Комментарии экспертов РСМД

О Георгии Ильиче Мирском

2 Февраля 2016
Распечатать

В пятницу похоронили Мирского. Когда он умер, меня не было в Москве, вернулся в пятницу же, а потом… Впрочем, просто не мог собраться с мыслями. 

 

Когда умирают такие люди, как Георгий Ильич – с которыми ты не был близок, но которые всегда составляли какой-то фон твоей жизни, и чьим профессионализмом ты, конечно, восторгаешься – в такие моменты чувствуешь, словно из-под мира вышибает очередную опору. 

 

И понятно, что чувство, в общем-то ложно – нет никаких опор, и мир давно уже похож на горячечный бред, но что с того…

 

Фильштинский, Примаков, Кирпиченко, Мирский – очень разные, часто совсем не друзья, с очень разными судьбами – были опорами арабистики. Их совсем мало осталось, таких опор.

 

Мирского читали в институте – лучшую его работу – про роль армии в странах третьего мира. Написано Бог знает когда, а до сих пор лучшая, и до сих пор студенты читают.

 

Потом познакомились. Да, конечно, как и всех, кто его знал, меня, помню, поразила красота этого человека, его потрясающий голос, его ораторское мастерство. Он выступал на защите какой-то диссертации – после его речи, в которой не было ни грамма вранья, казалось, что за работу надо, если и не Нобелевскую, то Государственную премию дать немедленно.

 

Коллеги любят рассказывать, как в те еще годы, он, лишенный главной привилегии советского ученого (тем более важной для востоковеда) – загранкомандировок – читал лекции по современности, как он рассказывал про Садата, про молитвенную мозоль у него на лбу, и никто не верил, что Георгий Ильич египетского президента, если и видел, то по телевизору.

 

Когда он умер, в СМИ появилось очень много сообщений, статей, передач о нем. Откровенно говоря, не думаю, что многие из журналистов, имеющих к ним отношение, читали его серьезные научные работы. Но они читали, слушали другое – его выступления, открытые лекции, заметки в блоге, газетные статьи. Кажется, в последние годы эта сторона творчества увлекала его даже больше, чем собственно исследовательская деятельность.

 

Впрочем, важной она была не только для него, но и для всех нас, для общества. Трагедия, что публицистики Мирского больше не будет – исчез один из немногих разумных голосов, рассказывавших о Ближнем Востоке. Исчез голос, пытавшийся объяснить, что все сложно, что не надо примитивными теорийками «управляемого хаоса», американской охоты за нефтью, саудовско-катарским заговором и прочей чушью пытаться объяснить сложную реальность.

 

Голос, не только говоривший, но и заставлявший себя слушать.
Последняя его серьезная научно-аналитическая публикация – это изданный летом доклад Валдайского клуба про исламистов. Не со всем, что там написано, я согласен, но написано лихо, как он умел, и как у него надо учиться и учиться писать.

 

Умирают мои старики -
Мои боги, мои педагоги,
Пролагатели торной дороги,
Где шаги мои были легки.
Вы, прикрывшие грудью наш возраст
От ошибок, угроз и прикрас,
Неужели дешевая хворость
Одолела, осилила вас?
Умирают мои старики,
Завещают мне жить очень долго,
Но не дольше, чем нужно по долгу,
По закону строфы и строки.
Угасают большие огни
И гореть за себя поручают.
Орденов не дождались они -
Сразу памятники получают.

 

Василий Кузнецов, руководитель Центра арабских и исламских исследований ИВ РАН

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся