Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Элизабет Вишник: Россия: новый игрок в Южно-Китайском море?

27 Июля 2013
Распечатать

Долгое время находясь на обочине международной политики в Восточной Азии, сегодня Россия ощущает, что в ней нуждаются как в партнере по сотрудничеству в энергетической и военной сферах, что, в частности, проявляется в политике Вьетнама и все большего числа государств Юго-Восточной Азии. Рост внешнеполитического сотрудничества России со странами ЮВА, особенно в области энергетического и оборонного сотрудничества, а также развитии судоходства по северному морскому пути, являющегося альтернативой Малаккскому проливу, меняют восприятие потенциальной роли России в регионе на фоне желания ЮВА сдерживать растущий Китай.

 

В самом деле, не столько российско-китайское стратегическое партнерство делает Россию участником восточноазиатской политики, как считали российские политики всего пару десятилетий назад, сколько роль России в качестве противовеса китайской мощи в регионе, основанная на связях со странами Юго-Восточной Азии в энергетической и оборонной сферах. Несмотря на то, что Россия полагается на поддержку Китая на глобальном уровне, на региональном уровне российские лидеры долгое время искали возможности повышения свободы действий посредством участия в меняющейся дипломатии в ЮВА, включая традиционных партнеров, таких как Вьетнам, и совсем неожиданных, таких как Филиппины.

Что же открытие северного морского пути значит для Юго-Восточной Азии? Беспокойство по поводу безопасности энергоресурсов, в частности, идущих через Малаккский пролив (узкий транспортный коридор, через который проходит подавляющее количество мировых объемов нефти), а также свободы навигации являются источниками напряженности в ЮВА и Южно-Китайском море.

 

На фоне изменения мирового климата использование северного морского пути становится более целесообразным. Государства ЮВА видят в России возможность для снижения напряженности относительно доступа в Малаккский пролив. После того, как летом 2007 года в Арктике была зафиксирована рекордно низкая площадь морского льда, зафиксированным летом 2007 года, ученые прогнозируют, что к лету 2015 года в Северном Ледовитом океане лед возможно уже не будет препятствовать морской навигации.

 

Новые северные морские пути через территорию Канады (Северо-Западный проход) и России (Северо-Восточный проход) сократят время доставки грузов из Азии в Европу вдвое, в сравнении с тем временем, которое уходит на перевозку аналогичного объема через Малаккский пролив. Транспортировка грузов морскими путями выросла с 2010 года в 10 раз, а общий объем транспортируемых грузов в 2012 вырос на 53% по сравнению с предыдущим годом. Китай и Япония, в частности, являются одними из тех государств, которые зависят от поставок энергоресурсов через этот морской путь.

 

Азиатская политика России ориентирована в большей степени на развитие двусторонних отношений, особенно на стратегическое партнерство с Китаем и давние военно-политические связи с Индией, нежели на развитие многостороннего сотрудничества. В прошедшие два десятилетия  отношения России с Малайзией, Индонезией и Вьетнамом развивались в области торговли вооружением, продуктами авиационной промышленности и энергоресурсами. Недавно Россия попыталась расширить военное сотрудничество с Филиппинами.  По иронии,  посредством двусторонних мер России лучше удается расширять влияние на региональную безопасность в ЮВА, нежели посредством многосторонних региональных институтов.

 

 Исторически наиболее прочные отношения у России в регионе сложились с Вьетнамом. «Вьетсовпетро» – совместное российско-вьетнамское предприятие, учрежденное компаниями «Зарубежнефть» и «ПетроВьетнам» в 1981 году, сегодня добывает половину всей вьетнамской нефти. «Газпром» и «ПетроВьетнам» основали совместное предприятие (49% «Газпрома» и 51% «ПетроВьетнам») для разработки морских месторождений нефти и газа в Южно-Китайском море. Согласно китайским источникам, «Газпром» искал возможности разрабатывать месторождение, которое выходит за пределы «пунктирной линии из 9  точек», обозначающую акваторию Южно-Китайского моря, на которую претендует Пекин. Но «Газпром» оставил проект после того, как китайские власти попросили компанию отказаться от него. Однако даже несмотря на то, что «Газпром» и «ПетроВьетнам» работают на месторождениях нефти и газа, находящихся за пределами «пунктирной линии из 9 точек», издание «Глобал Таймс» опубликовало заявление, размешенное на официальном веб-сайте правительства КНР, в котором Пекин выразил недовольство действиями российской компании, отметив, что Россия «посылает противоречивые сигналы»  и «вмешивается» в вопрос о принадлежности территорий в Южно-Китайском море, что, в свою очередь, портит репутацию России в Китае. Издание подчеркнуло, что «соглашение «Газпрома» и вьетнамской компании может быть просто направлено на получение прибыли. Тем не менее, поскольку обе компании контролируются правительствами их стран, данная акция может отражать политику высшего руководства».

 

Россия и Вьетнам углубляют отношения также и в других сферах. Вьетнам предложил России использовать порт Камрань для технического обслуживания кораблей и оборудования российского флота. Россия также помогает Вьетнаму развивать подводный флот. Поскольку будущее доступа России к сирийскому порту в Тартусе находится под вопросом, Россия ищет новые доступные порты.

 

На фоне того, как Китай и США стараются играть более активную роль в ЮВА, государства региона стали замечать важность участия России. Остается неясным воспользуется ли Россия новым региональным климатом для того, чтобы занять более активную позицию в региональных институтах. Придавая российско-китайскому партнерству приоритетное значение, руководство России до сих пор делало осторожные шаги в сторону ЮВА, иногда упуская возможности укрепить свои позиции  в этом регионе.   

 

Тем не менее, Кави Чонгкиттаворн, главный редактор тайской газеты «The Nation», отметил в прошлом году, что, хотя инициативы России в области безопасности в Восточной Азии были до сих пор «неудачными», третий срок Путина в качестве президента «окажет влияние на Азиатско-Тихоокеанский регион, в частности, на АСЕАН больше, чем когда-либо ранее». Основанием для подобного суждения служит желание России перераспределить влияние в регионе, в отличие от США и Китая, которые ищут возможности увеличить собственное влияние.

 

 В период беспокойства стран ЮВА по поводу агрессивности Китая в регионе и «ребалансирования» США в качестве ответной меры, Россия может сыграть существенную роль, заключая  двусторонние сделки со странами региона в любой из этих областей: оружие, нефть и газ, а также северный морской путь, который может со временем стать альтернативой Малаккскому проливу.

 

Вместо того, чтобы играть ограниченную роль в азиатских многосторонних институтах, политическое руководство России стремится создавать альтернативные механизмы, например, приглашая Вьетнам к участию Евразийском таможенном союзе. После нескольких десятилетий разговоров относительно роли России в Азии, Москва, при условии, что она наконец-то готова последовательно развивать сотрудничество с соседями по региону в вышеозначенных областях, обнаружит, что интерес России в перераспределении силы в АТР перекликается с интересами других региональных игроков, таких как Австралия и Япония, что имеет потенциал для создания новых мостов между Евразией и АТР.

 

Автор: доцент Факультета политических наук и права Государственного университета Монтклера; старший научный сотрудник  Института Восточной Азии им. Уэзерхеда при Колумбийском университете.

 

Перевод: Семён Коротич, аспирант кафедры международных отношений Школы региональных и международных исследований ДВФУ

 

Расширенная версия статьи доступна здесь.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся