Блог Марии Вишняковой

Столкновение Индии и Китая может привести к победе Запада

30 Июня 2020
Распечатать

Отношения Индии и Китая всегда были напряженными, в лучшем случае они оставались стабильно холодными, в худшем — доходило до военных столкновений. При этом такая ситуация сохраняется более полувека, а сейчас державы не просто участвуют в приграничных стычках, но и активно конкурируют за мировые рынки сбыта. Сильное лидерство Си Цзиньпина в Китае и Нарендры Моди в Индии ставит под сомнение спокойствие в регионе Пацифика.

kasmyo.jpg

REUTERS/Danish Ismail

Пока весь мир погружен в карантин, на китайско-индийской границе «тучи ходят хмуро». 19 мая индийские источники в СМИ сообщили, что на приграничной территории в районе реки Галван Китай количественно увеличил военные силы, Индия по этой причине в районе конфликта ослабила строгий карантинный режим. Китай оправдал свои действия тем, что сосредоточение войск обусловлено строительством Индией через границу оборонительных объектов, что угрожает безопасности КНР. Несколькими днями ранее индийские и китайские солдаты получили травмы из-за стычки на границе. Несмотря на то, что все остались живы, подобные столкновения можно рассматривать как первые «звоночки», особенно если учесть, что и у Китая, и у Индии есть ядерное оружие.

При этом, Китай предпочитает также делать «ход конем», активно вооружая Пакистан —«злейшего врага Индии». Стоит вспомнить, откуда у Пакистана появилось ядерное оружие. Россия в то же время снабжает индийцев современнейшим оружием — в 2019 г. были заключены контракты на поставку ЗРК С-400, а также фрегатов проекта 11356 и боеприпасов. Локализовано производство вертолетов Ка-226 и одного из видов автомата Калашникова. Помимо этого, в Индии собирают Су-30, ракеты «Брамос», а страны ведут совместную работу над разработкой гиперзвуковой ракеты «Брамос-2» на базе «Циркона». Помимо российского оружия Индия импортирует военную технику США. Китай, в свою очередь, демонстрирует самый высокий темп роста по наращиванию военных расходов в мире: в 2019 г. на одно только ядерное вооружение Пекин потратил 10,4 млрд долл., что составило 14% от мирового ядерного бюджета, а весь оборонный бюджет КНР на 2020 г. составил 178,8 млрд долл.

Однако страны конфликтуют друг с другом и по экономическим причинам. Европейские, американские, японские и южнокорейские компании начали массовый перенос производств из Китая, новые производства перемещают, в частности, в Индию. Япония выделила 2 млрд долл. на эти цели. Корпорации ожидают получить выгоду за счет более дешевого труда: в среднем рабочие Китая зарабатывают по 4–5 долл. в час, в то время как средняя зарплата рабочего в Индии не достигает и 1 доллара. Электроэнергия в Индии также стоит дешевле — 2,2 руб. за 1 кв/ч против 4,6 руб. в КНР.

Таким образом в Индии частично локализуется производство Apple и Samsung. Плюс ко всему, Индия ввела ограничения на инвестиции из Китая, включая Гонконг. Китай же ответил, что именно его инвестиции были драйвером развития Индии.

Если рассматривать торговые войны как инструмент политической игры, то комбинация достаточно проста — Индия станет представителем стран Запада в Тихоокеанском регионе, и, вероятно, активным политическим актором в так называемом Quad — группе стран, в которую входят США, Япония, Австралия и Индия. При этом, Индия находится в самом невыгодном положении — именно она в случае реальных войн примет на себя удар от КНР, в том числе и военный, в то время как остальные участники группы смогут оказать лишь моральную поддержку и останутся в стороне.

С другой стороны, конфликт Китая и Индии можно рассматривать как хитрый план США: можно столкнуть между собой две сильнейшие экономики Азии в одном регионе, они будут тратить средства на вооружение, информационные войны и отвлекут ресурсы от развития. Западные издания практически не освещают китайско-индийский конфликт — некоторое лишь выпускают обзоры экономических потерь двух держав.

Тихоокеанский регион во многих отношениях является самым важным театром для внешней политики США и, безусловно, самым важным театром конкуренции с Китаем. Ключевые документы по национальной безопасности и стратегии администрации Д. Трампа довольно четко указывают на то, что приоритетом США является и будет оставаться Азиатский регион.

При этом во многих аналитических заметках можно обнаружить некое оправдание американцев, что США не подталкивали Индию к противостоянию с Китаем, и речь шла только об индийских санкциях в отношении России и Ирана. Но знали ли вы о каких-то индийских санкциях против РФ? Вот и мы не понимаем, о чем идет речь. При этом странно подобное поведение США, внешняя политика которых основывалась на принципах Чикагской политической школы, в основе которых лежала поведенческая психология. Теперь же Штаты глупо оправдываются в стиле героини советской кинокомедии «не виноватая я!». Но, как мы знаем, если человек, или даже целая страна много и часто оправдывается, значит какая-то доля вины все-таки присутствует.

Антикитайская политика США обусловлена еще и грядущими выборами. Создание образа внешнего врага и предвыборные обещания «давить» страну-конкурента — типичная политическая технология, приносившая успех будущим американским президентам. Стоит вспомнить, как в 2016 г. Дональд Трамп и его соперница Хилари Клинтон наперебой винили во всех бедах Россию, и тот, чьи антироссийские высказывания находили отклик в сердцах людей, побеждал на выборах. Сейчас мы наблюдаем аналогичную ситуацию, только вместо госпожи Клинтон в гонке участвует Джо Байден, а на место «мальчика для битья» в предвыборную гонку приходит КНР. Однако если Россия последние пять лет «сосредотачивалась», в том числе пытаясь восстановить экономику, ослабленную западными санкциями, то Китай вряд ли будет замыкаться в себе, скорее, наоборот, развернет полномасштабную информационную и экономическую войну.

Интересна и позиция России: наша страна выступает в роли того самого ласкового теленка из пословицы, который предпочитает со всеми дружить и извлекать экономическую выгоду. Если говорить о российско-китайском сотрудничестве, то это прежде всего реализация ряда инвестиционных проектов по инициативе «Один пояс — один путь», а также строительство «Силы Сибири», с Индией также широко развиваются энергетические проекты: «Росатом» строит атомные станции в Индии, развиваются арктические проекты. При этом обе страны активно инвестируют в российский Дальний Восток, поэтому и России стоит опасаться, чтобы эти территории не стали «полем брани» мировых игроков. В целом, дела России в Азии складываются неплохо, но Китай для России в данный момент важнее: российско-китайский товарооборот в 10 раз превышает российско-индийский: 110 млрд долл. против 11 млрд долл. Вероятно, Россия, заранее просчитав все риски, и вспомнив о трагическом вмешательстве СССР в Афганистан, не будет ближайшее время втягиваться в конфликты между странами, а предпочтет наблюдать. С другой стороны, Китай наращивает влияние в странах бывшего СССР, и Россия, возможно, будет вести политику сдерживания КНР в этом регионе.

При этом Россия, при сохранении нейтральной позиции в отношении конфликта Индии и Китая, навсегда может быть выброшена из числа «главных держав» в Азии. Со времен СССР наша страна являлась активным участником политической жизни в Азии, а Индира Ганди была воплощением дружелюбия, и, в умах советских граждан всегда противопоставлялась «империи зла», олицетворяемой Маргарет Тэтчер в Великобритании. Теперь россияне даже не знают, как «правильно» относиться к Индии: друг ли она нам, до нас лишь доходит эхо конфликтов, которые происходят на приграничных территориях в Индии. Мало кто знает, насколько остро стоит проблема сепаратизма в этой стране, какое безмерное количество сект там процветает, какие проблемы несет в себе кастовое общество. В это время каждый среднестатистический житель знает о всех новинках на рынке китайских автомобилей, хвалит Huawei, и восклицают со словами «Вот китайцы дают!» при виде фотографий урбанистических городов КНР в Интернете.

В сети также стала просачиваться критика российского МИДа, который не дает никакой оценки конфликтам между КНР и Индией, и предпочитает «не замечать» главное противостояние на азиатских территориях. 23 июня прошла онлайн-встреча глав МИДов России, Индии и Китая, однако российская сторона затронула лишь вопросы региональной безопасности и экономического сотрудничества стран. Сергей Лавров также не дал оценку конфликту между Индией и Китаем. С одной стороны, можно оценить это как удачных ход российских дипломатов, с другой — Индия стала критиковать Россию и относиться к ней не как к равнозначному партнеру, а как «младшего брата» Китая, идущего во всем на поводу у Пекина.

В советский период наши дипломаты неоднократно выступали в качестве арбитра китайско-индийских споров и способствовали их урегулированию. Вместе с тем сейчас Россия уступает по ВВП как Китаю, так и Индии, однако миротворческие успехи России в Сирии показали, что Россия, наш МИД и наш президент обладают достаточным авторитетом для того, чтобы выступать посредниками для решения сложных международных ситуаций, тем более у России положительные отношения с обоими странами, а у Владимира Путина есть отличные отношения как с Си Цзиньпином, так и с Нарендрой Моди.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся