой религии или идеологии они принадлежат) и радикалами. * Мне не удалось обнаружить эту организацию в списках запрещенных,однако многие респектабельные масс-медиа пишут, что она запрещена. Поэтому я решил указать, что она запрещена.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся