Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

КНДР не отступится. Во всяком случае, так легко

24 Марта 2019
Распечатать
Мария Нефёдова, студентка 1 курса магистратуры факультета Международных отношений МГИМО по программе Внешняя политика и дипломатия России
Прошёл год с даты публикации сценариев развития ситуации вокруг ядерной программы КНДР. [1] Многое успело произойти за этот период: начались переговоры между Северной и Южной Кореями в январе 2018, КНДР объявила о прекращении ядерных испытаний и о закрытии полигона в Пхунгери (20 апреля 2018), состоялось даже два саммита США-КНДР: 12 июня 2018 в Сингапуре и 27-28 февраля в Ханое. И вот по следам недавнего саммита на северокорейском полигоне Сохэ (который власти КНДР обещали демонтировать) уже ведутся восстановительные работы. [2]
Так что же случилось? Почему КНДР ведёт себя столь непоследовательно?
Прежде всего, то, что КНДР одним росчерком пера откажется от своей ядерной программы, которая гарантирует ей и безопасность, и политический вес, и в которую было вложено столь огромное количество средств и ресурсов, с самого начала представлялось крайне маловероятным. Поэтому ещё само заявление апреля 2018 года вызвало у всего мирового сообщества удивление. Однако уже сейчас можно сказать, что, скорее всего, это был лишь хороший политический ход со стороны КНДР, который позволил ослабить напряжённость создавшегося вокруг неё «панического поля» и вести переговоры как с Южным соседом, так и с Соединёнными Штатами. Страна смогла получить информацию о том, что ей могут предложить, и, может быть, действительно согласилась бы отказаться от ядерной программы за хорошую плату.
А оказалось, что особо-то ничего ей и не предлагалось. США настаивают на полной денуклеаризации до того, как пойдут на какие-либо уступки со своей стороны, которые даже в принципе выглядят неравнозначными: в обмен на несколько десятков тонн бомб им предлагается получить несколько граммов бумаги, в которой будет сказано об отмене санкций (причём частичной). Игра в поддавки совсем не в стиле Ким Чен Ына и шутить он не намерен. Тем более, что ядерной программой фактически погрузил страну в глубокий финансовый кризис. Ему требовалась возможность выгодно «продать» свою программу, чтобы обеспечить дальнейшее развитие страны. И если с Южной Кореей наметилось и взаимопонимание, и продвижение вперёд, то в случае с США, наоборот, ситуация зашла в тупик.
12 июля 2018 года на первом в истории саммите США–КНДР в Сингапуре лидеры двух стран Трамп и Ким Чен Ын провели продуктивную встречу, сделали совместное заявление, в котором говорилось о том, что Пхеньян соглашается на полное ядерное разоружение полуострова, а Вашингтон готов предоставить гарантии безопасности.
Уже в конце июля КНДР начинает демонтаж объектов на испытательном полигоне Сохэ, что бесспорно говорит о решимости страны идти вперёд в переговорах с США. При всём при этом в конце августа Северная Корея приостановила демонтаж объектов на космодроме Сохэ, где проходили испытания межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-15». Все ожидали, что второй саммит внесёт большую определённость в дальнейший план действий КНДР, позволит сгладить возникшую напряжённость между обеими странами.
Первые итоги саммита тогда высоко оценили в НАТО, ЕС, Китае, Южной Корее, Японии и ряде стран Европы. В России на официальном и экспертном уровнях к ним отнеслись по-разному: если в правительстве России в целом положительно оценили происшедшее, то целый ряд экспертов скептически оценил эти итоги, отметив расплывчатость достигнутых на встрече Дональда Трампа и Ким Чен Ына соглашений.
В документе, подписанном в завершение исторического саммита лидеров двух стран в Сингапуре, однако, отмечалось, что Ким Чен Ын «подтвердил свою твёрдую и непоколебимую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова». Но в подписанном документе были сформулированы лишь намерения сторон, причем в самом общем виде - и никакой конкретики. В частности, в документах, обнародованных в Сингапуре, не было ни стова о подписании мирного договора между Северной и Южной Кореей, а также о снятии санкций с Пхеньяна. Тем не менее, это был лишь первый шаг, и потому он всё же был ценным. К слову, ещё одним результатом стало то, что США удалось взять инициативу в свои руки и отстранить от дел Россию и Китай.
Второй этап переговоров состоялся в отеле Sofitel Legend Metropole в Ханое 27–28 февраля. По завершении второго саммита США — КНДР стороны не стали подписывать итоговый документ, более того, оба лидера досрочно покинули саммит, отменив при этом и совместный обед. Главная, на наш взгляд, причина неудачи состоит в том, что ожидания от саммита у них были разные. Американская администрация в канун саммита сообщила, что основная цель Дональда Трампа на этой встрече заключается в том, чтобы добиться полной денуклеаризации Северной Кореи[3]. Госсекретарь Майкл Помпео отметил, что без отказа от ядерного оружия ни о каком ослаблении санкционного режима не может быть и речи, а на компромиссы в этом вопросе США не пойдут[4]. Ким Чен Ын же заявил, что Трамп проявил мужество, приняв участие в этом саммите. Казалось, что он уверен в положительном итоге предстоящей встречи. Но ведь Ким, скорее всего, ожидал, что ему предложат какие-то компенсационные условия за его ядерный арсенал и уж совсем, видимо, не предвидел, что получит, образно говоря, лишь улыбку Трампа. Северокорейский лидер неизменно подтверждал свою готовность пойти на денуклеаризацию – вряд ли бы он стал так блефовать.
Поэтому объяснение «не сошлись в цене» представляется куда более логичным. Информационное агентство ТАСС[5], со ссылкой на источник в местных дипломатических кругах, писал о том, что США и КНДР в ходе переговоров согласовали по крайней мере три пункта совместного документа, который должен был получить название «Ханойская декларация». В подписанном документе должно было появиться определение понятия «денуклеаризация», предполагалось наметить дальнейшие шаги обеих сторон для её осуществления, а также прописать задачи и вопросы для дальнейшего обсуждения. Таким образом, мы видим, что насчёт чего-то существенного договориться им на тот момент не удалось, несмотря на хорошее и многообещающее начало. Дональд Трамп и Ким Чен Ын, правда, заявили, что Вашингтон и Пхеньян выступают за обоюдное открытие представительств своих государств в США и КНДР. Но это вряд ли кого-либо может обмануть… Просто и тому, и другому необходимо было привезти с собой хоть какие-то результаты от столь ожидаемой встречи. Что предлагали обе стороны?
Особый интерес в связи с данным вопросом вызывает то, что обе стороны дают разную информацию касательно того, какие условия они предлагали друг другу. Изначально, ещё до саммита, США заявляли о необходимости полной денуклеаризации Северной Кореи до того, как они пойдут на какие-либо уступки со своей стороны, как-то снятие санкций и ряд других шагов. Ким Чен Ын же выражал свою готовность к ядерному разоружению в обмен на, помимо прочего, гарантии сохранения политической системы[6]. В ходе пресс-конференции по итогам встречи Дональд Трамп сообщил, что КНДР выразила желание добиться снятия всех санкций в обмен на демонтаж ядерного объекта в Йонбёне, однако США на это не пошли[7], поскольку, согласно Трампу, такая сделка принесла бы выгоду лишь Северной Корее. Он также подчеркнул, что решение о неподписании конкретных договорённостей с КНДР по итогам саммита не было исключительно его инициативой, но несмотря на то, что сам текст соглашения был уже готов, стороны от него отказались. Пока оба лидера не договаривались о проведении следующей встречи (что тоже говорит о многом). При этом Трамп подчеркнул, что США и КНДР провели очень продуктивный саммит. Американский лидер добавил, что встреча завершилась на позитивной ноте, несмотря на расхождения в позициях. «Разногласия с КНДР касались не снятия санкций, Пхеньян не пошёл на уступки в другой сфере», — уточнил американский лидер[8]. В какой именно сфере – пока остаётся загадкой.
Трамп обратил внимание, что в ходе саммита ему удалось добиться прекращения ядерных испытаний и пусков межконтинентальных баллистических ракет КНДР. Проводиться они, уверил глава Белого дома, больше не будут. (Хотя восстановление полигона Сохэ говорит об обратном.) Однако на экстренном ночном брифинге (с 28 февраля на 1 марта) глава МИД КНДР Ли Ён Хо заявил журналистам, что КНДР на переговорах предложила лишь частичную отмену санкций, а не полную, как ранее утверждал президент Трамп. По его словам, Пхеньян обещал предоставить письменные гарантии о прекращении ракетных и ядерных испытаний, а также о полной ликвидации ядерных объектов в Йонбёне взамен на отмену той части санкций, которая ставит под удар гражданский сектор экономики КНДР и ухудшает качество жизни простых людей[9].
Ли Ён Хо подчеркнул, что КНДР не отступится от своей позиции, даже если Вашингтон предложит провести ещё один саммит. Но при всём при этом Северная Корея выражает готовность, несмотря на активность в Сохэ, к ядерному разоружению и продолжению переговоров с США[10]. По словам президента США, Ким Чен Ын пообещал не проводить ядерных и ракетных испытаний. При этом Трамп сообщил, что США будут вскоре проводить инспекции ядерных объектов КНДР. Нашу оценку итогов саммита прекрасно отражает мнение The Washington Post, приведённое в публикации ТАСС[11]: «Не стоит заблуждаться, провал саммита США—КНДР в Ханое — это победа Ким Чен Ына. Обеспечив продолжение переговорного процесса, не сделав ничего для денуклеаризации, Ким Чен Ын может и дальше развивать свой ядерный потенциал, извлекать выгоду из постоянно разрушающегося санкционного режима и наслаждаться статусом нового уважаемого члена международного сообщества». Вряд ли это было спланировано Ким Чен Ыном заранее. Он лишь старался действовать как можно рациональнее. Ким не сумел заключить выгодную сделку, а связывать себе руки заведомо невыгодным соглашением - всё равно, что подписать себе политический смертный приговор.
Трамп же ведёт себя как настоящий бизнесмен: никоим образом не показывает, что всё прошло, мягко выражаясь, очень плохо и с улыбкой сообщает, что переговоры будут продолжены. Жаль, что в политике такая игра не приносит выигрыша, потому что твои карты уже заранее известны всему миру.
Почему переговоры провалились?
На наш взгляд, главной тому причиной стало отсутствие гибкости в позиции Трампа, даже в некоторой степени его излишняя уверенность в своём превосходстве и в наличии преимущества именно у себя. Как накануне саммита, так и в ходе беседы Американская сторона неизменно настаивала на том, что денуклеаризация Северной Кореи обязательная, непременная и основополагающая, а вот про снятие санкций она высказывалась куда более туманно, предпочитая вернуться к обсуждению этого вопроса после выполнения первого пункта КНДР. Естественно, это не могло вызвать симпатии и желание идти на уступки со своей стороны у Ким Чен Ына.
Также свою роль сыграл и пресловутый фактор личности. Оба лидера бывают довольно непредсказуемыми, а тем более, учитывая внутреннюю ситуацию в США, когда Трамп постоянно находится в напряжении. Так, одновременно с саммитом проходило расследование и публичное слушание в Конгрессе его бывшего адвоката Майкла Коэна, и вследствие этого Трамп обладал гораздо меньшим пространством для внешнеполитического маневра, чем раньше. Он и сам признал, что ему это сильно мешало[12]. США также не пошли на поэтапный отказ от ядерного оружия[13] и отвергли возможность поэтапного заключения соглашения с установлением дипломатических отношений, замораживанием или сокращением ядерного оружия КНДР поддающимся проверке способом и ослаблением санкций США и Южной Кореи. По информации некоторых источников, Ким, возможно, рассматривал возможность создания в Пхеньяне своего рода офиса связи с США для поддержания постоянных контактов между правительствами двух стран[14].
Северокорейцы считают, что после первого саммита в Сингапуре они со своей стороны предприняли необходимые шаги по укреплению доверия, достаточные для прекращения санкций, и потому всё время шагать левой ногой при полной парализации правой они не могут. В то же время, следует признать, что несмотря на явный провал саммита в Ханое и, следовательно, торможение переговорного процесса между КНДР и США, ситуация не катастрофическая, поскольку оба лидера готовы продолжать переговоры. Понятно, что за один раз такую серьёзную проблему устранить невозможно, и, наверное, не следовало ожидать обратного. С учётом вышеизложенного, нам представляется, что восстановление полигона Сохэ – лишь сигнал Соединённым Штатам, что без уступок с их стороны прогресса на переговорах ожидать не стоит.
Необходимо больше времени, доверия, взаимных уступок, и тогда подписание соглашения и достижение целей обеих сторон станет уже не звездой на горизонте, а солнечным лучом, освещающим путь дальнейшего двустороннего сотрудничества обеих стран. Что в данном случае стоит делать России? Безусловно, России следует воспользоваться сложившейся ситуацией для того, чтобы подтвердить свой статус великой державы, а также попытаться защитить собственные интересы в данном регионе. И, к слову, времени наша страна зря не теряла: 4 марта было объявлено об активной подготовке предстоящего визита Ким Чен Ына в Москву[15]. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков также подчеркнул, что стороны поддерживают постоянные контакты по дипломатическим каналам и готовятся к данному визиту. В связи с этим следует упомянуть, что о визите верховного лидера сообщалось ещё в конце 2018 года,[16] и впоследствии спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко по итогам её официального визита в Пхеньян подтвердила эту информацию.[17]
И вот уже 16 марта делегация Совета Федерации прибыла в КНДР[18] для проведения переговоров с 16 по 21 марта с министрами Северной Кореи и заместителем председателя ЦК Трудовой партии Ли Су Ёном. Эти встречи направлены на развитие диалога с дружественной России страной, расположенной в стратегически важном для России регионе. Поэтому, скорее всего, представители нашей страны попытаются обсудить и сложившуюся обстановку вокруг ядерной программы КНДР, как и иные вопросы двусторонних отношений и международной политики этих государств.

Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся