Блог Ахмада Вахшитеха

Холодная война между Израилем и Исламской Республикой Иран и ее влияние на иранскую ядерную сделку

8 Ноября 2021
Распечатать

С момента Исламской революции в Иране прошло уже более 40 лет, и все это время отношения с Израилем были и остаются напряженными.

4890769.jpg

Источник: TACC

До революции иранский шах имел хорошие отношения с США и Израилем. Со своей стороны, Бен-Гурион на основе периферийной доктрины рассматривал Иран как важную составную часть коалиции неарабских ближневосточных государств, и отношения с Тегераном развивались как в политической и экономической сфере, так и в сфере военного сотрудничества, поскольку Иран не являлся частью арабского мира, с которым Израиль находился в состоянии войны.

С приходом к власти представителей Исламской Республики в Иране режим не только разорвал все связи с Израилем, но и заявил, что он не признает Израиль как государство. Весь следующий период развития Исламской республики все официальные лица, включая верховных лидеров, президентов, министров обороны и командования Корпуса стражей исламской революции, прямо подчеркивали необходимость уничтожения Израиля. Короткий период улучшения отношений между Ираном и Израилем наступил только в период ирано-иракской войны.

Не будет преувеличением сказать, что с избранием президентом Ирана Махмуда Ахмадинежада (летом 2005 г.), политика, близкого к фундаменталистскому политическому течению, близкого к верховному лидеру Исламской Республики, враждебность по отношению к Израилю стала еще более явной, и это нашло отражение в правительственных документах и заявлениях для СМИ. Так, президент Махмуд Ахмадинежад в своем первом выступлении на заседании Генеральной Ассамблеи ООН заявил, что Холокост был мифом, а не фактом.

Одновременно с ростом враждебности по отношению к Израилю, администрация Ахмадинежада решила нарушить двухлетнюю приостановку ядерной деятельности, и в итоге, «ядерное дело» Ирана было передано в Совет Безопасности ООН. Результатом такой односторонней внешней политики и амбиций Исламской Республики при Ахмадинежаде стало то, что Россия и Китай в конечном итоге не смогли развивать взаимодействие с Тегераном, и в период с 2006 по 2010 год в Совете Безопасности ООН было принято шесть резолюций против Исламской Республики Иран.

Резолюция 1929, принятая в июне 2010 года, оказалась, по мнению многих экспертов, самой жесткой резолюцией в истории Совета Безопасности, и она поставила Иран под действие главы VII и статьи 41 Устава ООН.

Внешняя политика, основанная на идеологии Исламской Республики, введение санкций против Ирана, девальвация, торговые проблемы с другими странами – все это напрямую повлияло на жизнь людей. В ходе президентских выборов 2013 года многие решили поддержать кандидата, который выступает против политики правительства, и в итоге Хасан Рухани был избран президентом под лозунгом диалога и переговоров с международным сообществом с целью снижения напряженности.

Переговоры начались 20 ноября 2013 года, и двадцать месяцев спустя, переговорная группа Ирана во главе с Джавадом Зарифом достигла в апреле 2015 года в Лозанне соглашения с постоянными членами Совета Безопасности ООН – Китаем, Францией, Россией, Великобританией и США, а также с Германией. И, наконец, 14 июля 2015 года было подписано Всеобъемлющее соглашение по ядерной программе Ирана с группой P5 + 1. (Совместный всеобъемлющий план действий).

Иранский народ был очень доволен этим Соглашением. В то же время фундаменталистское политическое течение, близкое к правительству и лидеру Исламской Республики, и КСИР Соглашение не устроило. В результате их недовольства и усилий, очень скоро начался процесс по нарушению Совместного всеобъемлющего плана действий. 9 марта 2016 года Стражи исламской революции испытали две баллистические ракеты дальностью 2 000 километров, и надписью на иврите: «Израиль должен быть стёрт с лица земли». Однако, учитывая, что ракетная база КСИР на иранской территории находится менее чем в 1100 километрах от Тель-Авива, а ракета с дальностью действия 2000 километров может достичь территории Израиля, надпись была излишня, цель и так была понятна.

Запуск ракет показал, что религиозная власть Исламской Республики Иран вопреки воле администрации президента Хасана Рухани и народа, предпринимает провокационные меры с целью разорвать Всеобъемлющее ядерное соглашение. Это побудило тогдашнего госсекретаря США Джона Керри обратиться к своему иранскому коллеге Джаваду Зарифу, чтобы выразить озабоченность.

Далее, экспансионистская политика Исламской Республики на Ближнем Востоке (в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене) и напряженность в отношениях с соседними арабскими странами, особенно Саудовской Аравией (вплоть до разрыва дипломатических отношений между Тегераном и Эр-Риядом из-за нападения на посольство Саудовской Аравии в Тегеране 2 января 2016 г.), и в то же время повторение заявления об «уничтожении Израиля» вместе с ракетными испытаниями побудили Дональда Трампа в июле 2017 г. предупредить Иран о необходимости выполнять свои обязательства по Совместному всеобъемлющему плану действий. По словам представителей госдепартамента США, Иран придерживается «текста» соглашения, но не его «духа». В отличие от трех европейских стран, Трамп заявил, что Соединенные Штаты выйдут из соглашения, если оно не будет пересмотрено.

В апреле 2018 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху объявил, что его страна получила новую информацию о военной ядерной программе Ирана, после этого 8 мая 2018 года Трамп, наконец, подписал указ о выходе из ядерной сделки с Ираном.

Важным моментом здесь является роль израильской службы безопасности, которая сумела получить из Ирана совершенно секретные документы и раскрыть секретный центр под названием «Шурабад» на окраине Тегерана. Это показывает, что Израиль обеспокоен продвижением Ирана к ядерной энергии с военной целью больше, чем какая-либо другая страна. В Тель-Авиве реально осознавали, что те баллистические ракеты, которые были представлены в Иране с дальностью действия две тысячи километров и на которых была надпись на иврите, что Израиль будет уничтожен, могли иметь и ядерную боеголовку, которая может представлять гораздо более серьезную угрозу для Израиля.

На современном этапе клуб ядерных стран расширяется. Ядерное оружие приобрели многие страны, в том числе Северная Корея и Пакистан, да и сам Израиль по официальным данным имеет 90 ядерных боеголовок, а по неподтвержденным данным – более 200. Но вопрос в том, почему все внимание сосредоточено на ядерной программе Ирана? Ответ ясен, потому что ни одна страна в международной системе не угрожает уничтожением другой страны. Но власти Исламской Республики на различных религиозных, политических и военных уровнях неоднократно и прямо заявляли об этой цели. Есть ли у них такая возможность и хотят ли они реально этого, конечно, дискуссионный вопрос. Говорить и делать – это разные понятия. В заявлениях из Тегерана много пропаганды и идеологии.

Но высказывания Тегерана были использованы Израилем как повод для привлечения внимания международного сообщества и реальных действий.

За последнее десятилетие по указанию Тель-Авива было убито нескольких иранских ученых-ядерщиков на улицах Тегерана. Также за последние два года, на иранских ядерных объектах был проведен ряд диверсионных операций. Иранские официальные лица прямо заявили, о том, что Израиль был виновником этих убийств и актов саботажа. Это еще раз стало причиной для ответной реакции Исламской Республики Иран. Однако эта реакция заключалась лишь в том, что в Тегеране постоянно сжигали израильский флаг по разным поводам и говорили о его разрушении. Но почему Тегеран никогда реально не ответил на эти действия Израиля? Есть два аспекта – первый возможная реакция мирового сообщества и полная изоляция Ирана, вторая – военно-технические возможности.

С приходом к власти нового президента США Дж. Байдена, американская администрация стремится к установлению баланс сил на Ближнем Востоке и дала зеленый свет ядерным переговорам с Ираном и возобновлению Соглашения 2015 года. Официальные лица Израиля открыто выражают заинтересованность, чтобы Москва и Вашингтон включили во всеобъемлющее соглашение механизм полного контроля и ядерного сдерживания Ирана, чтобы он не представлял угрозы.

Всего было проведено шесть раундов переговоров, и в июне 2021 в шестом раунде представитель России в международных организациях, базирующихся в Вене, российский дипломат Михаил Ульянов объявил, что договоренность с Ираном достигнута на 90 процентов и впереди нет трудностей. Однако смена администрации в Иране и приход к власти президента Эбрахима Раиси всё изменили. Президентские выборы 2021 года характеризовались тем, что консервативное правительство, близкое к Али Хаменеи и КСИР, взяло на себя лидерство на выборах. Многие кандидаты не были допущены к участию в выборах, и более половины подходящих кандидатов не участвовали в выборах согласно официальной статистике Исламской Республики Ирана. Также выборы отличались крайне низкой избирательной явкой. Все эти факторы обеспечили победу Раиси и усиление курса на конфронтацию с Израилем.

Первоначально новая администрация Раиси заявила о том, что переговоры по иранской ядерной программе начнутся в ближайшее время. Но прошло уже несколько месяцев, а переговорный процесс не получил своего развития.

Российский дипломат Михаил Ульянов даже уточнил у министра иностранных дел Ирана в своем Twitter, какое значение Иран вкладывает в понятие «ближайшее время»? При этом новый министр иностранных дел Ирана назвал отмену всех санкций предварительным условием переговоров. После переговоров в Вене Тегеран потребовал удаления США с переговоров и замену формата P5 + 1 на формат P4 + 1.

Тем временем Исламская Республика Иран продолжает нарушать свои обязательства по СВПД, и в отчете Агентства по атомной энергии показано, что запасы обогащенного урана в Иране в 16 раз превышают допустимый предел. По всей видимости, Иран пытается выиграть время для переговоров и увеличить свой ядерный потенциал до такой степени, что процесс будет носить необратимый характер, и в новых обстоятельствах Тегеран будет иметь более высокую позицию на переговорах с другими сторонами.

Если обобщить анализ сложившейся ситуации, то можно сделать следующие выводы:

1. Между Тегераном и Тель-Авивом развивается серьезная холодная война, и любой просчет может осложнить ситуацию.

2. Внешнеполитическая доктрина Израиля показывает, что у него есть важные стратегические партнеры, в том числе Россия и США, и что за последние два года он снизил эскалацию напряженности в отношениях с мусульманскими странами. С другой стороны, Исламская Республика Иран не имеет стратегических партнеров из-за своей внешней политики, основанной на идеологии и экспорте исламской революции, и ее единственное оружие – Хезболла в Ливане и связанные с КСИР военные группы в Ираке и Йемене. Тегеран также сталкивается с серьезной напряженностью в отношениях со своими соседями. После нагорно-карабахского кризиса, и особенно в течение последнего месяца, Иран вошел в серьезную напряженность отношений с Азербайджанской Республикой и Турцией. В Ираке он утратила прежние позиции и пока не смог серьезно снизить напряженность в отношениях с арабскими странами Персидского залива, включая Саудовскую Аравию.

3. Холодная война между Советским Союзом и США показала, что она может закончиться крахом одной из сторон в рамках этого противостояния. Непонимание и разрыв между правительством и нацией в Иране увеличился после общенациональных протестов в ноябре 2019 года и неучастия более пятидесяти процентов людей в парламентских и президентских выборах (согласно официальной статистике Исламской Республики Иран, а в реальности – еще большей цифры). Народ начал выступать против идеологических лозунгов Исламской Республики Иран, включая уничтожение Израиля, и даже официально заявлять о своей оппозиции военно-ядерным амбициям Ирана, потому что стоимость данных программ оплачивается непосредственно со счетов людей, и они сталкиваются со все более серьезным экономическими проблемами.

4. Согласно теории оборонительного реализма, политические единицы (государства) в международной системе объединяются против государств, из которых исходит наибольшая угроза, потому что они хотят получить силу других игроков для сдерживания этой угрозы. В последние месяцы Израиль упорно трудился, чтобы привлечь внимание к иранской угрозе со стороны России и США, чтобы сформировать совместный альянс для сдерживания Ирана. Наконец, в прошлую субботу три европейские страны и Соединенные Штаты выступили с совместным заявлением, в котором заявили, что ядерное поведение Ирана не имеет оправдания.

Приведенные выше выводы показывают, что если Исламская Республика Иран не хочет вести конструктивные и прямые переговоры со всеми сторонами, включая Соединенные Штаты, а стремится потратить время на продвижение своих амбиций, то это может вновь привести к использованию седьмой главы Устава ООН против Ирана. Также следует отметить, что если бы Тегеран не имел лозунга уничтожения государства-члена Организации Объединенных Наций (Израиля) и не вступил в холодную войну с Тель-Авивом, то он мог избрать более эффективный путь игры с ненулевой суммой, исходя из своих интересов.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся