Блог Адила Чагры

Война в Нагорном Карабахе и российско-турецкие отношения

9 Декабря 2020
Распечатать

Достигнутое 10 ноября при посредничестве России перемирие между Азербайджаном и Арменией положило конец 45-дневным столкновениям, продолжавшимся с 27 сентября. В результате был разрушен 25-летний статус-кво в Нагорном Карабахе и семи прилегающих районах. Азербайджан при этом сделал важный шаг к обеспечению своей территориальной целостности, являющейся незаменимым элементом суверенного государства в международных отношениях.

putin_erdogan_2_.jpg

Михаил Клементьев / REUTERS

Важно разобраться, как Нагорно-Карабахский конфликт повлияет на российско-турецкие отношения, имеющие большое значение для обеих сторон. Стоит также отметить, что, несмотря на существующие разногласия по урегулированию в Нагорном Карабахе, обеим сторонам удалось избежать отрицательного влияния конфликта на двусторонние отношения. Благополучный исход стал возможен благодаря существующим между Россией и Турцией механизмам сотрудничества в конфликтных ситуациях вроде сирийского и ливийского кризисов, где интересы сторон разнятся и существует риск российско-турецкого военного столкновения. В случае с Нагорным Карабахом следует подчеркнуть, что Турция не была непосредственно включена в процесс урегулирования, в то время как Россия играла более активную роль в прекращении конфликта. Такое положение дел обусловлено, прежде всего, тем, что регион, в котором возник конфликт, находится в зоне влияния России. Соответственно, возникает необходимость сдерживания Турции на Кавказе.

С началом военных столкновений 27 сентября, помимо самого конфликта, международное сообщество интересовали позиции региональных (России и Турции) и внерегиональных (США и Франции) игроков. Второй по важности вопрос состоял в том, приведет ли этот конфликт к обострению российско-турецких отношений, как это было в Сирии, и может ли обострение отношений перейти в региональную войну.

Для того, чтобы привлечь внимание мировой общественности, в том числе российской, правительство Армении заявило об активном участии Турции в войне и ее содействии в транспортировке джихадистов из Сирии. Переключив таким образом внимание с конфликта с Азербайджаном на борьбу с Турцией, Армения попыталась воспользоваться сформировавшейся на Западе антитурецкой атмосферой. Недоброжелательное отношение западных стран связано с проблемой Восточного Средиземноморья, где США и страны Европейского Союза принимают сторону Греции.

Но все же главной задачей Армении было привлечение внимания России. Здесь вопрос заключается в том, в какой степени Москва может позволить Анкаре усилить свое влияние у российских границ. Таким образом, все силы публичной дипломатии Армении были направлены на развязывание противоречий между Россией и Турцией. При этом в отношении Израиля, который тоже активно оказывал военную помощь Азербайджану, такой информационной кампании не проводилось.

45-дневный Нагорно-Карабахский конфликт стал новым испытанием для российско-турецких отношений. Не секрет, что противоречий в российско-турецких отношениях больше, чем сфер сотрудничества. Как упомянул в своем интервью президент России В. В. Путин, интересы и позиции далеко не всегда и не во всём совпадают, более того, они иногда диаметрально противоположны. Однако вступившая в силу вместе с планом действий по сотрудничеству в Евразии в 2001 новая стратегия двухсторонних отношений была построена на идее возможности нахождения почвы для сотрудничества, несмотря на существующий по множеству вопросов конфликт интересов и мнений. В соответствии с этой стратегией, определяемой как стратегия «компартментализации», была разработана модель сотрудничества, в которой политические разногласия отодвигаются на второй план, а экономическое и энергетическое сотрудничество выходит на первый. Эта модель успешно реализовывалась вплоть до большого разрыва после случая со сбитым самолетом в 2015 году. На смену ей пришла новая модель, в основе которой лежит создание открытых диалоговых каналов в условиях кризиса на уровне президента и ведомств. В отличие от предыдущей, данная модель фокусируется именно на политических разногласиях. Эффективность данной модели является весьма дискуссионным вопросом, но она помогла избежать разрыва и не встать на грань вооруженного столкновения в ходе конфликта в Сирии. В вышеупомянутом интервью В.В. Путин также отметил, что, у России и Турции имеется хороший опыт взаимодействия на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии, несмотря на кардинально разные интересы. В этих условиях Нагорно-Карабахский конфликт стал своеобразным испытанием стойкости и эффективности запущенной в Астане и продолжающей работать в Идлибе модели двухстороннего взаимодействия.

В последние годы многие кризисы были решены посредством «телефонной дипломатии». Когда начался Нагорно-Карабахский конфликт, Р. Эрдоган и В. Путин долгое время не проводили телефонных переговоров, что являлось показателем напряженности в отношениях. Кроме того, в российских СМИ муссировалась информация о джихадистах из Сирии, которые были переброшены в зону конфликта. Подобные мысли высказывались и высокопоставленными российскими чиновниками. Многие эксперты оценивали сложившуюся ситуацию как очередной кризис в отношениях между Россией и Турцией. Однако проведенные вскоре телефонные переговоры способствовали восстановлению межведомственных диалоговых каналов, а также нераспространению конфликта на территорию Армении. В противном случае был бы запущен механизм ОДКБ и России пришлось бы выполнять союзнические обязательства по договору. Таким образом, очаг напряженности был снят.

Что будет дальше?

Подписанное сторонами при посредничестве России 10 ноября перемирие создало новый статус-кво в регионе, однако на данный момент перемирие достаточно хрупкое. Несомненно, развертывание российских миротворческих сил в зоне конфликта в краткосрочной перспективе прекратит кровавые столкновения, но пока неясно, насколько устойчивым будет перемирие. Для понимания ситуации в долгосрочной перспективе необходимо обратить внимание на позицию как России, так и Турции.

Россия заинтересована в стабильности и в регионе, и в своей стране, поэтому такие конфликты как Нагорно-Карабахский, который может привести к нарушению порядка внутри самой России, требуют незамедлительного урегулирования. В России проживает немалое количество армян и азербайджанцев, столкновения между которыми усиливаются на фоне обостряющейся ситуации в Нагорном Карабахе. При этом, как показывает опыт действий России в постсоветском пространстве, она не торопится положить конец конфликтам, а откладывает решение вопроса на долгосрочную перспективу. Таким образом возникают так называемые «замороженные конфликты». Соответственно Россия не только на некоторое время урегулирует кризис, но и приобретает рычаги давления над этими странами. Поэтому уже достигнутое перемирие и как следствие ново созданный статус-кво в Нагорном Карабахе является оптимальным для России исходом.

Однако существует несколько причин, по которым Россия заинтересована в окончательном решении конфликта. Во-первых, многократно повторяющиеся конфликтные ситуации могут превратить регион в один из очагов нестабильности. Во-вторых, необходимость воспрепятствовать ситуациям, которые могли бы облегчить приход внерегиональных акторов (США и Франции) в регион.

Россия обладает достаточно крепкими позициями в регионе. Она способна оказывать влияние на конфликтующие стороны, имеет гармоничные отношения с Турцией на уровне лидеров, что важно в условиях стратегического партнерства Азербайджана и Турции. Общей стабильности также способствует восстановление контроля Азербайджана над оккупированными территориями, наличие которых на протяжении многих лет мешало решению вопроса.

С точки зрения Анкары, наличие тесных политических, экономических, гуманитарных связей с Азербайджаном дают Турции право участвовать в урегулировании конфликта. Кроме того, Нагорный Карабах – это не обычный вопрос во внешней политике, а вопрос, который может привести к последствиям, влияющим как на внутренний, так и на региональный баланс. Во-первых, возвращение оккупированных территорий под контроль Азербайджана и изменение баланса сил в его пользу отвечают интересам Турции, так как Азербайджан для Турции традиционно является стратегическим партнером. Во-вторых, обеспечение территориальной целостности Азербайджана (проблема, из-за которой Турция разорвала дипломатические отношения с Арменией, а затем и протоколы 2009 года) укрепило позицию Турции в отношениях с Арменией. Кроме того, мирное урегулирование в Нагорном Карабахе открывает возможность развития отношений не только между Арменией и Азербайджаном, но и между Турцией и Арменией. Некоторые считают этот сценарий очень оптимистичным, на самом предпосылки улучшения армяно-турецких отношений сложились еще в 2009 году. На этот раз положительные результаты могут быть получены путем исправления предыдущих ошибок и активного участия гражданского общества в прозрачном и плюралистическом проведении процесса. Если сторонам удастся организовать конструктивный диалог, не вдаваясь в популизм, в будущем развитие экономических, гуманитарных и политических отношений между Арменией и Турцией станет важным началом для обеспечения стабильности в регионе.

Подводя итоги, сотрудничество России и Турции, двух наиболее влиятельных акторов в регионе, может в конечном итоге решить конфликт. Но если Москва и Анкара будут стремиться максимизировать свои односторонние выгоды, а не идти на сотрудничество, в долгосрочной перспективе следует ожидать не только осложнения ситуации в регионе, но ухудшения двухсторонних отношений.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся