Блог Алины Мингаировой

Взгляд Китая на безопасность в Центральной Азии: выводы для России

23 Апреля 2021
Распечатать

За последние десять лет действия Китая на мировой арене становятся все более уверенными, и его внимание обращено, в первую очередь, на соседние страны и регионы, ведь их стабильность – один из залогов успешного внутреннего развития Китая. Особое внимание уделяется развитию западных, менее экономически развитых районов КНР, поэтому западные соседи особенно важны для Китая. Так, в 2020 г. в формате видеоконференции впервые прошла встреча министра иностранных дел Китая Ван И и министров иностранных дел стран Центральной Азии (отметим, что в том же году встреча министров иностранных дел России и стран Центральной Азии прошла уже в третий раз). Среди направлений сотрудничества Китая и центральноазиатской «пятерки», упомянутых в приветственной речи Ван И, вопросы безопасности заняли почетное третье место после борьбы с пандемией и развития экономического сотрудничества. Министр иностранных дел КНР выделил следующие составляющие сотрудничества в сфере безопасности: во-первых, стороны должны придерживаться концепции общей, комплексной, устойчивой и основанной на сотрудничестве безопасности; во-вторых, создать механизмы сотрудничества по обеспечению безопасности Инициативы пояса и пути; в-третьих, способствовать мирному урегулированию афганской проблемы. Что эта повестка значит для политики России в сфере безопасности в Центральной Азии?

4677576.jpg

ТАСС

Принцип общей безопасности, о которой говорил Ван И, лежит в основе «новой концепции безопасности», закрепленной в 2002 г. в «Позиционном документе китайской стороны о новой концепции безопасности». Эта концепция предполагает отказ от односторонней безопасности, базирующейся на военных союзах и наращивании вооружений. О необходимости создания пространства общей безопасности идет речь и в программном документе Инициативы пояса и пути, в которой участвуют страны Центральной Азии. Следует отметить, что призывы к общей безопасности и «новая концепция безопасности» перекликаются с тем видением безопасности, которое предлагает Россия. Так, во время выступления на Мюнхенской конференции в 2020 г. С.В. Лавров призвал страны соблюдать принцип равной и неделимой безопасности, чтобы восстановить утраченное доверие друг к другу и вместе справиться с глобальными вызовами. Общность подходов налицо, и это значит, что Россия и Китай смогут продолжить свое сотрудничество, в частности, в рамках ШОС, которая предлагает механизмы сотрудничества по всем проблемами безопасности Центральной Азии, перечисленным в речи министра иностранных дел КНР: «три силы зла» (терроризм, сепаратизм, экстремизм), наркоторговля, нелегальная миграция и транснациональная организованная преступность. Так, страны проводят совместные антитеррористические учения «Мирная миссия», принимают Антинаркотическую стратегию ШОС и Программу по ее выполнению, вместе борются с преступностью. Несмотря на существование проблем в двусторонних отношениях стран – членов ШОС, эти страны стремятся использовать Организацию для нахождения взаимоприемлемых компромиссов по вопросам безопасности. Так, в 2018 г. со второй попытки страны-участники приняли Антинаркотическую стратегию ШОС 2018–2023 гг., а в 2019 г. даже провели антинаркотическую операцию «Паутина».

Говоря об «общей безопасности», Ван И упомянул не только ШОС, но и двусторонние механизмы сотрудничества в сфере безопасности. Двустороннее сотрудничество Китая со странами Центральной Азии развивается по следующим направлениям: безвозмездные поставки военного оборудования, продажа оружия, проведение совместных учений, обучение военных, а также сотрудничество в сфере охраны китайских предприятий за рубежом. Что касается первого направления, то полные количественные данные о таких поставках отсутствуют; сообщается, что в 2014 г. Китай оказал военную помощь Таджикистану и Киргизии (последней было выделено 16 млн долл.), а также построил жилые дома для военнослужащих этих стран; в 2015 г. Китай на безвозмездной основе поставил Казахстану военные грузовики. Для сравнения: в 2012 г. Россия потратила 1,1 млрд долл. на модернизацию армии Киргизии.

О продаже оружия известно, что, по данным SIPRI, Китай занимает первое место по общей стоимости оружия (измеренной в условных единицах TIVs, применяемых SIPRI), импортированного в Узбекистан за 2013–2020 гг., тогда как Россия – на втором месте. Такая же картина до недавнего времени наблюдалась и в отношении поставок оружия в Туркменистан (только Россия была уже на третьем месте после Китая и Турции). В 2019 г. Китай перестал продавать оружие Туркменистану из-за неуплаты долга; по данным SIPRI, в 2019–2020 гг. поставок китайского оружия в Туркменистан не было. Примечательно, что по поставкам оружия за 2013–2020 гг. Россия занимает первое место в оружейном импорте Казахстана, Таджикистана и Киргизии; более тесное военно-техническое сотрудничество этих стран с Россией можно объяснить тем, что они входят в ОДКБ и связаны с Россией взаимными обязательствами по коллективной обороне. Однако это не мешает им импортировать оружие и из других стран, в том числе Китая, в том случае, если оно не имеет российских аналогов или по каким-то отдельным параметрам их превосходит.

Кроме того, по данным Института национальных стратегических исследований США, в 2003–2016 гг. Казахстан был самым частым партнером Китая из стран Центральной Азии по проведению совместных учений (16 раз), далее следуют Таджикистан (11), Киргизия (10) и Узбекистан (2); о Туркменистане данных не представлено. При этом с Россией было проведено 38 учений – больше, чем с какой-либо другой страной.

Еще одним направлением двустороннего сотрудничества Китая со странами Центральной Азии в сфере безопасности является подготовка военных стран Центральной Азии в китайских военных вузах. Информации по этому вопросу очень немного, однако в нескольких исследованиях отмечается, что ключевую роль в зарубежной подготовке военных из стран Центральной Азии по-прежнему играет Россия.

Ван И особо отметил сотрудничество в сфере охраны китайских предприятий в Центральной Азии: он призвал как можно скорее создать механизмы сотрудничества по обеспечению безопасности Инициативы пояса и пути. На данный момент это сотрудничество имеет формы тесного взаимодействия с силами безопасности принимающей стороны и получения разрешений на деятельность китайских частных охранных компаний. По некоторым данным, эти компании наиболее активны в Киргизии, где существуют наиболее либеральные условия для выхода на рынок частных охранных услуг. Тем не менее, на официальном уровне Китай подчеркивает, что ключевую роль в обеспечении безопасности китайских проектов играет принимающая сторона. Так, в 2019 г. в г. Ляньюньган прошел семинар для офицеров полиции Казахстана, Киргизии, Туркменистана и Узбекистана по обеспечению безопасности Инициативы пояса и пути. Кроме того, можно предположить, что в целях укрепления взаимоотношений со странами Центральной Азии для защиты своих экономических проектов Китай пойдет по тому же пути, что и с Эфиопией: по пути подписания меморандумов о взаимопонимании по механизмам обеспечения безопасности «большого проекта сотрудничества» Инициативы пояса и пути (текст меморандума с Эфиопией не опубликован, поэтому давать какие-либо оценки, тем более применительно к Центральной Азии, едва ли возможно).

Третьим вопросом, по которому Китай планирует развивать сотрудничество со странами Центральной Азии, является решение афганской проблемы: из Афганистана в Центральную Азию идет поток террористов, контрабандного оружия и наркотиков, который далее направляется в Россию и Китай. Для Китая эта проблема особенно важна в связи с тем, что с Афганистаном граничит китайский Синьцзян-Уйгурский автономный район, где существует проблема сепаратизма этнических меньшинств, проживающих также и в соседних с Китаем странах. До недавнего времени влияние нестабильности в Афганистане на ситуацию в Центральной Азии обсуждалось в рамках двух форматов: рабочей группы по Афганистану при СМИД ОДКБ, на заседания которой приглашали представителей Региональной антитеррористической группы (РАТС) ШОС (в том числе и китайскую сторону), и контактной группы «ШОС – Афганистан». В работе обоих форматов принимала участие Россия: после вывода большей части сил НАТО из Афганистана в 2014 г. она усилила военную и экономическую помощь центральноазиатским участникам ОДКБ, была инициатором создания контактной группы «ШОС – Афганистан» и в 2020 г. предложила провести ее очередное заседание (встреча так и не состоялась). На настоящий момент интересы России в Афганистане ограничены вопросами безопасности, но развивать широкое сотрудничество с этой страной в вопросах безопасности она не может, так как на ситуацию в Афганистане существенное влияние оказывает американское присутствие и тот факт, что Афганистан взял курс на построение армии по западному образцу. Китай же, напротив, имеет в Афганистане широкий круг интересов, военных (охрана своей границы с Афганистаном) и экономических (разработка природных ресурсов Афганистана, участие Афганистана в Китайско-пакистанском экономическом коридоре в рамках Инициативы пояса и пути). По-видимому, это стало причиной того, что Китай стал создавать собственные механизмы взаимодействия в Центральной Азии для противостояния угрозам, исходящим из Афганистана: так, в августе 2016 г. было объявлено о создании антитеррористического объединения Китая, Таджикистана (член ОДКБ), Афганистана и Пакистана. В его рамках в 2016 г. между Китаем и Таджикистаном было достигнуто соглашение о строительстве Китаем четырех пограничных постов и учебных центров для военных на таджикско-афганской границе, которые некоторые СМИ назвали «военными базами». Кроме того, Китай сотрудничает напрямую с Афганистаном в обеспечении пограничной безопасности своего участка границы с афганской провинцией Бадахшан (т.н. Ваханский коридор). Опасения Китая за свою безопасность вполне понятны, однако попытки решить одну из проблем безопасности Центральной Азии без участия России создают атмосферу некоего недоверия в регионе, что в перспективе может негативно сказаться на безопасности в целом.

Таким образом, в последнее время Китай заметно активизировал контакты со странами Центральной Азии в сфере безопасности, что создает новые условия для проведения политики России в регионе. Как никогда актуальным становится сотрудничество в рамках ШОС, в том числе и совместное обсуждение афганской проблемы (тем более что Россия предоставляет нейтральную площадку для межафганского диалога). Кроме того, у России появляется новый стимул повышать свою конкурентоспособность как в сфере военно-технического сотрудничества, так и во внешнеэкономической деятельности.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся