Блог ИФРИ

Нина Пусенкова: Российская энергетическая политика на востоке: китайские головоломки Роснефти

21 Мая 2013
Распечатать

В прошлом десятилетии Россия поставила стратегическую задачу: развивать восточный вектор энергетической политики и укреплять нефтегазовое сотрудничество с Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР).

 

Если газовый диалог с Китаем пока буксует, то в нефтяных отношениях произошёл прорыв благодаря усилиям Роснефти, национальной нефтяной компании номер один, пользующейся огромными привилегиями, хозяйки «большой нефти» востока России. Роснефть получила кредиты у китайских банков под гарантированные поставки нефти, пролоббировала строительство ответвления в Китай от нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан, резко нарастила экспорт нефти в Поднебесную, позволила CNPC и Sinopec проникнуть в российский upstream и сама закрепляется в downstream Китая.

 

Роснефть выполняет стратегические планы правительства по диверсификации рынков сбыта углеводородов и освоению востока страны и одновременно сама влияет на государственную энергетическую политику. Роснефть имеет собственные долгосрочные планы по превращению в международную энергетическую корпорацию и для этого интернационализирует свою деятельность, в том числе на рынках АТР. Но Роснефть благодаря Китаю реализует и краткосрочные корпоративные интересы: первые два кредита были использованы для оплаты поглощения ЮКОСа, а сейчас она планирует привлечь китайские средства под покупку ТНК-ВР. Отвечают ли ее корпоративные интересы долгосрочным задачам России, ведь они ставят страну в зависимость от Китая?  

Скачать статью с сайта ИФРИ

 

Нина Пусенкова – кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся