Блог Милана Лазовича

Основные итоги Центральноазиатского турне Помпео

16 Февраля 2020
Распечатать

В конце января­–начале февраля госсекретарь США Майк Помпео совершил масштабную поездку по странам постсоветского пространства, посетив Беларусь, Украину, Казахстан и Узбекистан. В новом 2020 году это стало первым крупным зарубежным турне главы американской дипломатии.

pompeo.jpg

REUTERS, Kevin Lamarque

Одной из наиболее вероятных целей Вашингтона является противостояние главным геополитическим и экономическим конкурентам в регионе: Москве и Пекину. Вслед за Украиной и Грузией, США не оставляют попыток вырвать из сферы российского влияния бывшие советские республики (речь идет в первую очередь о Казахстане и Узбекистане, являющимися региональными лидерами). Вопрос заключается в том, каким образом и какой ценой американцы на это готовы пойти? Иными словами, решатся ли они на какие-либо радикальные шаги или же скорее будут действовать более аккуратно и взвешенно?

Интересы Вашингтона в Центральной Азии действительно существенно отличаются от интересов России и Китая. И хотя эксперты клуба «Валдай» склонны считать, что доминирование и закрепление военно-политического, а также экономического влияния в регионе не является для США жизненно важным, тем не менее не стоит забывать, что Вашингтон все равно имеет здесь свои интересы в различных областях: от политической и военной до экономической и даже культурной. В этой связи с утверждением о том, что США вряд ли вступят в серьезную конфронтацию из-за Центральной Азии, можно спорить.

Вероятность такого сценария достаточно невелика, однако она все же существует, и было бы преждевременно списывать ее со счетов. Следовательно, перспективы эффективного функционирования треугольника Москва — Пекин — Вашингтон не столь радужны, хотя такой формат, безусловно, может быть реализован с переменным успехом и определенными колебаниями, связанными, в первую очередь, с внешнеполитической линией Соединенных Штатов.

Несмотря на то, что все три актора заинтересованы в недопущении нестабильности региона, у сторон существуют здесь и более разветвленные интересы. Интересы Соединенных Штатов в регионе продиктованы во многом выгодами транзитного использования центральноазиатских республик в тех или иных вопросах: операция в Афганистане, политико-экономические проекты, такие как, например, Большая Центральная Азия, Новый шелковый путь и др. Однако интересы Вашингтона не сводятся лишь к транзиту и чисто экономическим интересам. Имеются также и серьезные политические интересы, связанные с желанием максимально «отдалить» регион от России, нарастить с ним собственные связи, установив там для себя лояльные правящие режимы, а также активизировать роль НАТО в Центральной Азии.

После частичного вывода американских войск из Афганистана администрация США вновь попыталась отчасти перенести акцент с вопросов безопасности на сотрудничество в экономической области, которое обязательно бы включало в себя координацию действий с главными региональными игроками. В этой сфере удалось добиться определенных успехов, и на сегодняшний день можно сказать, что США закрепились в регионе в качестве влиятельной третьей стороны. Тем не менее главным полем американского влияния в регионе остается военно-политическая сфера: цветные революции в Кыргызстане, влияние на внешнеполитическую ориентацию и метания Ташкента, налаживание связей с Казахстаном (как с одним из ключевых союзников России). И здесь США намерены всячески противодействовать российскому влиянию, в то время как с Китаем, к которому США относятся как к более-менее равному игроку, все чаще возникает необходимость договариваться.

Необходимо отметить, что интересы США лежат в первую очередь в сырьевой сфере, однако помимо нее существуют и другие приоритеты. Эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Д. Попов убежден, что с образованием суверенных государств в регионе в 1991 г., Вашингтон не перестает оказывать давление на ход хозяйственных преобразований в этих государствах и стремится активно воздействовать на их выбор пути экономического и политического развития, в том числе направлений интеграции. При этом инструменты и рычаги влияния, находящиеся в распоряжении Соединённых Штатов, весьма разнообразны. Среди прочего влияние осуществляется через механизмы международных финансовых институтов — Всемирного банка, Международного валютного фонда, Азиатского банка развития и других, с доминирующей ролью США и их партнёров[1].

Что же касается непосредственно вопросов безопасности, то здесь стратегия США после вывода основного контингента войск из Афганистана претерпевает определенный застой, начавшийся еще при предыдущей администрации Барака Обамы. Отсутствие со стороны США каких бы то ни было конкретных, транспарентных и четких инициатив и программ в сфере региональной безопасности говорит о том, что в последние годы пребывания у власти президента Обамы, США не были готовы серьезным образом вкладываться в решение проблем Центральной Азии — будь то проблемы экономического развития, изменения политических режимов и даже роста угрозы терроризма, религиозного экстремизма и др., отдавая их на откуп наиболее вовлечённым соседям — России и Китаю. Ситуация мало изменилась и при нынешней администрации Дональда Трампа, для которого Центральная Азия явно не входит в число основных внешнеполитических приоритетов.

Таким образом, несмотря на кажущуюся агрессивность внешней политики США в регионе в плане намерений жесткой конкуренции и противостояния, прежде всего с Россией, а также с Китаем, скорее имеет место борьба за влияние. Вашингтон, безусловно, имеет свои интересы в регионе и не намерен от них отказываться, но в то же время не собирается ради них идти на острый конфликт с РФ и КНР.

Что же можно сказать об итогах посещения госсекретарем США Казахстана и Узбекистана? Во-первых, Вашингтон подтвердил свой курс на противостояние с Москвой и Пекином в регионе. Это действительно представляет проблему, поскольку Россия традиционно сильна в военном отношении, а Китай — в экономическом. Симбиоз РФ и КНР создает американцам реальные трудности. Во-вторых, США не упустили момент похвалить президента Узбекистана Ш. Мирзиеева за начатые им активные реформы в стране и начать их активно поддерживать, выступив за расширение взаимных связей. Вашингтону это выгодно, так как представляет собой хороший мостик для перехода к максимально плотному взаимодействию с Ташкентом. В-третьих, в отношении Казахстана, который, как известно, проводит многовекторную политику и открыт к сотрудничеству с Западом, была поставлена задача развития сотрудничества в экономике. Американцы заинтересованы в том, чтобы Казахстан покупал как можно больше у них. Тем самым у Вашингтона появляется возможность более существенно втянуть Нур-Султан в зону своего экономического влияния и использовать его как рычаг для проецирования влияния на другие сферы в будущем.

[1] Попов Д.С. Центральная Азия во внешней политике США. 1991-2016 гг. М.: РИСИ, 2016. С.136.

Поделиться статьей

Текущий опрос

Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся