Блог Дарьи Басовой

Россия-Сербия: к новой модели взаимоотношений

17 Августа 2015
Распечатать

В политическом дискурсе как российского, так и сербского обществ отношения между Россией и Сербией принимают форму «традиционных», исторически дружественных и братских. В выступлениях руководителей  обеих стран, а также многих политических деятелей зачастую звучат слова о духовном и культурном единстве, которое связывает два славянских народа. Так, в Декларации о стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Республикой Сербии, подписанной 24 июня 2013 года в Сочи, прямо указано, что обе стороны «опираются на глубокие взаимные чувства дружбы, многовековую историю отношений, традиции языковой, духовной и  культурной близости братских народов двух стран…»[1]

 

Тем не менее, стратегическое русско-сербское партнерство не обрело черты прагматической кооперации и не стало тем start-up, благодаря которому наши двусторонние отношения  развивались бы по нарастающей в долгосрочной перспективе. Иными словами, модель сотрудничества между Сербией и Россией реализуется в рамках старой парадигмы, которая не отвечает вызовам современности. В чем выражается экстраполяция  «старой модели» на внешнеполитическую среду?

 

Во-первых, в политическом пространстве России и Сербии превалирует «традиционный дискурс», то есть мы продолжаем использовать ставшую уже привычной риторику и оперируем классическими символами и образами. Это касается таких элементов дискурса, как православие, византийская преемственность, славянство, историческая взаимопомощь и т.д. 

 

Во-вторых, Сербия так и не смогла определиться со своим внешнеполитическим вектором, пытаясь балансировать между курсом на евроинтеграцию и сохранением экономических связей с Россией. Так, по факту ситуация складывается следующим образом: Сербия стремится привлечь российский капитал в страну, а  также  развивать совместные проекты (в основном, в области энергетики и энергетической безопасности), однако зачастую вынуждена уступать требованиям чиновников из Брюсселя, что сводит на нет большую часть достижений по направлению укрепления связей с Россией.

 

В-третьих, объединяющим фактором продолжает оставаться непризнание обеими странами независимости Косова и сопряженное с ним утверждение о приверженности обеих стран нормам международного права на мировой арене. Но фактор Косова все больше  переходит в плоскость внутренней политики Сербии и приобретает черты неприкрытого политического торга. Помимо этого, конфликт в Украине выявил расхождение в восприятии обеими странами территориальной целостности, а вопрос о вхождении Крыма в состав России породил множество оговорок и сомнений по вопросу Косова.[2]

 

Таким образом, модель взаимоотношений Сербии и России не вполне соответствует современным реалиям и постепенно исчерпывает свой потенциал. В условиях глобальных и региональных (балканских) геополитических трансформаций, повышающихся международных рисков и нарастания неопределенности мирового развития  новая модель отношений между Россией и Сербией является императивом. Кроме того, для того, чтобы Россия и Сербия смогли успешно противостоять глобальным вызовам на международной арене, не отказываясь при этом  от своего видения государственного развития, необходимо найти новую формулу и новые обоснования ( или даже символы) сотрудничества. Речь идет не о том, чтобы забыть или отбросить традиционные образы и символы, сопровождающие политику двух стран в отношении друг друга, а о том - чтобы в двусторонних отношениях доминантой стали «модернистские» элементы.  В этой связи, основные рекомендации по конструированию новой модели взаимоотношений могут быть следующими:

1. Основной упор необходимо делать на прагматизме: то есть широкое освещение должны получать инвестиционные, строительные и т.д. проекты, в которые вовлечены Сербия и Россия;

 

2. Признание со стороны России курса Сербии на евроинтеграцию как факта, и выстраивание двустороннего сотрудничества с учетом этого факта. Это позволило бы предотвратить разочарование от завышенных ожиданий российского и сербского обществ в отношении друг друга;

 

 

3. Интенсификация контактов в гуманитарном сотрудничестве, открывая современную Россию для сербов и наоборот,- современную Сербию россиянам;

 

4. Создание формата кооперации Сербии со структурами набирающего интеграционного объединения - ЕАЭС.

 

 

Данные предложения позволяют наметить лишь контуры модели сотрудничества России и Сербии. Безусловно, требуется общественно-политическая дискуссия по поводу базовых составляющих такой модели. Несмотря на существующие расхождения у России и Сербии, у обеих стран  есть понимание того, что лучше собственными силами, исправляя прошлое, руководить настоящим и предусматривать будущее, чем поддаваться внешнему диктату.  В этой связи, пересмотр двусторонних отношений несет в себе  потенциал закрепления жизнеспособности наших государственных моделей и ценностей в стремительно изменяющейся внешнеполитической среде.



[1] http://www.kremlin.ru/supplement/1461 Сайт Президента РФ, 24.05.2013

[2] Здесь мне могут возразить некоторые сербские эксперты и аналитики, доказывающие принципиальное различие между кейсами Косова и Крыма. Тем не менее, при всем уважении к такой аргументации, нужно признать, что в двух случаях есть и много общего, что заставляет проводить параллели.

 

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся