Оксана Зайцева

Энергетический кризис в ЕС: вынужденное возобновление диалога с Россией или новые возможности?

10 октября 2022
Распечатать

Резкий рост цен на энергоносители, последующий за ним всплеск инфляции, общественные волнения, рост цен на коммунальные услуги — все это свидетельство наступающего энергетического кризиса в ЕС. У него есть объективные причины, особенно значительной среди которых является затянувшийся конфликт на Украине и последующее за ним ухудшение отношений с Россией. Означает ли это, что Европейский союз должен сохранять нейтралитет во имя сохранения сотрудничества с Россией в энергосекторе, или кризис все-таки открывает новые возможности?

1640109321_zaz-2000.jpg

Источник: Sputnik

Насколько значительна роль России в энергобалансе ЕС?

Сотрудничество России и Западной Европы в сфере энергетики берет свое начало еще в 1960–1970-х гг., когда строились сети трубопроводов, связывающих месторождения Западной Сибири с электростанциями Западной Европы. Инфраструктура, обслуживающая поставку энергоносителей в Европу, активно развивалась, что привело к оформлению энергетического диалога между РФ и ЕС в октябре 2000 г., юридической основой для которого послужило Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанное еще в 1994 г. Согласно первому пункту СПС, сотрудничество должно стремиться к постепенной интеграции энергетических рынков в Европе, что подтверждало намерение сторон к более тесному выгодному взаимодействию в области энергетики.

Координаторами энергетического диалога между сторонами выступали министр энергетики РФ и комиссар Европейской комиссии по энергетике, а сотрудничество стало осуществляться через тематические группы (по энергетическим рынкам и стратегиям, по электроэнергетике, по атомной энергетике и т.д.). Свидетельством углубления энергетического диалога стало создание в 2011 г. Консультативного Совета по газу (КСГ), юридической основой которого стал подписанный в том же году Меморандум о Механизме предупреждения и преодоления чрезвычайных ситуаций в сфере энергетики в рамках Энергодиалога Россия — ЕС (Механизм раннего предупреждения). Членами КСГ стали представители органов власти и регуляторов, ведущих энергетических компаний, а также экспертно-научных кругов России и ЕС. Для более эффективной работы в рамках КСГ были созданы три рабочие группы: Долгосрочные газовые сценарии и прогнозы, Развитие внутренних рынков ЕС и России и Развитие газотранспортной инфраструктуры.

Результатом развития энергетического диалога также стало утверждение в марте 2013 г. Дорожной карты сотрудничества России и ЕС в сфере энергетики до 2050 г. В этом документе Россия и ЕС подчеркнули свою приверженность созданию «Панъевропейского энергетического пространства с функционирующей интегрированной сетевой инфраструктурой с открытыми, прозрачными, эффективными и конкурентными рынками, которое будет способствовать обеспечению энергетической безопасности и достижению целей устойчивого развития ЕС и России».

Однако в ходе украинского кризиса 2014 г. энергетический диалог между двумя странами оказался заморожен по инициативе ЕС. Взаимодействие в сфере энергетики продолжалось только в рамках второй рабочей группы КСГ, которое также впоследствии было приостановлено ввиду объявления специальной военной операции (СВО) России на Украине в феврале 2022 г.

Украинский кризис поставил под угрозу многие отраслевые диалоги России и ЕС, в том числе и энергетический диалог. Пакеты санкций Европейского союза, принятые с целью сокращения доходов РФ и, как следствие, финансирования СВО, приводит к сокращению сотрудничества в энергетическом секторе. Однако ущерб от санкций несет не только Россия, вынужденная осуществлять ускоренную диверсификацию экспортных направлений — Европейский союз ощутил сокращение поставок энергоносителей, особенно газа, и резкий рост цен на них еще до наступления отопительного сезона. Однако для более объективного анализа роли России в энергобалансе ЕС стоит исследовать структуру энергетического рынка ЕС.

По данным Statista за 2020 г., энергетический баланс ЕС, то есть используемые источники энергии для внутреннего пользования, включают в себя нефтепродукты (в том числе сырую нефть) — 35%, природный газ (24%), возобновляемые источники энергии (17%), ядерную энергетику (13%) и уголь (12%). Больше всего энергии потребляет промышленный сектор ЕС (32% конечного потребления энергии), за которым следуют транспортный сектор (26%), домашние хозяйства (25%), сфера услуг (12%), сельское и лесное хозяйство (3%). Таким образом, энергетический кризис имеет большое влияние не только на общественное благосостояние, но и, в первую очередь, на конкурентоспособность европейских производителей на мировом рынке.

Больше половины требуемой для внутреннего потребления энергии ЕС импортирует. Так, в 2020 г. ЕС произвел около 42% энергии на внутреннем рынке, в то время как 58% было импортировано. Большая часть импорта ЕС приходится на нефтепродукты — около 68%, второе место в импорте энергоресурсов занимает природный газ (около 27%), на уголь приходится всего около 5%.

Россия является основным поставщиком энергоносителей в ЕС. По данным Statista и МЭА за 2020–2021 гг., около 34% всего импорта нефтепродуктов ЕС приходится на Россию. Для сравнения: на США приходится всего 9%, Норвегию — 8%, Саудовскую Аравию и Великобританию — по 7%, Казахстан и Нигерию — по 6%. Если посмотреть на структуру импорта природного газа в 2021 г., то на Россию приходится около 45%, на Норвегию — 21%, на Алжир — 8%, на Катар — 5%. В отношении угля — 54% всего импорта ЕС приходилось на Россию, 16% — на США и 14% — на Австралию.

Таким образом, обострение отношений с Россией оказывает значительное влияние на обеспеченность ЕС энергоресурсами. Тем не менее Брюссель настаивает на противоправности действий Москвы и в качестве меры воздействия на Кремль избрал путь санкций и ограничений. Так, был введен полный запрет на импорт угля и эмбарго на нефть в пятом и шестом пакетах санкций против России. Примечательно, что в силу достаточно высокой зависимости Европейского союза от российских нефтепродуктов эмбарго будет осуществляться постепенно: полное эмбарго должно быть реализовано к декабрю 2022 г., а нефтепродуктов из России — к февралю 2023 г. Также сделаны временные послабления для стран, наиболее зависящих от импорта сырой нефти и нефтепродуктов из России (например, для Болгарии и Хорватии) по причине «специфического географического положения» и «для функционирования нефтеперерабатывающего завода» в Хорватии. Так, перед европейским сообществом встает задача не только участия в стабилизации международной обстановки, но и быстрой переориентации нефтяных и угольных поставок, а также поиска либо дополнительных мощностей для добычи ископаемого топлива в других странах, либо новых способов получения энергии.

Конфликт на Украине также имел негативное влияние на сотрудничество России и ЕС в газовом секторе, что крайне важно в силу того, что газ является наиболее экологически чистым видом ископаемого топлива. Запуск газопровода «Северный поток – 2», несмотря на его полную готовность к эксплуатации, отложен на неопределенный срок. Газопроводы, соединяющие Россию и ЕС: «Северный поток», «Ямал — Европа» (проходящий через Польшу), транзит газа через Украину (южная ветка газопровода «Дружба»), «Турецкий поток» — в настоящее время находятся в зоне геополитической напряженности. Между тем на фоне проведения СВО прокачка газа по «Ямалу» была остановлена, Северные потоки оказался поврежден в результате серии взрывов, а транзит газа через Украину имеет высокую вероятность выхода из строя в силу открытого военного конфликта на ее территории, несмотря на продолжение работы данной сетки газопровода. По данным Европейской сети операторов газотранспортных систем, только Турецкий поток сохраняет объем прокачки газа на относительно стабильном уровне на протяжении всего периода 2022 г., что в условиях угрозы недостаточного заполнения газовых хранилищах ЕС требует оперативности и координации действий от европейских лидеров. Тем не менее цель Брюсселя — сократить поставки энергоносителей из России настолько, насколько это возможно. По заявлению Председателя ЕК Урсулы фон дер Ляйен, если в марте 2022 г. около 40% всего импорта газа ЕС приходилось на Россию, то к сентябрю доля России в импорте газа составляет уже 31%.

Какой выход из энергетического кризиса могут найти европейские лидеры?

Во-первых, найти способ замещения российских энергоносителей путем переориентации энергетических поставок в другие регионы с относительно невысокими издержками. Потенциальными партнерами в энергосекторе для ЕС могут стать такие страны, как Иран и Венесуэла, а нарастить мощности добычи ископаемого топлива могли бы такие страны как США и страны Персидского залива (ОАЭ, Саудовская Аравия, Оман, Кувейт, Бахрейн) в силу достаточной развитости транспортной инфраструктуры. По данным МЭА за 2021 г., ЕС импортировал из России около 4 млн баррелей нефтепродуктов в сутки, среди которых около 750 тыс. баррелей сырой нефти в сутки поступает по нефтепроводу «Дружба». Соответственно, в потенциальных странах-партнерах нужно исследовать уже имеющиеся мощности и способность к увеличению добычи нефти для компенсации убытков от потенциального разрыва энергодиалога с Россией. Так, например, до введения санкций США ЕС импортировал около 590 тыс. баррелей нефти в сутки из Ирана, что могло бы стать альтернативой российских поставок хотя бы по южной ветке нефтепровода «Дружба», проходящей транзитом через Украину (мощностью 250 тыс. барр./сутки), особенно на фоне увеличения Ираном добычи сырой нефти до 2,4 млн барр./сутки, по данным за 2021 г. Однако тогда ЕС придется пойти на определенные политические уступки, признав разработку Ираном ядерной программы в совместных усилиях с Вашингтоном, что является довольно чувствительной темой для европейских лидеров не только в отношении Ирана, но и Венесуэлы. Что касается наращивания поставок из стран Персидского залива, например, из Саудовской Аравии, то и в данном регионе невысок потенциал для полноценной замены импорта из России. В июле 2022 г. наследный принц Мухаммед заявил, что максимальная мощность добычи для Саудовской Аравии в современных условиях — 13 млн барр./сутки (при мощности в 12 млн барр./сутки в январе 2022 г.). Тем не менее в июле того же Франция и ОАЭ договорились о расширении стратегического партнерства в энергетическом секторе, хотя вопрос о наращивании добычи нефти на встрече не поднимался.

В июле 2022 г. Европейская комиссия представила план REPowerEU, согласно которому ЕС может диверсифицировать поставки газа за счет увеличения импорта СПГ из Египта, Катара, США и Западной Африки, а также трубопроводного газа из Азербайджана, Алжира и Норвегии (+10 млрд куб. газа ежегодно), а также развивать альтернативные поставки газа, например, путем его смеси с водородом, а также развитием внутренней добычи и инфраструктуры для поставок биометана и биогаза. Кроме того, увеличение производства низкоуглеродистых газов необычайно важно для достижения целей ЕС по сокращению выбросов до 2030 и 2050 гг.

Во-вторых, страны ЕС могут развивать собственную добычу энергоресурсов, делая особую ставку на развитие СПГ-терминалов. Например, в условиях обострения конфликта на Украине Франция готова по-новому взглянуть на строительство газопровода Midcat мощностью 7,5 млрд. куб. м в год, соединяющий Испанию и Францию. Также, по сообщениям СМИ, Европейская Комиссия рассматривает проект строительства газопровода Барселона — Ливорно (из Испании в Италию) мощностью 30 млрд. куб. м в год. Данный газопровод мог бы стать заменой российским газовым поставкам, поступающим в Италию. Кроме того, Германия заключила контракт на фрахтование СПГ-терминалов компаний Hoegh и Dynagas, способных перерабатывать не менее 20 млрд куб. м газа в год. Вдобавок Германия намерена ввести в эксплуатацию СПГ-терминалы German LNG Terminal и LNG Stade мощностью 8 млрд. куб. м в год. Теоретически ЕС может увеличить приток СПГ примерно на 60 млрд куб. м в ближайшей перспективе по сравнению со средними показателями 2021 г.

В-третьих, диверсифицировать не только рынок, но и источники энергоресурсов в пользу развития так называемой зеленой энергетики. Примечательно, что доля возобновляемых источников энергии в энергопотреблении ЕС выросла всего на 12,5% за последние 18 лет, однако государства — члены ЕС продолжают инвестиции в данную область. Так, 27 сентября 2022 г. Франция представила первую оффшорную ветряную электростанцию, построенную на юге региона Бретань. Станция будет производить электроэнергию, необходимую для обеспечения потребностей около 450 тыс. жителей. Несмотря на то, что данная мера не способна полностью заменить ископаемое топливо для производства электричества, развитие альтернативной энергетики уже сегодня может иметь большие последствия в ближайшие годы. Так, согласно отчету МЭА, уже к концу 2022 г. рекордное увеличение мощностей солнечной и ветроэнергетики увеличат выработку энергии более чем на 100 тераватт-часов (ТВтч), что на 15% больше показателей 2021 г. Развертывание фотоэлектрических систем на крышах зданий мощностью 15 ТВтч может также сэкономить ЕС 2,5 млрд куб. м газа.

Таким образом, энергетический кризис ставит Европейский союз перед выбором: солидарность с Украиной или собственные выгоды. Несмотря на географическую близость России, развитую энерготранспортную инфраструктуру, а также долгое сотрудничество в сфере энергетики, европейские лидеры отдают предпочтение соблюдению принципов международного права и приобщению к этому России. Вероятнее всего, энергетическая независимость от России — невозвратный процесс, меняющий как структуру энергетического рынка в Европе, так и конъюнктуру мирового энергетического рынка в целом. В таких обстоятельствах европейским лидерам нужно быть готовыми оперативно отвечать на появляющиеся вызовы, а гражданам — идти на уступки ради солидарности со своими правительствами. Однако время перемен — это время возможностей, поэтому ЕС стоит обратить особенное внимание на внедрение инноваций и новых технологий в энергетический сектор, что может оказаться необычайно важной мерой в обозримом будущем.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся