Блог Ивана Бочарова

Перспективы проведения президентских выборов в Ливии

1 Апреля 2019
Распечатать

17 февраля 2019г. исполнилось восемь лет со дня начала трагических событий в Ливии, продолжающихся по сей день. «Арабская весна» и последовавшая за ней международная интервенция США, Франции и Великобритании, превратили некогда стабильное и социально-ориентированное государство в очередную «горячую точку». Несмотря на свержение авторитарного режима Муаммара Каддафи, о становлении Ливии в качестве демократического государства не может быть и речи. Возникший после смерти «вождя революции» вакуум власти постепенно оказался заполнен несколькими крупными центрами силы, а также множеством криминальных и террористических группировок. Это привело к ослаблению страны, к ее политической и социально-экономической фрагментации. Реализация инициатив как самих ливийцев, так и международного сообщества по урегулированию ситуации в Ливии постепенно ушла с первоочередной повестки дня. Один из главных вопросов, выборы общеливийского главы государства, до сих пор не сдвинулся с мертвой точки.

libya_stories_14.jpg

Источник: AFP/Getty

Последний раз предложение вновь пересмотреть сроки проведения избирательных мероприятий прозвучало 11 февраля: тогда было обнародовано коммюнике по итогам саммита Африканского союза в Аддис-Абебе. Организация заявила о необходимости перенести парламентские и президентские выборы в ливийском государстве на октябрь 2019г [1]. Логично предположить, что очередной пересмотр сроков связан с отсутствием национального консенсуса о механизме проведения выборов и признании их результатов, т.е., отсутствием реальной возможности избрать легитимную общеливийскую власть, что с каждым днем становится все более и более очевидным. Однако такой политический ландшафт совсем не останавливает претендентов на президентское кресло активно за него бороться.

Один из кандидатов, заявивших о своем участии на грядущих выборах – Сеиф аль-Ислам Каддафи, сын Муаммара Каддафи. Несмотря на то, что он находится в международном розыске, формально нет причин для его недопущения на выборы. На него возлагает надежды часть ливийского общества, которая ностальгирует по временам правления основателя Джамахирии и искренне верит в то, что именно Сеиф аль-Ислам сможет восстановить стабильность в Ливии.

Другой кандидат, исламский богослов, директор Ливийского института перспективных исследований и исследовательского центра Kalam Research & Media – доктор Ареф Али Найед. По версии ежегодника «The Muslim 500» он занимает 48-е место среди самых влиятельных мусульман мира [ 2]. Если сопоставлять Каддафи с Найедом, у последнего предвыборная деятельность и программа преобразований выглядит более продуманной. Свои взгляды по выводу страны из социально-экономического и политического кризиса он обозначил в программе «Видение 2023». Сторонники Найеда объединены в движение «Возрождение Ливии», его основными задачами провозглашена безопасность и верховенство закона, модернизация и децентрализация экономики, проведение социальных реформ (главным образом – в сферах образования и здравоохранения) и борьба с коррупцией [3]. Иначе говоря – за все хорошее против всего плохого, что закономерно отвечает запросам большинства населения.

Другой претендент на должность президента, Фаиз Сарадж, является одним из наименее влиятельных кандидатов и наименее вероятным победителем в этой схватке. Среди жителей страны он непопулярен, но, в отличие от Саифа аль-Ислама Каддафи и Арефа Али Найеда, у него есть определенный административный ресурс, который он теоретически мог бы задействовать на выборах. Однако потенциал этого ресурса невелик: под контролем Правительства национального единства, премьер-министром которого является Сарадж, остается лишь часть Триполи и окрестностей города, в то время как ряд районов столицы контролируется различными неправительственными вооруженными формированиями, фактически не подчиняющимися правительству Сараджа. К характеристике ПНЕ обязательно нужно добавить, что оно является наиболее легитимным органом власти на территории современной Ливии. По остальным, куда более существенным параметрам, как, например, поддержка со стороны населения, контролируемые земли и месторождения нефти, численность и боеспособность войск – Сарадж явно уступает другому, куда более сильному и влиятельному претенденту на управление всем ливийским государством – фельдмаршалу Халифе Хафтару, который пользуется поддержкой со стороны соседнего Египта.

Сейчас под управлением Палаты представителей Ливии, подконтрольного Хафтару правительства в Тобруке, находится около 90% ливийских земель, включая большую часть побережья и главные месторождения нефти. Среди последних стратегически важных территориальных приобретений лояльных фельдмаршалу войск – крупнейшее в Ливии нефтяное месторождение Эш-Шарара [4]. В Халифе Хафтаре многие видят сильного лидера, способного объединить страну и положить конец гражданской войне. Но говорить о завершении боевых действий в Ливийском Государстве пока еще очень рано: основные противники Хафтара продолжают удерживать столицу Триполи и Мисурату – крупнейший порт страны, своего рода «город-государство» со своими многочисленными вооруженными ополчениями, не признающее ни восточное, ни западное правительство.

Незначительное влияние Сараджа можно объяснить не только непопулярностью проводимой его правительством политикой, но и недоверием ливийцев, которое те испытывают по отношению к Франции, США и другим странам Запада. Всего несколько лет назад они сыграли ключевую роль в разрушении некогда стабильной и процветающей Джамахирии и ее превращению в раздробленную, коррумпированную, бедную страну. Закономерно, что после интервенции некоторых стран НАТО и невозможности ООН обеспечить мир в стране, надежды простых ливийцев на помощь мирового сообщества в урегулировании кризиса возлагаются небольшие. Совсем иначе обстоят дела с другим государством, играющим все более и более значимую роль на Ближнем Востоке и Северной Африке – России.

Усилия ООН по разрешению ливийского кризиса не приносят желаемых результатов. Созываются международные конференции, крупнейшая из них прошла в Палермо 12-13 ноября. Тогда участники заявили о новой «вехе в восстановлении Ливии» и о необходимости провести выборы главы ливийского государства весной 2019г. Однако договоренности так и не были окончательно реализованы, во многом из-за отсутствия Халифы Хафтара. Консенсус, достигнутый в Палермо, не имел смысла, так как не соответствовал интересам фельдмаршала. Он разворачивает наступление, а значит взгляд на объединение страны и ее централизацию у Хафтара немного иной.

Попытки договориться в Палермо о порядке избрания легитимных, единых для всего Государства Ливия органов власти выглядели если не абсурдными, то как минимум далекими от реальности. Складывается впечатление, что это понимали и сами участники конференции. По ее итогам даже не был обозначен конкретный месяц проведения избирательных мероприятий – политики говорили об абстрактной весне 2019г. С тех пор прошло уже несколько месяцев, конкретных дат так и не появилось: лишь очередное предложение отсрочить избрание главы ливийского государства, инициированное Африканским Союзом.

Безуспешность попыток ООН значительно повлиять на стабилизацию ситуации в стране, главным образом в политической сфере, понимают и сами кандидаты на должность президента Государства. Именно поэтому все главные претенденты на роль общеливийского лидера стараются заручиться поддержкой Москвы. Политологи и СМИ в основном выдвигают предположения, что Россия будет содействовать приходу к власти либо Каддафи, либо Хафтара. Особенно интересна реакция западной прессы, пытающейся изо всех сил найти «руку Кремля» в обострении гражданской войны и военном вмешательстве во внутренние дела Ливии. Наиболее яркий пример таких публикаций – материалы «The Sun» и «Bloomberg». В первом издании автор, ссылаясь на анонимный источник в британском правительстве, писал о том, что Путин стремится контролировать миграционные потоки в Европу. Еще одно явно не дружественное действие, о котором сообщалось в статье – размещение в непосредственной близости от Европы ракетных комплексов [5]. Автор материала «Bloomberg» говорит, что Путин обязательно поддержит Сеиф аль-Ислама Каддафи, так как РФ стремится поддержать представителей старого режима [6].

Однако Москва не спешит делать заявлений о своей поддержке кого-либо из кандидатов на выборах, понимая главное – не имеет значения, на кого она делает ставку, пока не будет условий, позволяющих проводить выборы. Выступая в целом за стабилизацию ситуации в Ливии, РФ поддерживает аналогичные стремления всех кандидатов, при этом не содействует какому-то одному лицу.

Россия, как и весь остальной мир, пока ждет. Войска Хафтара продолжают развивать наступление, провести выборы без учета его интересов – невозможно. Это понимает и сам фельдмаршал, медленно, но верно продвигающийся к Триполи и Мисурате. Не подлежит никакому сомнению то, что Хафтар стремится управлять не только 90% страны, но и всей территорией Ливии, и потому хочет быть не одним из центров силы, а самым главным. Попытается он установить личную диктатуру, или поможет прийти к власти своей креатуре, оставив себе пост главнокомандующего вооруженными силами, – покажет время. Приход к власти Хафтара и его сподвижников из числа бывших кадровых офицеров армии Джамахирии наиболее вероятен, но без контроля над ливийской столицей он не может возглавить проведение избирательных процессов.

Ближайшее будущее Ливии – туманно. Компромисс между главными политическими силами, в первую очередь между Фаизом Сараджем и Халифой Хафтаром представляется возможным, но маловероятным. Сарадж не намерен сдаваться, он все еще претендует на ключевую роль в объединении Ливии, но механизм реализации его намерений показал себя малоэффективным инструментом. Рассматривая ситуацию с взятием нефтяного месторождения Эш-Шарара Хафтаром, необходимо упомянуть следующее. После того как Эш-Шарара была захвачена ополченцами «Гнева Феззана», добыча «черного золота» была приостановлена. Это было мощным ударом по ливийской нефтяной отрасли, поэтому всего через несколько дней премьер-министр ПНЕ лично отправился в Эш-Шарару, чтобы вести переговоры с боевиками. Он согласился удовлетворить претензии ополченцев и выделить средства на развитие Феззана, открыть местный аэропорт, а также подтвердил готовность выполнить остальные требования. Тем не менее, свои обязательства по достигнутым договоренностям Сарадж исполнить не смог, из-за чего нефтяное месторождение так и не перешло под контроль ПНЕ, а нефтедобыча – не была возобновлена [7].

Ситуацию удалось существенно изменить именно Хафтару, чьи методы переговоров с нелояльными силами оказались более эффективны. Вооруженный захват Эш-Шарара стал победой войск фельдмаршала, которая в очередной раз продемонстрировала способность тобрукского правительства решать проблемы национального уровня, чего в вышеописанном случае нельзя сказать о Правительстве национального единства.

План действий Халифы Хафтара по поступательному освобождению всей Ливии от его противников является рискованным, но достаточно продуманным. Он имеет большой шанс на окончательный успех. Но важно отметить, что доступная для осуществления победа зависит от ряда неконтролируемых Хафтаром факторов: как будут вести себя страны НАТО в случае более активных боевых действий в районе Мисураты и Триполи, нанесут ли они авиаудары, как это произошло 8 лет назад. Имеет значение и то, как в случае захвата всей страны Ливийской национальной армии поведут себя другие крупные мировые и региональные игроки. Египетский опыт доказывает, что немедленное признание или осуждение новой власти в странах, переживших и переживающих «Арабскую весну» может оказаться поспешным решением и фатальной ошибкой. Сегодня у власти одни силы, завтра могут быть другие, и с ними тоже нужно будет договариваться. А в ситуации с Ливией точно спрогнозировать то, кто же выйдет победителем в гражданской войне и как поведут себя другие страны представляется принципиально невозможным. Очевидно лишь одно: при любом исходе грядущей схватки за объединение Ливии серьезные финансово-экономические и социальные проблемы не удастся решить быстро и безболезненно. Возврат Ливии в мирное русло, если он возможен, будет долгим и непростым процессом.

Особая роль в урегулировании кризиса принадлежит России и Египту. Для Каира стабильная и единая Ливия – гарант собственной безопасности. До сих пор нередки попытки ливийских боевиков проникнуть на территорию АРЕ. Для того, чтобы лучше представить масштаб проблемы, достаточно вспомнить, что только в 2015-2017гг. египетскими военнослужащими было уничтожено более 1 200 грузовиков с оружием и взрывчаткой, которые пытались въехать в Египет [8]. Администрация действующего президента Абдель Фаттаха ас-Сисси для ликвидации угроз со стороны ливийских боевиков действует в двух основных направлениях. Во-первых, постепенно повышается боеспособность армии, проводится милитаризация западных районов страны, приобретается оружие. Во-вторых, руководство Египта активно содействует фельдмаршалу Хафтару, причем не только в вопросе стабилизации общей границы, но и в борьбе за общеливийский контроль.

Для Российской Федерации устойчивость Ливии – это возможность инвестировать в ее нефтяную сферу. Ранее было заключено соглашение между «Роснефтью» и Национальной нефтяной корпорацией Ливии о сотрудничестве в сфере разведке нефтяных месторождений и добычи «черного золота» [9]. Однако гражданская война, переход месторождений и инфраструктуры из рук в руки делает инвестиционные проекты крайне рискованными. Еще одна важная причина относительно активного участия Москвы в урегулировании ситуации в Ливии – это образ защитника, постепенно вырисовывающийся после вмешательства России в сирийский конфликт. Во многом от того, как РФ будет содействовать решению ливийской проблемы, зависит ее значение в Северной Африке и геополитическое положение во всем Средиземноморье.

Библиография

  1. Африканский союз призвал провести выборы в Ливии в октябре 2019 года [Электронный ресурс] // РИА Новости – 12.02.2019 – / Режим доступа: https://ria.ru/20190212/1550713457.html (дата обращения - 19.02.2019)
  2. Aref Ali Nayed [Электронный ресурс] // The Muslim 500 – / Режим доступа: https://www.themuslim500.com/profiles/dr-aref-ali-nayed/ (дата обращения – 19.02.2019)
  3. Zaptia Sami. Aref Nayed re-launches Ihya movement and announces his candidacy for Libya’s forthcoming elections [Электронный ресурс] // Libya Herald – 20.08.2018 – / Режим доступа: https://www.libyaherald.com/2018/08/20/aref-nayed-re-launches-ihya-movement-and-announces-his-candidacy-for-libyas-forthcoming-elections/ (дата обращения -19.02.2019)
  4. Никитин А. Армия Хафтара взяла под контроль крупнейшее нефтяное месторождение Ливии [Электронный ресурс] // Взгляд – 12.02.2019 – // Режим доступа: https://vz.ru/news/2019/2/12/963750.html (дата обращения - 19.02.2019)
  5. Newton Dunn Tom. Putin troops in Libya. Russia sends troops and missiles into Libya in bid to enforce stranglehold on the West [Электронный ресурс] // The Sun – 08.10.2018 – // Режим доступа: https://www.thesun.co.uk/news/7448072/russia-missiles-libya-warlord/ (дата обращения – 19.02.2019)
  6. Meyer Henry, Al-Atrush Samer, Kravchenko Stepan. Russia Has a Plan for Libya—Another Qaddafi [Электронный ресурс] // Bloomberg – 20.12.2018 – / Режим доступа: https://www.bloomberg.com/news/articles/2018-12-20/russia-has-a-plan-for-libya-another-qaddafi (дата обращения - 19.02.2019)
  7. Cousins Michel. Haftar achieves major breakthrough in Libya’s south [Электронный ресурс] // The Arab Weekly – 03.02.2019 – / Режим доступа: https://thearabweekly.com/haftar-achieves-major-breakthrough-libyas-south (дата обращения - 19.02.2019)
  8. Megahid Ahmed. Egypt pinning hopes on new reconnaissance satellite to help military with border controls [Электронный ресурс] // The Arab Weekly – 02.09.2018 – / Режим доступа: https://thearabweekly.com/egypt-pinning-hopes-new-reconnaissance-satellite-help-military-border-controls (дата обращения - 19.02.2019)
  9. «Роснефть» и ливийская NOC договорились о сотрудничестве и добыче нефти [Электронный ресурс] // Ведомости – 21.02.2017 – / Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/business/news/2017/02/21/678564-rosneft (дата обращения - 19.02.2019)
Впервые опубликовано в сборнике «Сборник статей по итогам III международного конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной проблематике им. Е.М. Примакова. 2019/Под ред. В.А. Аваткова – М.: Грин Принт, 2019 – 570с.»
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся