Блог Армена Айрапетяна

Язык как инструмент миграционной политики Российской Федерации в условиях евразийской интеграции

26 Октября 2015
Распечатать

Ранее мы уже обращались к теме языка, выступающего средством миграционной политики России.[16] Отмечали, что государство в лице В. В. Путина увидело перед собой проблему образования замкнутых этнических сообществ со своей формальной юрисдикцией и не владеющих русским языком. В Послании Федеральному Собранию от 12.12.2012 г. Президент РФ говорил о недопустимости «появления в России замкнутых этнических анклавов со своей неформальной юрисдикцией, живущих вне единого правового и культурного поля страны, с вызовом игнорирующих общепринятые нормы, законы и правила»[9]. В. В. Путин считает, что введение обязательного экзамена по русскому языку для приобретения или продления миграционного статуса будет способствовать нормальной адаптации мигрантов в обществе, их готовности освоить наши культуру и язык. Для этого государство готово сформировать и предоставить мигрантам соответствующие образовательные программы.[20] Именно такие идеи легли в основу концепции миграционной политики[7] и стратегии национальной политики[6]. Мы также отмечали, что языковые положения миграционной политики России направлены на достижение нескольких результатов. «Подтверждение знания русского языка мигрантами можно рассматривать в качестве меры по популяризации государственного языка РФ, также, безусловно, это мера защиты отечественных экономики и общества от замкнутых этнических анклавов. Принятые решения призваны не только интегрировать трудовых мигрантов в российское общество, но могут иметь и положительные для России внешнеполитические результаты. Не все иностранные граждане, осуществляющие трудовую деятельность в нашей стране, желают или могут остаться в России. Изучив русский язык и (или) усовершенствовав его знания, в стране своего гражданства они пополняют количество русскоязычного населения, чем способствуют укреплению позиций русского языка за пределами Российской Федерации, особенно, если речь идёт о гражданах зарубежных стран СНГ».

Также мы обращались к теме языка как фактора евразийской интеграции, правда с функционально-технической стороны как предмета правового регулирования учредительными договорами о ЕАЭС и актами его органов. Указывали, что «русский язык, хоть и важный, а, может быть, и главный в плане коммуникации инструмент евразийской интеграции, но всё же не единственный», а «право Евразийского Союза предоставляет в ряде случаев возможности странам-участницам самостоятельно на базе собственного законодательства регулировать использование своих государственных языков в официальных сферах общения, охватываемых евразийской интеграцией».[15]

Сейчас мы рассмотрим тему языка как инструмента миграционной политики России, но уже в рамках евразийской интеграции. Эксперты отмечают, что российский рынок труда удобен для миграции из стран СНГ ввиду в т. ч. и распространённости русского языка и с этим связывают её рост[21, с. 29] [17, с. 43].

На начальном этапе федеральным законом от 12.11.2012 г. N 185-ФЗ[5] были внесены изменения в статус некоторых категорий иностранных граждан, законно пребывающих на территории Российской Федерации. Если новый трудовой договор или гражданско-правовой договор на выполнение работ (оказание услуг) предусматривал осуществление иностранным гражданином трудовой деятельности в сфере жилищно-коммунального хозяйства, розничной торговли или бытового обслуживания, он должен был подтвердить владение русским языком на уровне не ниже базового. От данной обязанности освобождались иностранцы, являющиеся гражданами государств, в которых русский язык является государственным.

Дальше обязанность владения государственным языком РФ  была распространена практически на всех трудовых мигрантов. Федеральный закон от 20.04.2014 N 74-ФЗ[4] установил, что если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации и законом, иностранный гражданин при обращении за получением разрешения на временное проживание, вида на жительство, разрешения на работу либо патента, обязан подтвердить владение русским языком, знание истории России и основ законодательства Российской Федерации одним из следующих документов:

1) сертификатом о владении русским языком, знании истории России и основ законодательства Российской Федерации (срок действия составляет 5 лет со дня его выдачи);

2) документом государственного образца об образовании (на уровне не ниже основного общего образования), выданным образовательным учреждением на территории государства, входившего в состав СССР, до 1 сентября 1991 года;

3) документом об образовании и (или) о квалификации, выданным лицам, успешно прошедшим государственную итоговую аттестацию на территории Российской Федерации с 1 сентября 1991 года.

От подтверждения владения русским языком, знания истории России и основ законодательства Российской Федерации при подаче заявления о выдаче разрешения на работу освобождаются следующие категории иностранных граждан:

1) высококвалифицированные специалисты;

2) журналисты, осуществляющие трудовую деятельность в организациях, осуществляющих производство и выпуск средств массовой информации, учреждённых специально для распространения массовой информации на иностранных языках;

3) обучающиеся в Российской Федерации по очной форме обучения в профессиональных образовательных организациях или образовательных организациях высшего образования по имеющим государственную аккредитацию основным профессиональным образовательным программам и осуществляющие трудовую деятельность в соответствии с федеральным законом.

Статья 97 Договора о ЕАЭС[1] в ч. 1 разрешает работодателям и (или) заказчикам работ (услуг) государства-члена привлекать к осуществлению трудовой деятельности трудящихся государств-членов без учёта ограничений по защите национального рынка труда. При этом трудящимся государств-членов не требуется получение разрешения на осуществление трудовой деятельности в государстве трудоустройства. В ч. 2 этой же статьи содержится запрет государствам-членам на установление и применение внутренних законодательных ограничений в целях защиты национального рынка труда. Исключения составляют ограничения, определённые самим Договором о ЕАЭС и законодательством государств-членов в целях обеспечения национальной безопасности (в том числе в отраслях экономики, имеющих стратегическое значение) и общественного порядка, в отношении осуществляемой трудящимися государств-членов трудовой деятельности, рода занятий и территории пребывания. Таким образом, языковые требования миграционного законодательства Российской Федерации не могут оставаться в силе для граждан из стран ЕАЭС ввиду того, что владение русским языком не является самостоятельным требованием, а составная часть процедуры получения разрешения на работу и патента.

В пункте 9 Концепции государственной миграционной политики до 2025 года отмечается миграционная привлекательность России только для граждан зарубежных стран СНГ и подчёркивается  более низкий уровень образования, знания русского языка и профессионально-квалификационной подготовки новых поколений мигрантов по сравнению с их предшественниками. В докладах о результатах и основных направлениях деятельности Федеральной миграционной службы[13][14] фиксируется ежегодное прибытие в Российскую Федерацию из стран СНГ большого количества мигрантов, что объясняется исторической близостью с народами этих государств как благоприятным социокультурным фактором, однако, отмечается существенное снижение влияния этого фактора. Уже выросло целое поколение молодых людей, которые не учились в советских школах и не знают русского языка.

Ещё В. И. Ленин отмечал, что единство языка, его беспрепятственное развитие является одним из ключевых условий торгового оборота и тесной связи рынка с каждым хозяином, продавцом и покупателем[18, с. 521] и, по сути, квалифицировал его одним из факторов, обеспечивающих единство экономического пространства. В этой связи есть прямая взаимосвязь между проводимой языковой политикой в России и зарубежных странах СНГ, принимающих или желающих принять участие в процессах евразийской интеграции. Возьмём в качестве примера Республику Таджикистан.  Президент Э. Рахмон в своих посланиях 2007[12] и 2008[11] гг. просто указывал на необходимость овладения гражданами Республики Таджикистан иностранными языками для усиления кадрового потенциала страны, в т. ч. и в сфере государственной службы. В 2010[10] и 2013[8] гг. глава государства ориентировал граждан Республики, особенно молодых, на овладение английским и русским языками. Политика в Республике Таджикистан направлена на позиционирование русского языка как серьёзного конкурентного преимущества граждан Республики на рынке труда. Ещё одним серьёзным показателем усиления (укрепления) позиций русского языка в Республике являются официальные данные о распределении студентов по языкам обучения. Русский язык держал стабильно второе место после государственного таджикского и на 2014/2015 учебный год на нём обучались 28 987 студентов (примерно 17% от общего их количества)[19, с. 86 ].

Вступление Таджикистана в Евразийский Союз значительно упростит для его граждан доступ на российский рынок труда. Больше им не потребуется получать разрешение на работу или патент. Следовательно, гражданам Таджикистана не будет предъявляться требование о подтверждении владения русского языка. Однако здесь и обнаруживается одна из проблем, т. к. в Таджикистане ситуация с владением русским языком значительно хуже, чем в остальных странах-членах ЕАЭС. Задача по адаптации мигрантов в России в языковом плане не снимается. Однако эта проблема имеет решение. Концепция миграционной политики России предусматривает создание в странах гражданства трудовых мигрантов центров по изучению русского языка. В Таджикистане функционирует Славянский университет[3], есть русские школы[2]. Полагаем, на лицо сфера для сотрудничества и укрепления позиций русского языка в Республике Таджикистан.

Следовательно, сохраняя цели обеспечения защиты национального рынка и российского общества от замкнутых этнических анклавов, миграционная политика России в языковом измерении не просто решает задачи по распространению русского языка за пределами нашей страны, но и вносит существенный вклад в интеграционные процессы, обеспечивая единство экономического пространства в Союзе.

Список источников и литературы:

1. Договор о Евразийском экономическом союзе подписан в г. Астане 29.05.2014 г. (в ред. от 08.05.2015 г.) // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии http://www.eurasiancommission.org/, 05.06.2014; Собрание законодательства РФ. – 2015, – N 38, ст. 5214.

2. См., напр.: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан об условиях деятельности Российско-Таджикской средней общеобразовательной школы Российско-Таджикского (Славянского) университета заключено в г. Москве 04.04.2007 г. // Бюллетень международных договоров. – 2007. – N 7.

3. Соглашение между Правительством Республики Таджикистан и Правительством Российской Федерации об условиях учреждения и деятельности в городе Душанбе Российско-Таджикского (Славянского) университета заключено в г. Москве 10.06.1997 г. // СПС Консультант Плюс (дата обращения 14.05.2013).

4. Федеральный закон от 20.04.2014 г. N 74-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации"» (в ред. от 24.11.2014 г. N 357-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2014. N 16, ст. 1831; 2014. – N 48, ст. 6638.

5. Федеральный закон от 12.11.2012 г. N 185-ФЗ «О внесении изменений в статью 13.1 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и статью 27.2 Закона Российской Федерации «Об образовании» // Собрание законодательства РФ. – 2012. – N 47, ст. 6396 (утратил силу).

6. Указ Президента РФ от 19.12.2012 г. N 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» // Собрание законодательства РФ. – 2012. – N 52, ст. 7477.

7. Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Президентом РФ) // Президент Российской Федерации Официальный сайт. URL: http://kremlin.ru/news/15635 (дата обращения 13.06.2012).

8. Послание Президента Таджикистана Эмомоли Рахмона Парламенту страны от 26.04.2013 г. // Президент Республики Таджикистан. Официальный сайт. URL: http://www.prezident.tj/ru/node/4324 (дата обращения 14.05.2013).

9. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 12.12.2012 г. «Послание Президента Владимира Путина Федеральному Собранию РФ» // Российская газета. – 2012. – 13 декабря.

10. Послание Президента Таджикистана Эмомоли Рахмона Парламенту страны от 24.04.2010 г. // Президент Республики Таджикистан Официальный сайт. URL: http://www.prezident.tj/ru/node/865 (дата обращения 08.10.2013).

11. Послание Президента Таджикистана Эмомоли Рахмона Парламенту страны от 15.04.2008 г. // Президент Республики Таджикистан Официальный сайт. URL: http://www.prezident.tj/ru/node/867 (дата обращения 08.10.2013).

12. Послание Президента Таджикистана Эмомоли Рахмона Парламенту страны от 30.04.2007 г. // Президент Республики Таджикистан. Официальный сайт. URL: http://www.prezident.tj/ru/node/868 (дата обращения 08.10.2013).

13. Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Федеральной миграционной службы на 2013 год и плановый период 2014-2016 годов // Федеральная миграционная служба. Официальный сайт ФМС России. URL: http://www.fms.gov.ru/about/statistics/plans/details/81732/ (дата обращения 01.06.2015).

14. Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Федеральной миграционной службы на 2012 год и плановый период 2013-2015 годов // Федеральная миграционная служба. Официальный сайт ФМС России. URL: http://www.fms.gov.ru/about/statistics/plans/details/59631/ (дата обращения 01.06.2015).

15. Айрапетян А. С. Интеграция в Евразии: языковой аспект // Современные евразийские исследования: научный журнал. Саратов, 2015. – Вып. 1. – С. 65-71.

16. Айрапетян А. С. Языковой аспект миграционной политики Российской Федерации // Национально-этнические процессы в региональном политическом пространстве: сб. ст. по матер. Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. Саратов, 17-18 октября 2013 г. – Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2014. –  С. 210-215.

17. Леклерк А. Русское влияние в Евразии: Геополитическая история от становления государства до времён Путина. – М.: Альпина Паблишер, 2014. – 367 с.

18. Ленин В. И. О праве наций на самоопределение. Избранные произведения в 4 томах. Т. 1. – М.: Издательство политической литературы, 1986. – С. 520-566.

19. Образование в Республике Таджикистан. Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан, 2015. – 105 с.

20. Путин В. В. Россия: национальный вопрос // Независимая газета, 23 января 2012. URL: http://www.ng.ru/politics/2012-01-23/1_national.html (дата обращения 23.01.2012).

21. Сарабеков Ж. Армения и Евразийский экономический союз: больше вопросов, чем ответов? Институт мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента Республики Казахстан. – Астана, Алматы, 2015. – 48 с.

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся